Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Закрытое чтиво: Список не переживших кризис печатных изданий

Ничего личного

О причинах закрытия печатных медиа

В первый рабочий день года в прессу просочилась информация о том, что издательский дом «Коммерсантъ» намерен отказаться от бумажных версий еженедельников «Власть» и «Деньги». Это вызвало большой резонанс в профессиональной среде, породив дискуссию о том, почему так происходит. «Лента.ру» попыталась разобраться в причинах, вынуждающих собственников СМИ избавляться от печатных изданий.

Плач Ярославен

Сразу же после того как общественность узнала о решении собственников «Коммерсанта» закрыть бумажные версии некогда популярных «Денег» и «Власти», по социальным сетям прокатилась волна переживаний причастных к их созданию журналистов, а некоторые СМИ опубликовали воспоминания о былых временах бывшего генерального директора ИД «Коммерсантъ» Демьяна Кудрявцева (в настоящее время владелец газет «Ведомости» и The Moscow Times). Журналисты винили во всем в первую очередь акционеров, не сумевших должным образом монетизировать высокий потенциал редакционного коллектива.

И хотя в случае с «Коммерсантом» накал страстей все же несколько ниже, чем в схожей прошлогодней ситуации с роспуском объединенной редакции РБК (видимо потому, что коллектив пока работу не потерял), многочисленные комментаторы пытаются представить произошедшее как одну из величайших потерь медиарынка. Безусловно, без «Власти» и «Денег» газетные прилавки будут выглядеть иначе. Но так было и после ухода с рынка печатной версии американского Newsweek (между прочим — в свое время второго по тиражу еженедельника США). Из-за убыточности владевшая им Washington Post в 2010 году продала журнал предпринимателю Сидни Харману, согласившемуся взять на себя долги Newsweek. И уже через несколько месяцев журнал был объединен с онлайн-газетой Daily Beast. Надо сказать, что реакция на это была довольно сдержанной. На Западе пишущие о бизнесе журналисты, по всей видимости, лучше понимают, что при возникновении дилеммы, что сохранить — бизнес или красоту творчества, акционеры принимают решения в пользу бизнеса. То есть собственного кошелька, что, в общем-то, логично в капиталистическом обществе.

Но означает ли это, что меняется информационное поле? Или трансформируется лишь сам медиабизнес как система передачи информации от ньюсмейкеров аудитории?

Консервативные новаторы

По результатам 2015 года (данных за 2016-й пока нет) Роспечать констатировала, что розничные продажи бумажных изданий упали на 2,3 процента, а тиражи просели и вовсе на 15 процентов. Рынок неуклонно падает с 2013 года. По мнению экспертов Ассоциации распространителей печатной продукции, это связано в первую очередь с тем, что если раньше потребители в среднем покупали по пять изданий, то теперь выбирают одно-два. Кроме того, сократилось количество газетных киосков: за пять лет с 42 тысяч до 27 тысяч.

Этот тренд в развитых странах возник значительно раньше — еще в начале нулевых (против тренда движутся Африка, Ближний Восток и Азия, то есть регионы с малообеспеченным населением). И связан он в первую очередь с массовым распространением интернета, смартфонов и экспансией социальных сетей. В 2008 году эксперты Всемирной газетной ассоциация (World Association of Newspapers) прогнозировали, что к 2020 году в бумажном виде останется лишь 20 процентов из существовавших тогда печатных СМИ.

Российский рынок медиа коррелировал скорее с развивающимися (или не очень развитыми) странами, чем с США и Европой. СМИ, в том числе и деловые, переживали рекламный расцвет: рынок на пике, газеты и журналы ломятся от рекламы. Деловые медиахолдинги вкладывались в общественно-политические и культурные проекты. В частности, «Эксперт» запустил журнал «Русский репортер». Рекламодатели доверяли «печатке» и пока недооценивали интернет, а сетевые деятели не понимали, как монетизировать интернет-контент.

Уже упомянутый Демьян Кудрявцев, приехавший из Израиля в конце 90-х и практически сразу же оказавшийся в поле зрения небезызвестного Бориса Березовского, начинал как раз с интернет-проектов (в частности, интернет-провайдера Cityline). Но с подачи своего влиятельного (на тот момент) патрона переключился на более «консервативные» медиапроекты — ОРТ, ТВ-6, «Коммерсантъ», «Наше радио». А став в 2005 году генеральным директором ИД «Коммерсантъ», и вовсе ушел в печатное направление. С помпой было запущено издание Citizen K, развивались журналы «Огонек», «Деньги», «Власть», «Автопилот», Weekend, «Наука», «Молоток», из приложения к «Деньгам» в самостоятельное издание отпочковался бумажный вариант журнала «Секрет фирмы».

Аналогичные процессы шли в Sanoma Independent Media (SIM — бывший владелец газеты «Ведомости»), РБК. Так, в 2005 году SIM запускает деловой еженедельник SmartMoney, поскольку газета «Ведомости» просто не способна вместить всю рекламу. А РБК в то же время открывает бумажную газету РБК-Daily.

Начало конца

Конечно, от развития интернет-направления во второй половине нулевых крупные СМИ не отказывались. Однако это носило скорее факультативный характер (за исключением РБК, где развитие интернет-бизнеса изначально было мейнстримом). Например, платный с момента создания сайт «Коммерсанта» при Кудрявцеве постепенно становится более доступным для аудитории и начинает продавать рекламу.

Однако доход быстро съедается печатными СМИ, развивающимися значительно быстрее. К 2008 году они превращаются в бремя практически для всех медиахолдингов. Громко стартовавший Citizen K за пять лет не вышел на окупаемость — проект закрывают. После ухода Кудрявцева «Коммерсантъ» избавляется также от «Молотка», «Науки», «Секрета фирмы». От бумажной версии газеты «Коммерсантъ» решили пока не отказываться. Печатная пресса все еще привлекательна для рекламодателей, хотя в условиях финансового кризиса компании намного осмотрительнее расходуют рекламные бюджеты, и узконаправленные бизнес-медиа первыми страдают от сокращения доходов.

