Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Сергей Кисель: Бизнес в России – это большое геройство!

Биография создателя крупнейшего сельскохозяйственного холдинга «Юг Руси» Сергея Кислова

ИмяСергей Васильевич Кислов
Дата рождения (возраст)7 декабря 1960 года (сейчас ему 59)
Место рожденияРостов-на-Дону, РСФСР
Национальностьрусский
Гражданствороссийское
Семейное положение, детиженат, трое детей
Сфера деятельностисельское хозяйство
Состояние, $650 млн (2017)

Сергей Кислов – успешный российский предприниматель, некогда входивший в рейтинг богатейших людей страны по версии журнала Forbes.

Бизнесмен прошел длинный путь от простого рабочего до президента и владельца крупнейшего сельскохозяйственного холдинга страны, занимающего лидирующие позиции в агропромышленной сфере. Состояние предпринимателя исчисляется миллиардами рублей, бизнес процветает, а доходы растут с каждым годом.

Детство и родители Сергея Кислова

Сергей Кислов родился 7 декабря 1960 года. Вырос в Ростове-на-Дону в интеллигентной семье – отец и мать работали учителями. Более подробно о родителях бизнесмен не распространяется. Какими-либо яркими фактами из детства биография олигарха не располагает.

Уже с малых лет Сергей проявлял склонность к математике – успешно учился в средней математической школе №5 своего города и благополучно закончил ее в 1978 году.

Образование

После школы юноша не стал покидать родной город и остался с семьей, поступив в Ростовский государственный университет. В 1983 году он окончил физический факультет, получив специальность «физик».

Этой специальности Сергею было недостаточно, его интересовала к область финансов и экономики. Он поступил на высшие экономические курсы при Университете естественных наук в Ростове-на-Дону и окончил их в 1986 году, получив дополнительную специальность «экономист». В 1998 году Кислов стал кандидатом экономических наук.

Карьера и бизнес Сергея Кислова

Карьера в биографии Сергея Кислова началась с должности простого рабочего – два года после окончания университета он проработал мастером на районном комбинате благоустройств в Ростове-на-Дону, затем был назначен на должность повыше и посолиднее – стал заместителем директора опытного завода «Союзэнергоавтоматика». Проработав на этом месте еще три года, Кислов перешел в Ростовский порт, где стал начальником подсобного сельского хозяйства.

Впервые задумываться о бизнесе и делать шаги в сторону создания своего дела будущий миллиардер стал в 1992 году, когда начал работать в компаниях, которые впоследствии стали основой в АПГ «Юг Руси». Сама же компания была создана им в том же году.

Первые годы компании «Юг России» и производство муки

Маленькую фирму Кислов организовал вместе со своим секретарем, и поначалу они только закупали зерно и перемалывали его в муку.

Идея оказалась успешной: в начале 90-х большинство мукомольных заводов простаивало, и в такой обстановке получилось быстро наладить производство, не опасаясь серьезной конкуренции.

Экспорт масла и выход на новый уровень

Так продолжалось всего пару лет, пока ситуация на рынке не переменилась: появился новый прибыльный тренд – поставка за рубеж подсолнечника. Бизнесмены быстро подхватили бурную волну, однако мощности для активного экспорта в России не хватало – основные порты были перегружены огромным потоком груза.

Владельцы компании «Юг Руси» моментально приняли решение о постройке отдельного зерноперевалочного терминала в Ростовском порту. Воплощение идеи в жизнь принесло небывалый успех: не прошло и года, как небольшая компания стала одним из самых крупных экспортеров подсолнечника в России, а в 1997 году стала лидером, поставляя за рубеж 12% от отечественного экспорта подсолнечника.

Строительство завода и ввод России на мировую арену

Через некоторое время мировые цены на семечку резко упали, но и в этот момент Сергей Кислов сумел сохранить свой бизнес на плаву, приняв важное стратегическое решение – строительство маслоэкстракционного завода. Это сыграло огромную роль как в развитии бизнеса, так и в жизни всей страны.

Уже через два года задуманное воплотилось в жизнь – на левом берегу Дона появился завод, который полностью обеспечил всю страну подсолнечным маслом.

Оставалось немного и для экспорта, и за рубеж отправлялось по 135 тысяч тонн. «Юг Руси» стала первой отечественной компанией, которая начала отгружать свою продукцию за рубежом, на долю производителя приходилось 80% экспорта российского растительного масла.