В 2008-2009 годах с рынка уходит множество бумажных изданий, в том числе амбициозный журнальный проект SmartMoney. Иссякает золотая жила рекламных доходов для печатных СМИ, и в первую очередь — для изданий экономической направленности. Затраты же на содержание «уникальных журналистских коллективов» не уменьшаются.

Главная проблема всех деловых СМИ — относительно небольшая аудитория, которую непросто монетизировать за счет рекламных продаж. Например, за последние два года среднесуточная аудитория сайта «Ведомостей» Кудрявцева колебалась от 136 тысяч до 362 тысяч посетителей (данные Liveinternet). Для сравнения: самым провальным днем для «Российской газеты» за тот же период было 15 августа 2015 года — тогда сайт издания посетили 660 тысяч человек.

Аудитория «Коммерсанта» несколько шире, но также не дотягивает до показателей лидеров сегмента — среднесуточное количество посетителей всех ресурсов издательского дома в 2016 году колебалось в диапазоне от 470 тысяч до 670 тысяч. Тем не менее интернет-сегмент в прошлом году принес холдингу около миллиарда рублей, это треть всей выручки ИД. Правда, стоит отметить, что 500 миллионов рублей дала подписка на электронную базу «Картотека».

Аудитория РБК выше, чем у коллег, за счет материалов сегмента general news, однако, как сообщил «Ленте.ру» близкий к холдингу Прохорова источник, около 20-30 процентов трафика ресурса покупается у партнеров. При этом, если проанализировать последний доступный финансовый отчет холдинга за первое полугодие 2016 года, становится понятно, что получить совокупный доход компания смогла лишь за счет резкого роста показателя «прибыль от курсовых разниц» — то есть не совсем от профильной деятельности.

Куда бежать

Поэтому многие деловые издания размышляют, как зарабатывать исключительно на читателях. Оглядываясь на международный опыт, некоторые вводят плату за доступ к материалам на сайтах — paywall. Логика такова: состоятельная аудитория способна оплатить доступ к незаменимой для них аналитике. Тем более перед глазами стоит успешный опыт The Wall Street Journal, The Financial Times и других западных СМИ (кстати, в основном американских — в Европе подписная модель развивается значительно хуже).

Однако полностью на paywall никто не перешел. Страна переживает очередной кризис, покупательская способность россиян снизилась, значит, рассчитывать только на подписчиков невозможно. И деловая пресса угодила в западню. Ставка на печатную версию себя не оправдала, в то же время переходить исключительно на онлайн рискованно, поскольку это означает глобальную перестройку бизнес-модели в условиях кризиса и очень большой конкуренции на уже поделенном интернет-рынке. Поэтому, желая сократить расходы, крупные медиахолдинги и пускают под нож бумажные издания. Только бизнес, ничего личного.

Закрытое чтиво: Список не переживших кризис печатных изданий

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Фото Жанары Каримовой

Кризис вслед за бизнес-сектором неизбежно затронул и медийный рынок, в частности сегмент печатных изданий. Вопреки ожиданиям, это пока не привело к уходу с рынка старых игроков, напротив появилось сразу несколько новых. Vласть поговорила с владельцами и редакторами изданий и экспертами в рекламе о том, как переживет кризис рынок глянца.

По оценке TNS Gallup, за последние 8 лет наилучшим периодом для него стал IV квартал 2008 года, когда суммарная площадь размещенной рекламы составила более 2 млн. кв. см. С этого же момента объем размещений пошел на спад. Пиком сжатия рынка стал I квартал 2015 года, когда общее состояние экономики страны начало ухудшаться, что отразилось и на объеме рекламных материалов, который сократился до 649,2 тыс. кв. см.

Тем не менее, сложившаяся ситуация не изменила планы инвесторов по открытию новых проектов, преимущественно в глянцевом сегменте. В 2014-2015 году на казахстанских прилавках появилось немало новых имен: SNC, Elle, Marie Claire и L’Officiel . Кроме того, произошло несколько существенных изменений – издательство Partners Media Group получило лицензии на издание в Казахстане журналов Cosmopolitan и Домашний очаг, которые ранее издавал холдинг MediaLink.

Активность инвесторов, главный редактор SNC Kazakhstan Мадина Аманова, объясняет появлением большого числа новых рекламодателей. «Начиная с 2012 года, на казахстанский рынок зашли крупные модные бренды — это и те, что сегодня находятся в Esentai Mall, и многие другие, — поясняет она. — Следовательно, изданий стало больше, рекламных бюджетов на всех, конечно же, не хватает. Новые игроки пока выживают за счет первоначальных инвестиций».

Впрочем, изданиям и без этого будет достаточно тяжело в первый год своей работы. «Все, что происходит сейчас, указывает на серьезный кризис на рынке, который длится не последние полгода, а дольше», — рассказала Vласти Майя Акишева, бывший главный редактор журнала Cosmopolitan Казахстан. Она привела аналогичную TNS Gallup оценку, согласно которой нынешнее количество рекламных полос во франшизных глянцевых журналах существенно ниже, чем в 2008 году.

В целом Акишева считает, что сегодня рынок глянца переполнен. Новые издания, по её мнению, ориентированы примерно на одну и ту же целевую аудиторию и рекламодателей. «Большинству нет еще и года. Говорить об их выживании и успешности рано. Думаю, пока не стоит говорить даже об их самоокупаемости», — уверена она.

«Я бы не сказал, что сейчас рынок печатных изданий переживает наихудший период. Правильнее было бы назвать его текущее состояние стагнацией. Но глянец, ориентированный на премиальную аудиторию, на мой взгляд, чувствует себя чуть лучше, чем газеты», — говорит Виктор Елисеев, руководитель группы коммуникационных агентств Dentsu Aegis Network Kazakhstan. Он согласен с тем, что самым проблемным периодом для рынка в этом году стал I квартал, когда объем размещений рекламы, по его оценкам, упал на 20%.