Таким образом России удалось выйти на мировую арену. Бизнесмены поставили перед собой цель производить продукт, качество которого ничем не уступает европейскому, и с ошеломительным успехом добились ее. Уровень продаж вырос до 300 тысяч тонн в год.

Подъем безнадежных хозяйств

Буквально несколько лет назад «Юг Руси» добралась до села. Бизнесмены выкупили несколько убыточных хозяйств и сумели навести в них порядок за короткие сроки.

Хозяйство было переорганизовано согласно политике: производить не что растет, а что хорошо продается. На развитие были пущены серьезные инвестиции, на основные должности поставлены грамотные управленцы. Сейчас хозяйства успешно функционируют и процветают.

За 20 лет «Юг Руси» прошел путь от маленькой компании до огромного агропромышленного холдинга. Его структура состоит из множества предприятий по выращиванию, хранению и переработке зерна, производству растительного масла (марка «Золотая семечка»), хлебобулочных изделий и т.д.

Состояние Сергея Кислова

Сергей Кислов входил в российский список Forbes с 2011 года, а на 2017 год его состояние оценивалось в 650 млн долларов. Во владении бизнесмена находится сельскохозяйственный холдинг «Юг России» и Новошахтинский завод нефтепродуктов. Точных данных об имуществе и о том, сколько зарабатывает миллиардер, в открытых источниках нет, однако понятно, что такой большой бизнес приносит владельцу огромный доход.

По последним новостям, бизнесмен активно занимается разработкой новых проектов – строительством судов и завода по производству биотоплива. Также развивается конный проект, связанный с разведением лошадей.

Частная жизнь Сергея Кислова

Известно, где живет Сергей Кислов со своей семьей на данный момент – это Ростов-на-Дону. О его личной жизни в биографии известно мало, каких-либо новостей на эту тему не появляется. Бизнесмен женат, у него есть трое детей.

Старший сын, Дмитрий Кислов, стал председателем наблюдательного совета группы «Юг Руси». Какая-либо информация о других детях не распространяется. Фото или видео жены бизнесмена, а также какой-либо информации в открытых источниках также нет.

Предприниматель ведет активный образ жизни, интересуется фитнесом и йогой. Также активно увлекается верховой ездой и конным спортом, организует проекты в этом направлении.

Сергей Кислов сейчас

В 2018 году Сергей Кислов не попал в рейтинг журнала Forbes, однако это не значит, что его состояние ухудшилось. Суммарная выручка предприятий холдинга, принадлежащего бизнесмену, исчисляется миллиардами рублей.

Ходили новости о намерении миллиардера продать свои активы, чтобы якобы плотнее заняться нефтяным бизнесом, однако они не соответствуют истине. Миллиардер продолжает находится во главе холдинга «Юг Руси», который по-прежнему занимает лидирующие позиции в производстве и приносит огромные доходы.

Сергей Кисель: «Бизнес в России – это большое геройство!»

Сергей Кисель, пользователь нашего портала, пришел к нам с первым проектом в мае 2010 года. Тогда он потерпел неудачу в поиске инвестора, но не стал сдаваться и опускать руки, а вернулся через некоторое время с новой идеей. О своих проектах, о предпринимательстве в целом и об отношении к успехам и поражениям мы поговорили с ним сегодня.

— Сергей, расскажите, что побудило вас опубликовать проект на портале biznesbomba.ru ?

Одновременно с этим я познакомился с порталом biznesbomba.ru, решил разместить на нем свой проект и посмотреть, как будут реагировать люди на мою идею. Его начали комментировать, и я понял, что мой проект социально значимый и интересный. В этот момент мне позвонил инвестор из Москвы и сказал, что готов профинансировать мой проект. И только благодаря редакции портала, которая оперативно провела расследование, я не «залетел» на 150 000 рублей. Именно столько денег я должен был заплатить лжеинвестору за никому не нужные бумажки.

С тех пор мы подружились с порталом, и наша дружба продолжается до сих пор. Потому что здесь работают профессионалы, которые поддержат, предостерегут, кинутся на помощь в любую минуту. И помогут, если не деньгами, то советом, а хороший совет, как известно, ценится порой дороже денег.

На какой стадии сейчас находится Ваш проект?

Читайте также:  Сколько платят в банках

Горько об этом говорить, но первый проект так и остался на стадии разработки. Я потратил долгие 8 месяцев и нашел инвестора из Испании, оформил не одну кипу бумаг, но когда мы дошли до перечисления денег, меня и моего инвестора обвинили в том, что мы легализуем и отмываем деньги. Я отстаивал проект до конца и доказывал, что законов мы не нарушаем, но мне никто не поверил. Инвестор принес свои извинения и отказался со мной работать.

На этом этапе наступило большое разочарование во всем, чем я занимался столько времени. Опустились руки. Но в очередной раз в своей жизни я нашёл в себе силы и начал работать дальше. Я поставил цель – во что бы то ни стало запустить свой проект, и решил ни от кого не зависеть, а заработать на него сам.

Что было самым сложным в Вашей работе?

Сложнее всего для меня было столкнуться с обманом инвесторов и препятствиями, которое создает государство. Работу здорово затрудняла трата большого количества времени: на ненужные переписки и на оформление документов.

Вы говорите, что ваш проект нуждался в финансировании. А как вы искали средства на него?

Я искал с помощью тематических сайтов, общался с бизнес-инкубатором и Фондом развития предпринимательства области, с банками, а также общался лично с инвесторами, ездил ради этого в командировки. За это время я многому научился, в какой-то мере стал умнее и мудрее. Я понял главное: «легких денег не бывает».

— Каковы ваши планы на ближайшее будущее?

В данный момент я развиваю свой второй, очень интересный для меня проект. Я занимаюсь строительством социального жилья: бюджетными домами для молодых семей. Но, как я говорил выше, передо мной стоит еще одна важная цель: я хочу достигнуть реализации первого проекта. И доказать всем, кто вставлял мне «палки в колёса», что если чего-то сильно захотеть, то можно этого добиться несмотря ни на что.

— Сергей, вы считаете себя предпринимателем? Какими качествами, по-вашему, должен обладать настоящий предприниматель?

Да, конечно, предпринимательской деятельностью я занимаюсь уже 7 лет. За это время я пережил многое, были взлеты, были и падения. Самые важные качества для предпринимателя, на мой взгляд, это желание идти на разумный риск, готовность к любым изменениям, желание все время делать что-то новое. Я считаю, что сочетание этих качеств – уже залог успеха!

— Как вы подбираете людей в команду? Разделяете ли вы мнение, что команда – залог успеха проекта?

Я уверен в том, что команда должна состоять из людей, которые болеют делом так же как ты или даже больше, чем ты. Как говорится в одной пословице: «одна голова хороша – а две лучше», а если этих голов 5,7,10, тогда можно с уверенностью сказать, что такая команда — это залог успеха. Вообще бизнес в России — это большое геройство, поэтому команду нужно формировать так, чтобы каждый нес личную ответственность за ту работу, которую выполняет. Только тогда, когда все шестеренки закрутятся, весь механизм заработает уверенно.

— Кто поддерживает вас в вашей работе?

Поддерживают все: мама и сестра, жена и дочь, друзья и бизнес партнеры. Любая моя идея находит одобрение. Бывают и споры, но по существу я всегда прислушиваюсь к советам окружающих, чтобы не учиться на своих ошибках.

— Какой совет вы могли бы дать начинающим предпринимателям? От каких ошибок можете предостеречь?

Для того, чтобы не наделать ошибок, я предлагаю ответить прежде всего себе на вопрос: насколько ты готов стать предпринимателем? Подумать над тем, насколько ты уверен в своих силах, можешь ли ты организовать это дело, понимаешь ли ты все риски?

Кроме этого, я бы посоветовал начинающим обязательно разработать бизнес-план, прежде чем начинать свое дело, быть честным перед собой и своими партнерами, не брать близких друзей в штат компании и беречь деньги – не тратить все в одночасье.