По мнению Елисеева, сокращение было спровоцировано тремя причинами: девальвационными фобиями, отсрочкой рекламных тендеров (их проведение было перенесено на весну и лето, а некоторые затянулись и до сегодняшнего дня), и изменением потребительского спроса по ряду категорий, например, в сегментах банковских услуг, бытовой техники и т. д. К концу этого года он ожидает минусовой динамики и 5%-ного спада объема рекламы в сравнении с 2014 годом.

Читайте также:  Как сделать мужа богатым

Ослабление рынка может быть связано и с общим снижением интереса рекламодателей к печатной прессе, говорит Светлана Маликова, менеджер рекламного агентства Initiative Media. «Действительно, на рынке сейчас заметен спад, рекламные бюджеты уменьшаются. Кроме того, какие-то компании совсем отказываются от размещения в печатном глянце, или же переходят от него к деловым изданиям. Они начинают обращать большее внимание на интернет медиа. Причем не только из-за возможности эффективно анализировать аудиторию, но и из-за развития самих читателей».

Однако Аманова не согласна с тем, что сегодня глянцевый рынок демонстрирует худшие результаты по объемам рекламы: «От лица SNC, я бы сказала, что ситуация с бюджетами сейчас неплохая, достаточно терпимая. Читательский интерес к SNC высокий, потребители быстро разбирают журнал с полок. Ослабления потребительской активности, на мой взгляд, тоже не наблюдается». Она утверждает, что крупные рекламодатели рассчитывают свои медиа-планы на полгода — год вперед, и срок их контрактов с SNC еще не истек.

Александр Трефилов, генеральный директор издательского дома Partners Media Group (Harper’s BAZAAR, Men’s Health, Robb Report), подтвердил, что первую половину 2015 года рекламодатели придерживались тактики краткосрочного планирования: «Если в начале 2014 года мы четко понимали объем бронирования до конца года, то в текущем году некоторые клиенты предпочитали планировать рекламные кампании в диапазоне квартала, опасаясь новой волны девальвации». Он также пояснил, что крупные корпоративные клиенты сохранили объемы размещения на премиальных позициях: обложках, первых рекламных разворотах и т. д. А с началом лета произошел рост и текущего размещения, и бронирования рекламных полос до конца года.

Руководитель медиахолдинга First Media Group Бейбит Алибеков также согласился с общей тенденцией сокращения рекламных объемов в печатных изданиях, но подчеркнул, что это в меньшей степени касается рынка глянца, который активно рос с 2010 вплоть до конца 2014 года. «Естественно, когда мы думали запускать L’Officiel, финансовая ситуация в стране и мире была немного другая. Но мы запускали его осознанно, в кризис, в межсезонье, в худших условиях для начала этого бизнеса. Делали это специально, поскольку на моменте запуска хотели пережить все те негативные факторы, которые могли бы на нас повлиять в дальнейшем», — говорит он.

Сегодня, по словам Алибекова, L’Officiel существенно опережает первичный график по рекламе, а нынешние убытки оказались меньше, чем планировалось изначально. Параллельно он рассказал, что финансовое самочувствие еще одного журнала его издательства — «Автомобили» стало ухудшаться с ноября-декабря 2014 года вместе с автомобильным рынком. «Но сейчас мы видим обратную динамику, и журнал восстанавливает свои позиции. Наши другие активности (рекламные мероприятия — V) позволили ему оставаться на плаву», — рассказал Алибеков.

Наибольшую часть доходов изданиям по-прежнему приносят рекламные контракты, говорит Жанат Танкаева, СЕО издательства «Burda-Alatau Press», запустившего в 2015 году журнал Marie Claire. «В настоящий момент все более востребованными становятся спецпроекты, которые включают в себя интегрированные предложения с использованием нескольких медиа-носителей», — говорит она. Рекламодатели, принимая решение о размещении, как и раньше, руководствуются показателями стоимости контакта с читателем, охвата аудитории, индексом соответствия, средним количеством аудитории номера, средней жизнью одного номера, территорией распространения и социально-демографическими характеристиками читателей.

«Сегодня рекламодатель ожидает большей вовлеченности издательства в процесс создания рекламного материала», — отмечает Майя Акишева. Если пять лет назад рекламный контент в журналах почти полностью состоял из готовых модулей, то сейчас рекламодатели ждут от редакций креативных предложений, необычного продакт-плейсмента и специальных рекламных проектов при меньших бюджетах. «Если раньше можно было получать прибыль не напрягаясь, то сейчас нужно изощряться и быть невероятно любезным, чтобы удержать рекламодателя», — заключила она.

Мадина Аманова соглашается, что требования к изданиям становятся более высокими, особенно в плане содержания, и подчеркивает, что на рынке глянца сегодня достаточно много игроков с однообразным контентом. «Делать хороший контент – значит уважать своего рекламодателя. Если ты делаешь неинтересное содержание, и знаешь, что продажи твоего журнала не очень высокие, это нечестно по отношению к нему. От такого формата работы нужно уходить».

В том, что объем размещения рекламы вскоре начнет восстанавливаться, уверен Бейбит Алибеков. «Если говорить о состоянии рынка 2008 года, то сейчас эти показатели не выглядят для нашего издательства недостижимыми», — говорит он. «Этих результатов вполне можно достичь уже в следующем году». Сейчас, по его словам, у L’Officiel достаточно много брони по рекламе на следующий год. Это позволило First Media Group готовить запуск еще двух проектов – интернет версии журнала и еще одного печатного издания для мужчин L’Officiel Homme. Впрочем, он с осторожностью указал на то, что большая часть рекламодателей, все же, старается реже заключать годовые контракты, предпочитая им квартальные или полугодовые.

В активное развитие рынка глянца верит и Александр Трефилов, утверждая, что ждать этого стоит в среднесрочной перспективе. Он убежден, что сегодня есть очень много привлекательных и незанятых ниш, которые будут интересны читателям и рекламодателям. Помимо покупки франшиз Cosmopolitan и Домашний очаг, его издательство Partners Media Group планирует в ближайшие 1,5-2 года открыть еще, как минимум, две международные франшизы. По мнению Виктора Елисеева, в случае правильного финансового менеджмента, это позволит издательству занять 25-30% долю всего глянцевого рынка Казахстана.

Издания с хорошим контентом вытеснят лишних игроков, надеется Мадина Аманова: «Я верю, что потребительская активность будет формироваться именно благодаря контенту». По её словам, изменение его качества лежит в основе работы их издания. В случае ухудшения ситуации, они также будут делать ставку на него. В SNC планируют, что их выход на самоокупаемость займет меньше пяти лет.

Виктор Елисеев считает, что рынок глянца в Казахстане все еще недооценен как с точки зрения объемов, так и потенциала. «В нем достаточно места для открытия новых видов медиа, в том числе и видов журнальной продукции», — утверждает он. По его словам, сейчас инвесторы обсуждают открытие еще ряда изданий, одно из них – журнал «Hello!». Кроме того, Елисеев убежден, что все новые проекты 2015 года, прежде чем открыться, проводили глубокую аналитику емкости и потенциала рынка, поэтому решение было принято сознательно. Но подчеркивает, что инвестиции окупят себя в долгосрочной перспективе.

«Я не думаю, что на журналах сейчас можно сильно заработать. Но я также не верю, что финансовая ситуация с каждым годом будет только ухудшаться», — пояснил Елисеев. Глянцевый рынок, по его словам, будет расти за счет появления новых премиальных и люксовых брендов. Этот тип рекламодателей не может обойтись без размещения рекламы в глянцевых журналах, поскольку это один из самых таргетированных видов медиа и только там можно продемонстрировать все тонкости и детали товаров.

Дальнейшее состояние рынка зависит от конкурентной борьбы между существующими изданиями, считает Светлана Маликова. «Рекламодатели по-прежнему будут учитывать тиражи и охват аудитории. Но прежде всего они станут обращать внимание на качество контента. Конкуренция будет жесткая, и кому-то однозначно придется уйти с рынка», — заключила она.

Кризис догнал издателей

Убыточные СМИ, надеявшиеся на быстрое восстановление рекламного рынка, закрываются — «Компьютерра», Icons, Sales Business. На очереди — «Газета»

Не достали до звезд

По данным аналитического центра «Видео Интернешнл» (АЦВИ) доходы печатных изданий от рекламы за десять месяцев этого года уменьшились на 45%. При этом темпы падения держатся в течение января — октября примерно на одном уровне, и просвета не видно.

Обвал идет почти во всех сегментах — падают журналы о знаменитостях (минус 43%) и деловые еженедельники (минус 55%), специализированные издания (компьютерные журналы просели на 45%) и ежедневные газеты (минус 40%). Выделять какие-то особенно проблемные ниши или «трудные» аудитории уже не имеет смысла. Сейчас закрываются, отмечает Елена Мясникова, гендиректор Independent Media Sanoma Magazines , все неуспешные издания (не лидеры сегмента) и проекты, не успевшие раскрутиться.

«По сути, сейчас закрываются те, кто должен был сделать это еще в самом начале кризиса, когда даже сильные издательские дома закрыли многие свои сильные проекты, — согласен президент ИД HFS Виктор Шкулев, — Но остальным игрокам по наивности казалось, что они выживут».

Один из закрывшихся проектов — журнал Icons, выпускавшийся почти два года под руководством Светланы Бондарчук в ИД Forward Media Group, принадлежащим Олегу Дерипаске. Сейчас в продаже находится последний номер (за декабрь — январь). Как объясняет издатель Icons Ким Белов, журнал не успел выйти на уровень самоокупаемости, и акционеры предпочли не рисковать и сосредоточиться на более перспективных проектах (Hello!).

Бесполезные

Закрываются не только журналы, выступавшие, скорее, в роли хобби владельца, а не бизнеса, но и те, что до сих пор принято было относить к категории «полезных» и при этом жизнеспособных.

Как сообщил в своем блоге Сергей Вильянов, руководитель редакции «Компьютерры», 15 декабря выйдет последний номер журнала. Издатель и генеральный директор журнала Дмитрий Мендрелюк заверил Slon.ru, что окончательное решение еще не принято. Однако вероятность закрытия он оценил в 70%.

«Компьютерра» выходила с 1992 года, это один из старожилов рынка компьютерной прессы. Однако по размеру читательской аудитории издание ИД Axel Springer Russia ComputerBild, появившееся гораздо позднее (в 2006 году), его уже чуть-чуть опередило (в России ComputerBild, выходящий раз в две недели, читает 266 000 человек, еженедельную «Компьютерру» — 262 000 — данные TNS за март-июль 2009 года).

Ранее уже закрылся журнал «Домашний компьютер», а в конце ноября стало известно о прекращении выхода печатной версии IT-журнала Mobi. Информацию о переводе «Моби» в онлайн Slon.ru подтвердил руководитель проекта Mobi.ru Леонид Молвинских. Говоря о причинах, он сказал, что работать в онлайне выгоднее, чем в «принте». Рассказать подробности он отказался.

А ИД «Актион» прекращает выпуск b2b-журнала Sales business. Как сообщил сотрудник отдела подписки «Актиона», журнал закрывается.

Генеральный директор ИД Gameland Дмитрий Агарунов считает источником проблем специализированной прессы качество изданий. «Это только формально специализированные издания, но для настоящего специалиста в них нет источника для обучения. Нормальная ситуация — когда журналист компьютерного журнала открывает для меня что-то, и я как руководитель начинаю делать это что-то прямо сейчас. Но чаще происходит обратное», — говорит Агарунов.