Сладкие миллиарды: как сестры-близнецы с нуля построили агрохолдинг с выручкой 17,1 млрд рублей

В середине сентября 2019 года совладелица липецкого агрохолдинга «Трио» Елена Латышева проводила заседание совета директоров дочерней компании «Агросервис». Впервые совет директоров проходил в новом формате — на нем присутствовали представители не только «Трио», но и французской группы Sucden, которая управляет несколькими сахарными заводами в России. В конце мая владелицы «Трио» сестры Елена Латышева и Евгения Уваркина создали с французами совместное предприятие «Агросервис» — в него входит Елецкий сахарный завод и 64 000 га земли. В 2018 году вся группа «Трио», которая наряду с сахаром занимается растениеводством и молочным животноводством, получила 17,1 млрд рублей выручки. Как сестрам удалось с нуля вырастить миллиардную компанию?

Cахарные посредники

Сорокапятилетние близнецы Елена Латышева и Евгения Уваркина с детства приучены к земле. Их бабушка держала скотину и птицу в деревне под Липецком, куда они с родителями переехали из местечка Омсукчан в Магаданской области (сестрам, страдавшим астмой, врачи прописали более мягкий климат). Десять бычков, 200 уток, 100 гусей, перечисляет Латышева, а еще выращивали картошку и гладиолусы, которые девчонки продавали потом на рынке. Денег не хватало. В Магадане отец работал начальником эксплуатации автобазы, а мать — директором торговой базы. В Липецке он устроился заместителем директора авторемонтного завода, она — товароведом в магазин, но эта работа не приносила семье сопоставимого с прежним дохода. Приусадебное хозяйство было хорошим подспорьем.

Сестры не собирались связывать свою жизнь с сельским хозяйством. Уваркина после школы поступила в Инженерный химико-технологический институт в Казани, Латышева — в местный филиал Финансового университета при Правительстве РФ. Спустя два года Уваркина вернулась доучиваться в Липецк из-за болезни отца. После университета в 1996 году сестры устроились в региональное информационное агентство «Липецк», которое занималось продажей аналитической информации бизнесу. Уваркина работала в штате и отвечала за сахарное направление, а Латышева внештатно собирала информацию о рынке недвижимости. Спустя год сестрам пришла идея запустить похожий бизнес. «Информация о ценах на рынке и поставщиках быстро устаревала. Нам казалось, что гораздо полезнее сопровождать сделки от поиска клиентов до доставки и брать за это комиссию», — объясняет Латышева.

Начать решили с сахарного направления — контактов «сахарников» в записной книжке Уваркиной было больше, чем контактов риелторов у Латышевой. В марте 1997 года сестры сняли офис-комнату, купили два телефона и принялись обзванивать производителей и покупателей сахара. «Лишиться гарантированной зарплаты, когда у меня на руках было двое детей, да и Женя только родила, было огромным риском. В 23 года мы этого не осознавали — были еще по-юношески смелыми», — вспоминает Елена.

Латышева и Уваркина были посредниками, и крупные и мелкие региональные оптовики охотно покупали через них сахар. Продавцами выступали крупные столичные и иностранные компании, например «Продимекс», «Русагро», Sucden, которые перерабатывали сахар-сырец. «Купить сахар через нас было проще, — вспоминает Латышева. — Региональному бизнесмену в начале 2000-х годов было неудобно или некогда приезжать на завод и контролировать процедуру отгрузки. Все эти вопросы решали мы».

За неполный 1997 год сестры купили для своих клиентов 40 000 т сахара. Одна тонна тогда стоила около 4000 рублей, и с каждой сделки агентство получало комиссию 1–2%, объясняет экономику стихийного проекта Латышева.

Предпринимательницам повезло тогда и с рыночными условиями. После дефолта в 1998 году цены на сахар выросли более чем втрое — до 14 000 рублей за тонну. Обороты бизнеса выросли пропорционально. В начале 2000-х к предприимчивым сестрам присоединился младший брат — Николай Захватаев, и компанию назвали «Трио». Позже к семейному подряду подключился и муж Евгении — Геннадий Уваркин. Впрочем, формальными хозяйками бизнеса были и остаются Елена и Евгения.

Земля «родины»

В 2002 году команда «Трио» праздновала новый рекорд — за прошедший сезон компания продала около 200 000 т сахара. Никто из основателей и подумать не мог, что вскоре агентство станет сельхозпредприятием. Еще в 2000 году компания переключилась с закупки тростникового сахара у крупных производителей на закупку свекловичного аналога у фермеров. Все дело в сезонности, объясняет Латышева. Осенью купить тростниковый сахар у крупных трейдеров было почти невозможно — они ждали, пока заводы закончат переработку сахарной свеклы от фермеров. Именно фермеры в этот период активно продавали свой уже переработанный свекловичный сахар.