Социальная «Газета»

Газету «Газета», принадлежащую миллиардеру Владимиру Лисину, слухи «закрывали» на протяжении всех восьми лет ее существования. Объясняли это почти не скрываемой убыточностью проекта (в 2004 году бизнесмен признавался журналу Forbes, что это «социальный» проект, который «не приносит прибыли», ее, мол, от «Газеты» и не ждут).

Читайте также:  Идеальный сервис: как его измерить?

Но, кажется, теперь и в редакции уверовали, что металлург закроет свое любимое детище.

С 2001 года в «Газете» сменилось 4 главных редактора, не сумевших найти общий язык с предпринимателем, который активно вмешивался в редакционную деятельность. Сейчас у проекта самые низкие аудиторные показатели среди ежедневных газет — ее, по последним данным TNS, читают лишь 20 000 москвичей (газета выходит только в столице). Ближайший показатель у The Moscow Times (40 000 читателей) и «Труда» (51 000). «Газета», скорее всего, приносит убытки в рамках чисто рекламной модели», — считает Демьян Кудрявцев, генеральный директор ИД «Коммерсантъ» .

По данным Slon.ru, решение о закрытии печатной версии «Газеты» все же принято. Как сообщили два источника в редакции, газета перестанет выходить в первом квартале следующего года. Останется только online-версия издания.

Из газеты ушли два руководителя отделов: Матвей Масальцев (отдел «Столица») и Артем Чубар (отдел общества), вслед за которыми уволились корреспонденты (некоторым из них, как говорит главный редактор Сергей Муравьев, уже нашли замену). Срок трудовых контрактов со многими сотрудниками истекает 31 декабря, и уже точно известно, что в газете в новом году не останутся редактор отдела культуры Алексей Певчев, несколько корреспондентов, а также, как минимум, один из заместителей главного редактора. Заявление об увольнении подал Александр Малютин, курирующий деловой блок. Второй зам главного редактора Александр Овчаренко также не исключает, что скоро покинет «Газету».

Сергей Муравьев признает кадровые проблемы в издании, но не подтверждает информацию о его закрытии. Будут ли продлены трудовые договоры с сотрудниками, он говорить отказался.

Бизнес без шоу

Рынок интернет-рекламы, в отличие от печатного, демонстрирует хоть и небольшой, но рост: плюс 5% по итогам трех кварталов — однако, выживать и здесь удается только сильнейшим.

Может быть закрыт один из стартапов 2008 года — интернет-издание Dailyonline, возглавляемое Рафом Шакировым, — первым главным редактором «Газеты». Об этом Slon.ru сообщили два источника на медиарынке. В проекте уже произошли значительные сокращения, в результате которых были уволены все корреспонденты, а работа ресурса поддерживается сейчас лишь силами нескольких редакторов. И оставшиеся сотрудники, и сам Раф Шакиров категорически отрицают слухи о грядущем закрытии проекта. Не прояснил ситуацию и один из акционеров издания финский адвокат Мика Салонен — он отказался говорить о будущем проекта.

Как говорит один топ-менеджеров Dailyonline, судьба проекта будет решена на следующей неделе — есть еще шанс, что «изменение в структуре акционеров», позволит продолжить его существование, хотя велика вероятность, что он будет закрыт. «Проект с дорогостоящим качественным контентом должен окупаться чем скорее, тем лучше, — комментирует возможность закрытия Dailyonline Антон Носик, создатель и шеф-редактор Bfm.ru. — Если Dailyonline не показывает признаков окупаемости, то выход инвесторов из проекта нельзя считать неожиданным. Стоит помнить также о том, что в любой сфере экономики 90% проектов закрывается в течение года со дня возникновения».

Впрочем, эта статистика не остановит желающих открывать новые проекты. В феврале издатель газеты «Твой день» Арам Габрелянов, например, запустит «портал бизнес-информации» Marker.ru (доменное имя было выкуплено на днях за 350 000 рублей). Главным редактором проекта станет покидающий «Газету» Александр Малютин, издателем — Юрий Грановский, бывший старший редактор Slon.ru. Инвестиции в Marker.ru, по словам Габрелянова, составят $7-8 млн . Финансирование проекта в первые год-два будет вестись из прибыли существующих проектов. А с 1 сентября «Ньюс медиа» намерена запустить еженедельный журнал с тем же названием — «Маркер».

Коллега и конкурент Габрелянова по «массовому рынку» генеральный директор ИД «Комсомольская правда» Владимир Сунгоркин, считает затею конкурента очень рискованной. «К деловой журналистике и новостям массового интереса нет (он существует только в воображении издателя), — уверен Сунгоркин. — Большинство людей ленивы, старается держаться подальше от деловых новостей. Подобные попытки предпринимались и раньше — был Smart Money, под который попросту не было в стране аудитории. Ее и нет».

А будущие конкуренты видят препятствия для успеха нового проекта Габрелянова в другом: законы желтой прессы и бизнес-журналистики совершенно разные. «Если он это будет делать несерьезно, сохраняя политес [в отношениях с чиновниками], то его не будут читать. Если он будет делать по-желтому, то он не будет влиятелен в этой нише, — убежден Демьян Кудрявцев. — Если он хочет бизнес-попсу, то непонятно, кто будет рекламодателем (при том, что в его интернет-проектах и сегодня немного рекламы)».

Параметры рукотворного кризиса индустрии печатных СМИ России

«Надо, чтобы государство протянуло руку помощи печатной индустрии»

Печатные СМИ переживают не лучшие времена. Их количество и тиражность во многих странах сокращаются. Но процессы в данной отрасли в РФ являются особенно тяжелыми, а будущее индустрии представляется весьма туманным. И это в значительной степени не связано с цифровой революцией и интернетом, а происходит исключительно благодаря неразумным действиям властей на федеральном и региональном уровнях.