Читайте также:  10 нужных книг про фитнес – читаем и занимаемся!

Сестры были не единственными, кто переключился на работу с небольшими хозяйствами. «Осенью к ним стекались десятки таких, как мы. Каждый хотел купить свекловичный сахар и продать его своим клиентам, избежав простоя», — вспоминает Елена. Латышева с Уваркиной тогда попробовали договариваться с сельхозпроизводителями заранее — вносить предоплату за сахар еще до начала сбора сахарной свеклы. Но уже через год осознали все риски этой модели: фермерам не всегда хватало денег или времени на уборку земель, из-за чего «Трио» недополучало предоплаченный товар.

Нужно купить свой свеклоуборочный комбайн и при необходимости помогать фермерам с уборкой, рассудили тогда сестры. Стоила техника несколько миллионов рублей. Выводить такую сумму из оборота было невыгодно, решили взять кредит. Выяснилось, что при покупке техники сельхозпредприятия могут рассчитывать на помощь государства — власти выплачивали часть процентных платежей. Заместитель главы администрации Долгоруковского района Виктор Боев дал совет, как превратиться в сельхозпредприятие, рассказывает Латышева: «Возьмите, говорит, бесплатно 3000 га почти обанкротившегося колхоза «Родина» и начните обрабатывать землю». Сестры согласились.

В колхозе «Родина» 80% земли никто не обрабатывал 10 лет. В собственности колхоза была старая техника, а на его счете — долги по зарплате сотрудникам. «Мы даже осознать все это не успели: был март 2002 года, мы только понимали, что надо подготовиться к осенним посевным работам», — говорит Латышева.

Определиться с выбором необходимой сельхозтехники помог Михаил Ягельский, коммерческий директор компании — поставщика импортной сельхозтехники «Технодом». Он предложил им осмотреть сельхозпредприятия в соседних областях. В поездке сестры познакомились с Александром Ретинским, владельцем частного агропредприятия «Русь» — лидера по урожайности сахарной свеклы в Орловской области. Он им подсказал, как и что сеять, какую технологию применять для вспашки.

Летом 2002-го сестры закупили у «Технодома» пару свеклоуборочных комбайнов, культиваторы, сеялки и опрыскиватели зарубежных марок Amazone, John Deere, потратив примерно €200 000–300 000, взятых в банке. К осеннему посеву успели обработать землю. На 3000 га высадили пшеницу, ячмень и сахарную свеклу, а весной собрали урожай.

Латышева, Уваркина и Захватаев вошли во вкус и начали на тех же условиях забирать для восстановления и другие заброшенные сельхозпредприятия под Липецком, в частности «Память Ильича» и «Олым» в Долгоруково. К 2005 году «Трио» управляло уже 10 000 га земли. «Тогда у хозяйств было столько долгов, что властям было выгодно, чтобы кто-то взял землю в аренду и начал ее обрабатывать. Выкупить старую технику и сооружения на брошенных хозяйствах можно было за копейки, но в придачу вы получали обязательства по налогам и зарплатам», — рассказывает Латышева.

Уже в 2006 году партнеры построили зерновой элеватор и пошли в новое для себя животноводческое направление. Сначала реконструировали соседний молочный комплекс на 1000 голов дойного стада, а потом построили собственный на 2000 голов, вложив 1,5 млрд рублей заемных денег. В 2007-м вместе с этими фермами «Трио» принадлежало уже около 17 000 га земли.

Вошли в «Черноземье»

За 2009 году «Трио» снова расширило бизнес — сестры стали владельцами сахарного завода в Ельце Липецкой области и еще 67 000 га земли благодаря слиянию с агропромышленным холдингом «Черноземье». «Трио» сдавало свою сахарную свеклу на Елецкий завод, а он в 2009 году оказался на грани банкротства. «В 2007–2008 годах мы начали предфинансировать его, а в 2009-м поняли, что риски зашкаливают — у предприятия было 400–500 млн рублей долгов», — вспоминает Латышева. По данным «СПАРК-Интерфакс», в 2008 году ООО «АПГ Черноземье» отчиталось об убытке 114 млн рублей и имело около 240 млн рублей займов и кредитов.