Индустрия печатных СМИ России пребывает в кризисном положении последние 5 лет. Пугающая действительность отрасли не позволяет с должным оптимизмом смотреть в будущее и строить долгосрочные планы как в издательском, так и в распространительском бизнесе.

Те законы, которые принимались в последние годы в отношении печатной прессы не только не послужили ей во благо, но напротив — максимально затруднили процесс выхода из кризисного положения. Один только запрет на рекламу в печати алкоголя и табака серьезно подкосил издательский бизнес, лишив редакции значительной части рекламных доходов, следствием чего стал очередной виток роста цен и сокращения печатных тиражей.

В этой связи хотелось бы напомнить, что появление массовых газет и журналов в 18 веке было обеспечено исключительно доходами от рекламы. Это позволяло издателям за последние три века обеспечивать высокую тиражность изданий и низкие цены на них, доступные для населения.

За последние 5 лет рекламные бюджеты печатных СМИ уменьшились на 51,5 %, причем основные потери произошли из-за законодательных ограничений в 2014 году. Сократились рекламные бюджеты, а значит, оптимизируется и тираж выпускаемых изданий, т.к. благодаря им был возможен выпуск больших тиражей по доступным для населения ценам. И это движение по спирали достаточно трудно остановить без инвестиций или господдержки.

Но и другие факторы самым отрицательным образом оказывали влияние на положение печатной прессы в России — это рост цен на бумагу и производство, сокращение типографского рынка, закрытие киосков во всех регионах страны, рост почтовых тарифов и другие. Вот некоторая статистика, которая свидетельствует о деструктивных процессах на рынке печатных СМИ.

За последние 5 лет количество зарегистрированных в Роскомнадзоре печатных СМИ сократилось почти на 21 %, с рынка ушло более 13 тысяч газет и журналов. Если в 2014 году реестр организации содержал сведения о 63,5 тыс. наименований печатных СМИ, то в 2018 году перечень сократился до 50,5 тыс. Причем значимое сокращение перечня зафиксировано в 2017 году — на 15,1 % (по отношению к 2016 г.).

Тем не менее, говоря о статистике количества печатных СМИ в РФ, надо отметить, что даже с учетом обширной географии страны и тематических ниш их число всегда было избыточно. Но в последнее время уходят с рынка нишевые издания, особенно в регионах. На рынке остаются массовый сегмент и федеральные издания.

На фоне сокращения количества зарегистрированных печатных СМИ их тиражи демонстрируют пока не смертельный, но все же стремительный спад продаж как в рознице, так и на подписном рынке. За последние 5 лет реализованные тиражи печатных СМИ сократились более чем на одну треть (если точно, то на 38 %), т.е. в среднем рынок ежегодно сокращается на 7,6 % продаж в количественном выражении.

Если говорить о мировом издательском рынке, то в последние пять лет он развивается разнонаправлено, так как потребление печатных СМИ зависит от разных факторов — развития современных технологий, уровня жизни и т.д.

Рынки Европы и Северной Америки демонстрируют менее значимый спад продаж тиражей и рекламных доходов за последние 5 лет. В тиражах за последние 5 лет больше всего потерял рынок США — 34 %, рынки Франции и Великобритании — 31 %, рынок Германии — всего 24 %, а рынки Средней Азии, Африки и Латинской Америки и того меньше — 2-7 %.

По прогнозу PwC к 2021 году объем мирового рынка печатных СМИ в стоимостном выражении (в долл. США) сократится на 8,4 %, при этом газетный сегмент — на 13 %, а журнальный — всего на 2,3 %.

Журнальный рынок, в отличие от ежедневной прессы, более устойчив к вызовам меняющегося информационного мира, он не так подвластен конкурентному влиянию цифровой среды, потому как по сути своей более близок к аналитическому, научному, просветительскому книжному сегменту, нежели к оперативному, новостному газетному. О стабильности журнального сегмента говорят данные исследования рынка США от аналитического агентства Mequoda: согласно полученным результатам, две трети американцев по-прежнему являются читателями бумажных журналов.

Продажи печатных газет и журналов в России имеют почти одинаковый отрицательный тренд, т.к. причины сокращения тиража в большей степени определяются не снижением спроса и развитием цифровых технологий. Причем продажи журналов и газет одинаково нестабильны как в рознице, так и по подписке. Розничные продажи падают чуть быстрее: за 5 лет они сократились на 40 %, а подписные тиражи — только на 35,8 %.

Более стремительное падение розничных тиражей прессы, а они занимают в общих продажах 64 %, в первую очередь связано с разрушением инфраструктуры распространения печатных СМИ. Так, количество специализированных точек продаж, к которым прежде всего относятся киоски прессы, уменьшается ежегодно «семимильными шагами». За 5 лет почти каждый пятый киоск был закрыт или снесен. В 2014 году в РФ, по данным отраслевого мониторинга АРПП, насчитывалось 28,9 тыс. киосков и павильонов прессы. В настоящее время из них функционирует только 16,6 тыс., остальных 12,3 тыс. киосков и павильонов больше не существует (минус 42,7 % по отношению к 2014 году).

Отраслевое сообщество, в первую очередь дистрибуторы печатных СМИ, в поисках новых каналов розничного сбыта тиражей начало наращивать количество точек продаж в сетевом продуктовом ритейле (FMCG). Но количество открытых точек в неспециализированном ритейле все последние годы явно не успевало за стремительным закрытием киосков и павильонов во всех регионах РФ. Даже с учетом этих точек инфраструктура распространения печатных СМИ сократилась за последние 5 лет на 14,1 %. Если в 2014 году общее количество точек продаж прессы составляло 41 тыс., то в 2018 году их количество не превышало 35,2 тыс.