Холдинг «Черноземье» тогда принадлежал мужу Елены Латышевой Игорю Егармину, экс-владельцу телеканала «ОРТ-Казахстан» и радиостанции «Европа Плюс Казахстан», говорит ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка Евгений Иванов. «В период с 2005-го по 2009-й сотрудники, которым Егармин доверил управление холдингом, не справились, и предприятие оказалось в экономически сложной ситуации. Для ее решения нужны были кардинальные меры, и он решил передать актив «Трио», — комментирует Елена Латышева.

За следующие пять лет «Трио» частично обновило оборудование на Елецком сахарном заводе и начало выращивать на землях «Черноземья» чипсовый картофель. С 2014 по 2017 год вложили 9 млрд рублей в модернизацию сахарного завода. Большая часть денег пошла на строительство собственной ТЭЦ и паровой жомосушки (машина для переработки отходов от сахарной свеклы). Они помогли предприятию ежегодно экономить до 300 млн рублей, которые прежде уходили на покупку электричества и пара. Выпуск сахара вырос втрое, с 60 000 т до 180 000 т в год.

Обновление Елецкого завода стало одним из самых масштабных на всей территории бывшего Советского Союза и Восточной Европы, уверяет Евгений Иванов. «Из заштатного завода он превратился в один из четырех лидирующих в России сахарных предприятий. Его доля на рынке выросла с 1,9% до 2,8%», — говорит он.

В 2015 году консолидированная выручка группы «Трио», по данным самой компании, составила 12,8 млрд рублей, около трети принес Елецкий сахарный завод. Но этот же завод чуть было не стал причиной провала.

Спасительная сделка

В 2017 году Латышева и Уваркина закончили масштабное обновление и предвкушали рост продаж и рентабельности. И вдруг с июня по сентябрь оптовые цены на сахар обвалились в два раза. В 2018 году падение продолжилось — 21% за I квартал. Несмотря на небольшой рост выручки, до 14,4 млрд рублей в 2017-м, долговая нагрузка группы зашкаливала и достигла рекордных 17,8 EBITDA против нормального для отрасли показателя 3,9 годом ранее. Финансовый долг группы, в значительной степени связанный с модернизацией завода, незначительно вырос — примерно на 1 млрд, до 11,8 млрд рублей, но EBITDA «Трио» рухнула с 2,76 млрд в 2016-м до 663 млн рублей в 2017-м. Финансовый результат ухудшился по всем направлениям бизнеса группы. Но именно ситуация с заводом выглядела катастрофически: его EBITDA достигла отрицательных значений (минус 321 млн рублей), а это означало, что предприятие неспособно платить по долгам. Нужно было срочно принимать меры, вспоминает Латышева.

Руководители группы «Трио» рассматривали два варианта выхода из ситуации: рефинансирование кредита и поиск стратегического инвестора. К концу года остановились на втором. Желающие приобрести долю в компании или выкупить завод, по словам Латышевой, выстроились в очередь. «Мы были вишенкой на торте для всех крупных игроков, — с гордостью рассказывает она. — Общались с «Русагро», «Продимексом» и с другими». Но покупка завода, которым по-прежнему хотели управлять основатели, им была неинтересна. Представитель «Русагро» комментировать ситуацию отказался. Компания «Продимекс» на момент публикации на запрос Forbes не ответила.

Латышева, Уваркины и Захватаев решили присмотреться к игрокам поменьше и вспомнили про своего давнего партнера — французскую группу Sucden, у которой уже было три сахарных завода в России. «Трио» много лет сдавало им свеклу на переработку. Sucden — французская группа с глобальным оборотом порядка $6 млрд, которая ежегодно закупает и отгружает около 9 млн т сахара. «Мы максимально близки по стратегии: и они, и мы ориентировались на оптовых покупателей качественного сахара, таких, как, например, PepsiCo. Подумали, что мы усилим их позиции на рынке, а они — наши», — объясняет Латышева. По словам Глеба Тихомирова, финансового директора Sucden в России, покупка контрольного пакета завода помогла сахарному гиганту увеличить рыночную долю и сократить расходы. «Нам сделка позволит, например, дешевле закупать удобрения, а «Трио» — значительно усилить свое финансовое положение», — говорит Тихомиров.