Россия в целом значительно отстает по показателю обеспеченности населения объектами по распространению периодической печати от развитых стран мира. В странах Европы этот показатель составляет 1200-2500 жителей на один объект прессы или 4-8,3 объекта на 10 тыс. населения. За последние годы показатель ухудшился, ранее в большинстве стран Европы обеспеченность варьировалась в пределах 700-1200 жителей на 1 объект печати или 8,3-14,3 объекта на 10 тыс. населения.

Читайте также:  Как и что застраховать на рынке недвижимости?

Не радуют и цифры, отражающие обеспеченность россиян книжными магазинами. Возможности людей купить книги стремительно сокращаются. Во Франции количество книжных магазинов составляет 69,8 на 1 млн населения, в Канаде — 55,7, в Швеции — 54,3, а в Санкт-Петербурге, в нашей культурной столице, — 32,7. Количество книжных магазинов в России за последние 5 лет сократилось на 50 %, с 2 тыс. в 2014 году до 1 тыс. в 2018 году. Это даже меньше, чем во времена Царской России. По данным Ассоциации книгораспространителей независимых государств, если в 1990 г. в России на один книжный магазин приходилось 17 тыс. человек, то в 2018 г. — уже 147 тыс. человек.

Безусловно, инфраструктуру распространения в количественном выражении пытаются сохранить, в том числе и за счет развития розничных продаж печатных СМИ в почтовых отделениях связи. Но розничные продажи периодики — это в первую очередь киоски. Подчеркнем — не стойки на АЗС, не полки в супермаркетах, где печать — лишь один из многих товаров, а именно специализированные нестационарные торговые объекты «Печать». Их ассортимент порядка 600 — 1 тыс. наименований газет, журналов и книг (в зависимости от площади объекта), тогда как в ритейле максимум 300, а в среднем по всем формата сетевого ритейла порядка 200. Таким образом, качество инфраструктуры распространения ежегодно снижается, что подтверждается статистикой. В 2014 году в среднем (по всем форматам распространения — киоски, павильоны, лотки, супермаркеты и т.д.) на 1 торговой точке был в розницу представлен ассортимент в 1170 наименований газет и журналов, в 2015 году — уже 935 наименований. В 2018 году средний ассортимент торговой точки по распространению прессы едва превышает 524 наименования печатных СМИ, т.е. он уменьшился в два раза. Отсюда становится и более понятен тренд по сокращению количества зарегистрированных печатных СМИ. Места на полках в супермаркетах для всех печатных СМИ не хватает, а киосков все меньше и меньше.

Россия традиционно считалась страной подписки. Эта система и потребителю удобна (особенно жителю удаленных от ЦФО регионов), и для издателя интересна — он получает деньги вперед, и может более-менее уверенно планировать собственную хозяйственную деятельность. Вся логика этой системы построена (в идеальной модели) именно на доступности данной услуги для человека.

До 2014 г. социально-значимая услуга по доставке подписных тиражей населению, которую исторически в нашей стране осуществляет ФГУП «Почта России», субсидировалась государством. Ежегодно, начиная с 2008 г., Почта получала на эти цели около 3-3,5 млрд руб. С тем, что пресса людям нужна, никто и не спорил, между тем расстояния в нашей стране таковы, что доставка экземпляра газеты из районного центра до конкретного подписчика на селе (так называемая «последняя миля») действительно обходится «в копеечку». Поэтому ведомство исправно исполняло свой долг, а понесенные им убытки за доставку не ложились на плечи подписчиков, а покрывались государством. Это позволяло удерживать стоимость подписки на приемлемом для большинства россиян уровне, а сам подписной рынок если не процветал, то по крайней мере серьезно не сжимался. Но все изменилось в 2014 году. Государство отказало «Почте России» в покрытии убытков за доставку периодики, и весной 2014 года подписные тарифы увеличились почти в три раза. Поэтапное повышение подписных тарифов с 2014 года по 2018 год включительно привели к падению подписных тиражей на 35,8 %.

Подводя общие неутешительные итоги последних пяти лет, можно с уверенностью сказать, что реальная причина сокращения объемов реализации тиражей кроется не в недоверии к прессе, а в том, что продавать периодику в розницу просто негде. И это на фоне периодического роста цен на подписку. За последние годы они выросла так, что подписная периодика ныне — удел обеспеченных, а не рядовых граждан.

Оживить рынок книгораспространения могли бы меры поддержки со стороны государства, в частности, снижение налоговой нагрузки на книжные магазины и киоски/павильоны прессы, предоставление для них льготных условий аренды площадей или обязательное субсидирование этой аренды в частном секторе недвижимости. Сейчас распространители тратят на аренду в среднем 34 % от общих затрат, что делает такой бизнес малорентабельным и раскрывает причину сокращения количества киосков/павильонов прессы и книжных магазинов.

Крайне негативно сказываются на издательском рынке и некоторые из недавно принятых законодательных актов. В частности, как уже говорилось выше, большой удар по отрасли нанес запрет рекламы в прессе алкогольной и табачной продукции.

Не меньше надежд рынок возлагает на возврат субсидирования подписки для населения, так как пришедшая ей на смену модель получения региональными издателями подписных льгот охватывает лишь около 2,5 тыс. изданий из 50,5 тыс. официально зарегистрированных.

Современный опыт большинства зарубежных стран свидетельствует о том, что подписка на газеты и журналы может развиваться исключительно при государственной поддержке. В США, Канаде, во всех европейских странах благодаря субсидиям на доставку подписных изданий населению пресса по подписке дешевле розницы и является привлекательной для населения. В России же ситуация обратная. С отменой госсубсидий, составлявших 3 млрд рублей в год, подписные тиражи стали падать со скоростью 10-15 % в год в связи с ростом подписных тарифов. Именно поэтому возобновление госсубсидий является стратегически важной и безотлагательной задачей.