Читайте также:  Реквизиты платежных документов для перечисления страховых взносов в 2017 году Санкт-Петербург

В конце января 2019 года компании подписали первое соглашение о партнерстве, а в мае оформили сделку. В ООО «Агросервис» «Трио» перевела Елецкий сахарный завод, около 64 000 га пашни, где выращиваются сахарная свекла и зерновые культуры, а также 5,6 млрд рублей долгов, приходящихся на завод. Sucden внесла в капитал «Агросервиса» 4,15 млрд рублей и получила, по данным «СПАРК-Интерфакс», 51,54% предприятия. Деньги от французов пошли на погашение части долга завода и пополнение оборотных средств.

В собственности «Трио», помимо части активов совместного с Sucden предприятия, остались молочные заводы и 25 000 га пашни. После объединения с Sucden пути сестер, которые много лет строили бизнес вместе, разошлись. В 2019 году Евгения Уваркина решила уйти в политику и в июне стала мэром Липецка. Свою долю (19,75%) она передала в доверительное управление холдингу «Трио».

Что известно об основном владельце “Столото”, который разыграл россиян на миллиард

Жизнь

После скандальной победы Кем на самом деле оказалась «простушка» из Подмосковья, выигравшая миллиард? История о том, как провалилось новогоднее чудо от “Столото» семейства Бартош в новогоднем розыгрыше рекордного миллиарда мы задались вопросом: а кто же стоит во главе этой славной « конторы» под названием « Столото»? Ну правда же , занимательная личность! История успеха лотерейного основного владельца лотерейного бизнеса в России странная и запутанная , как и все , что касается успешного бизнеса в нашей стране. Мы попытались разобраться , как владельцу трех скромненьких фирм средней руки удалось стать во главе лотерейной империи. Оказалось , что ответ лежит на поверхности.

Лотерейный король Армен Саркисян — человек непубличный , и известно о нем мало. Хотя даже той крупицы , которая есть в открытом доступе , уже вполне достаточно. Бизнесмен является владельцем государственной лотереи « Столото» — российского бренда , под которым распространяются все российские лотереи , в том числе и нетиражные ( с моментальным выигрышем по угаданным числам , картинке и т.д.).

До захвата в свои руки российских лотерей , согласно сведениям из СПАРК , Саркисян значился как бывший владелец трех маленьких фирм , которые занимались оптовой продажей алкоголя , высаживанием саженцев и подбором персонала. Его жена Екатерина Орджоникидзе по счастливой случайности не просто героиня Tatler и любительница гламурных шмоток , а дочь вице-мэра Москвы Иосифа Орджоникидзе.

Что известно о нашем вице-мэре? В течение 17 лет с 1990 года Орджоникидзе курировал гостиничный бизнес и московские казино. При этом Сергей Топилин, на то время советник президента группы « Гослото», а ныне гендиректор « Столото», уверял , что семейные связи « лотерейным королем» не использовались. Попытаемся в это поверить , но выводы напрашиваются сами.

Следуем дальше. Сестра Армена Саркисяна , по информации издания « Руспрес», — в прошлом действительный государственный советник Российской Федерации 3 класса , а также работник Счетной Палаты и Государственной Думы Жаклин Саркисян. В свое время она приобрела от президента Внешпромбанка Ларисы Маркус элитную недвижимость по выгодной сделке. Кстати , сама Маркус была арестована по подозрению в мошенничестве: в банке обнаружилась пропажа денег со счетов VIP-клиентов и вывод активов. Интересно , правда?

Но хватит уже о семье , вернемся к нашему « лотерейному королю». В 2009 году ему принадлежали 47% акций лотереи « Гослото» Минспорта , в 2012 году принадлежащие ему компании выкупили « Спортлото» и заключил контракт на проведение « Гослото» до 2020 года. Как утверждал в 2013 году Топилин, единственным бенефициаром « Гослото» являлся Саркисян.

Ну а что же сам Саркисян? С его слов , «Столото» несут великую миссию по пополнению бюджета страны.

«Мы полностью поддерживаем позицию государства , потому что на сегодня это единственный способ развить лотерейную отрасль и увеличить размеры отчислений в бюджет страны»

Зачистку лотерейного рынка от частных компаний в интересах Саркисяна активно продвигал министр спорта и туризма Виталий Мутко, конечно же , якобы в интересах государственных лотерей , мол , рынок до этого был максимально непрозрачным и максимально криминализированным , а теперь-то дело пойдет. И ведь пошло же! В результате реструктуризации рынка все козыри , а вернее джек-пот , достался Саркисяну.

Умер Сергей Киселев

9 мая ушел из жизни Сергей Киселев, один из самых известных российских архитекторов. Он умер в Израиле от рака мозга. Ему было 57 лет.

Список работ компании «Сергей Киселев и партнеры» насчитывает 330 объектов. Очень разных — от интерьеров до градостроительных проектов. Он создал самый правильный в Москве архитектурный бизнес, и по мере того как наш строительный рынок цивилизовался, он все с большими основаниями мог бы претендовать на статус главного российского архитектурного бизнесмена. Множество его зданий стало очень известными, получили массу дипломов и наград. Он мог бы претендовать на статус архитектурной звезды. Но он как-то не делал ни того, ни другого. Был очень успешен, но мерил жизнь другим критерием.

В 1987 году он спроектировал и построил офис Фонда за выживание и развитие человечества на улице Веснина. Это была российско-американская организация, в правление которой с американской стороны входили Джордж Сорос и фонд Форда, а с российской — Андрей Дмитриевич Сахаров и академик Велихов. Это небольшой интерьер, тем не менее в одном из своих интервью Сергей Киселев сказал: «Я очень нежно отношусь к этой работе, и мне, наверное, хотелось бы, чтобы обо мне судили более по ней, чем по какой-нибудь другой». И в этом есть смысл.

Во-первых, это очень «западный» интерьер, и в 1987-м, еще очень советском году, он выглядел в Москве как-то невероятно. Во-вторых, весь этот «запад» Киселев тогда сочинил из советских материалов в условиях тотального дефицита, и это было как-то очень умно сделано, при том что этот ум и ловкость были направлены именно на достижение западного офисного стандарта. Ну и, наконец, в этом интерьере была подчеркнутая интеллигентность. При всей своей невероятности он не кричал о себе: посмотрите, какой я необычный. Нет, это было очень воспитанное, благожелательное пространство, умеющее отступить в тень перед теми, кто в нем находится.

Возможно, о Сергее Киселеве лучше судить по его дому «Авангард» на Новочеремушкинской улице, очень жизнерадостному, оптимистичному объекту, на мой взгляд, вдруг вспомнившему о шестидесятнической мифологии — я даже как-то назвал его «памятник Черемушкам». Но в том старом интерьере на улице Веснина была высказана некоторая жизненная программа. Как бы там был вопрос — как должно выглядеть пространство Андрея Сахарова после того, как советская власть закончилась и началась совсем другая жизнь.

Сергей Киселев был очень интеллигентным человеком. Он был корректен, воспитан, благожелателен, он говорил подчеркнуто правильным языком, умел внимательно слушать, он, безусловно, уважал каждого, с кем разговаривал. Собственно и в архитектуре он, прежде всего, стремился к корректности, уместности и адекватности каждой своей работы. Он конвертировал это в бизнес-поведение, что для архитектурно-строительного бизнеса несколько экзотично. Из интеллигента он стал джентльменом, подчеркнуто порядочным, невероятно ответственным, внимательным к контрагентам, очень ценящим и даже культивирующим дух джентльменского соглашения. И ему как-то претило быть слишком заметным — и в бизнесе и в артистическом смысле, он будто подчеркивал, что джентльмен должен добиваться успеха, но не показывать его всем и каждому.

Это был человек, который очень хотел все делать правильно, правильно по самому высокому стандарту жизни. И делал. Он находил возможности соблюдать все правила и нормы, уважительно относился и к городу, в котором строил, и к заказчикам, помогал людям, выступал третейским судьей в спорах между коллегами и заказчиками, никому не завидовал, никого не подводил. Если побеждал (чаще), то строго по правилам, если проигрывал (реже), то с большим достоинством. Это был человек, которого не в чем было упрекнуть. Он был красив, энергичен. Он был щепетильно справедлив. В 57 лет его поразил рак мозга, и он сгорел за месяц, и это так несправедливо, что даже не знаешь, что сказать.

Ссылка на основную публикацию