В заключение хотелось бы внести в этот сумрачный анализ определенную оптимистичную ноту. Суровый кризис в российской отрасли печатных СМИ во многом носит рукотворный характер. Удары по нашей индустрии наносились чиновниками и депутатами различного уровня, именно они довели отечественную прессу до столь бедственного состояния. В их же возможностях исправить положение дел, снять созданные ограничения для издателей, распространителей печатной продукции, полиграфистов и бумагопроизводителей. И тогда отрасль вздохнет и сможет выйти из кризисного положения. Надо, чтобы государство протянуло руку помощи печатной индустрии, индустрия поднимется и обеспечит столь желанное для властей укрепление информационной безопасности страны. А в нынешних условиях нарастания международной напряженности это чрезвычайно важно.

5 изданий, закрытых из—за цензуры

В конце мая 1866 года российские власти решились на серьёзный шаг: сначала личным распоряжением самого Александра II приостановили выпуск издания «Современник», а потом и вовсе закрыли его. Всё дело в том, что детище Пушкина, известное своим дерзким печатным словом, то и дело мозолило важным чиновникам глаза: в какой-то момент они сошлись во мнении, что журнал стал слишком революционным и примкнул к «вредному направлению». Впрочем, он при этом оказался лишь очередным изданием, которое не смогло обойти жесткие правила российской цензуры.

Фото лид: wikipedia.org / Фото главная: dic.academic.ru

Журнал, который в начале XIX века основал писатель Павел Свиньин, продержался довольно долго – его читали вплоть до 1884 года. Уже под занавес истории журнала издание возглавил писатель Салтыков-Щедрин. Тираж «Отечественных записок», авторы которых, как считалось, придерживаются демократических и даже революционных взглядов, неумолимо рос.

Когда из-под печатного станка выходило практически десять тысяч экземпляров «Отечественных записок», власти решили принимать меры: в 1874 году один из номеров полностью уничтожили, бросив весь тираж в печь. Как ни странно, журналу удалось просуществовать ещё 10 лет: уже в 1884 неугодное издание закрыли по распоряжению главного цензора России Евгения Феоктистова, который по иронии судьбы ещё совсем недавно – наряду, например, с Александром Островским и Дмитрием Маминым-Сибиряком – числился автором «Отечественных записок».

Русский философ и ученый Николай Надеждин начал издавать журнал «Телескоп» в 1831 году. Он смог привлечь к работе над изданием таких авторов, как Александр Пушкин, Фёдор Тютчев и Виссарион Белинский. Последний, к слову, участвовал даже в редактировании журнала.

«Телескоп», как и многие другие журналы, погубила близость издателя и ряда авторов к идеям народничества. Последней каплей в этом смысле стала публикация «Философического письма» Петра Чаадаева, который говорил о о царившем в России «духовном застое». И если сам Чаадаев ещё легко отделался (его просто признали сумасшедшим), то Надеждину повезло гораздо меньше: его отправили в ссылку в Усть-Сысольск, а его «Телескоп», соответственно, тут же закрыли.

В 1747 году приехавшего в Россию немца Герарда Миллера (на самом деле его звали Герхард Мюллер, однако на русский манер имя и фамилия произносились по-другому) назначили историографом Российского государства. Он, работая в Императорской Академии наук и художеств, начал публиковать журнал. Название выбрал незамысловатое – «Ежемесячные сочинения к пользе и увеселению граждан». Печататься в нем захотел, к примеру, известный поэт Василий Тредиаковский. Впрочем, Миллер хоть и печатал стихотворения Тредиаковского, но делал это не слишком часто, да и не слишком охотно. Вероятно, поэтому поэт в скором времени написал на Миллера донос в Синод: в нём Тредиаковский указывал на то, что немец не всегда верно переводит религиозные тексты, и просил конфисковать «Ежемесячные сочинения».

В итоге дело закончилось несколько иначе, но журнал в любом случае существовать перестал: в скором времени, после воцарения Екатерины II, Миллера перевели в Московский Воспитательный дом, а в Академии получивший в свои руки бразды правления Михаил Ломоносов, который долго с Миллером конфликтовал на почве истории, тут же прекратил выпуск «Ежемесячных сочинений». Он якобы собирался вместо них издавать сборник экономических и физических сочинений, однако ни одного экземпляра сборника так и не появилось.

«Трутень», «Живописец», «Утренний свет» – всё это журналы разной направленности, которые издавал один и тот же человек. Николай Новиков, как мы сказали бы сегодня, стал одним из первых медиамагнатов в истории России. Он взял в аренду типографию Московского университета и развил там бурную деятельность. Рано или поздно его растущий в стране авторитет должна была заметить императрица Екатерина II. Собственно, так оно и произошло: успехи Новикова на издательском поприще привели его прямиком в Шлиссельбургскую крепость, где его держали с 1792 года.

Дело в том, что «просвещённая» императрица не готова была мириться с оппозиционными идеями Новикова, которые тот к тому же транслировал в издававшихся журналах. Практически 20 тысяч экземпляров книг, которые напечатал Новиков, сожгли по указанию Екатерины II. При этом все его периодические издание, соответственно, выходить перестали. Да и сам Новиков покинул Шлиссельбургскую крепость после заточения уже дряхлым и немощным стариком.

Практически сразу с момента своего создания в 1830 году «Литературная газета» привлекла внимание легендарного III Отделения, которое выполняло роль внутренней российской разведки. Точнее, посоветовал чиновникам внимательно следить за изданием Фадей Булгарин – недруг Антона Дельвига, издателя «Литературной газеты»

По вполне понятным причинам газета просуществовала немногим дольше года: под градом угроз – а ничего, кроме ссылки в Сибирь, работа в таком издании не сулила – большинство авторов её покинуло, а сам Дельвиг скоропостижно скончался. Однако, несмотря на столь короткое время выхода и небольшой тираж, газета оказала огромное влияние на развитие русской литературы.

Ссылка на основную публикацию