Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Рейдеры атакуют «серый» бизнес

Рейдерство: инструкция по обороне

Текст: Елена Сибирякова

Проблема рейдерства в России стоит давно: она активно обсуждается в средствах массовой информации, периодически принимаются изменения и дополнения в различные законодательные акты, однако очевидно, что решение этого вопроса требует комплексного подхода. Задачу осложняет то, что в российской правовой системе до сих пор отсутствует как таковое правовое определение термина «рейдерство». О том, как его распознать и как от него защититься – в материале журнала «Инвестиции. Профессиональный взгляд».

В юридической практике рейдерство принято делить на белое, серое и черное, в зависимости от того, насколько интенсивен и правомочен захват и какие технологии в нем применяются. Белое рейдерство, чаще всего именуемое слиянием или поглощением, — это поглощение компании с соблюдением норм закона. Серый рейд предполагает формальное следование закону, но при ближайшем рассмотрении представляет собой хорошо спланированную акцию, часто сопровождающуюся подделкой документов — протоколов собраний и полномочий представителей, подкупа должностных лиц и силового давления со стороны недобросовестных чиновников и правоохранительных органов. Совокупность средств, применяемых при сером рейде, как правило, имеет признаки мошенничества. Понятие «черное рейдерство» говорит само за себя. Это предельно незаконный силовой захват, с использованием коррупционных механизмов и криминальных методов.

На сегодняшний день в России действует ряд типичных методов рейдерских захватов. Несомненно, самый «популярный» и распространенный метод – мошенничество , подразумевающий подделку документов: фальсификацию протоколов собраний, подделку подписей, взятки регистраторам налоговых органов и Росреестра, изготовление фальшивых бланков, печатей, доверенностей, протоколов и даже решений судов, подкуп чиновников.

Скупка акций . Рейдерами производится быстрая скупка акций, после чего инициируется собрание акционеров, принимаются нужные решения и происходит смена руководства предприятия. Этот метод часто бывает сопряжен с различными способами мошенничества.

Использование руководителя . Наемный менеджер умышленно в пользу других лиц увеличивает неплатежеспособность компании, например, наращивая кредиторскую задолженность, получая крупные кредиты у заинтересованных лиц и не погашая искусственно созданную задолженность. Часто при этом совершаются сделки, в результате которых активы выводятся в пользу рейдеров.

Банкротство . С целью захвата предприятия часто используются инструменты банкротства. Как правило, это четко разработанные схемы, также активно используется коррупционный ресурс.

Психологическая атака . Угрозы в адрес собственника, выражающиеся в самых разнообразных формах, а также прямой обман — введение в заблуждение, подкуп.

Административный метод . Под давлением правоохранительных органов или недобросовестных чиновников собственник вынужден отдать свой бизнес. Этот метод набирает все большие обороты. Недобросовестные чиновники, пользуясь служебным положением и используя административный ресурс, поддержку или непосредственное участие правоохранительных органов, проводят различные проверки, возбуждают уголовные дела и, как итог, производится смена собственника.

Прямой силовой захват уходит в прошлое, но забывать о нем все-таки пока не стоит. Этот метод используется при участии спецподразделений правоохранительных органов, частных охранных предприятий, судебных приставов при наличии документа (как правило, сфальсифицированного) о назначении нового руководителя или о смене собственника.

Рейдерами используется и такой метод как товарное рейдерство . Схема его достаточно проста и проработана. В рамках сфабрикованного уголовного дела на складах организации проводится обыск и изъятие товаров. Товар оценивается, при этом стоимость его сильно занижается, и передается на ответственное хранение. Затем принимается решение о его продаже или уничтожении. В итоге товар через цепочку лиц доходит до рейдера. Если организация, в отношении которой была применена подобная схема, и сумеет впоследствии доказать незаконность этих действий, то в качестве компенсации она получит ту заниженную сумму, в которую был оценен товар. В данном случае речь идет о подвиде рассмотренного ранее административного метода, так как в нем участвуют структуры правоохранительных органов.

Иногда рейдеры могут выступать под видом антирейдеров . Имея целью легализовать свое положение, рейдеры представляют ситуацию в таком виде, когда практически не представляется возможным определить, кто в этом конфликте действует в законных рамках, а кто уже давно вышел за грань правового поля. Ситуация может быть настолько искажена, что законный собственник предстает перед глазами правоохранительных органов как преступно действующее лицо.

Например, рейдерами могут оспариваться результаты приватизации с обоснованием, что она прошла незаконно с ущемлением интересов третьих лиц, по заказу которых и действуют рейдеры. В этом случае фабрикуется уголовное дело, в котором представляется, что приватизация была проведена с целью захвата имущества, в ней были ущемлены права тех, кто также имел право претендовать на имущество, а текущий процесс направлен на восстановление справедливости. В действительности за этим скрывается банальные захват со стороны «антирейдеров».

Сторона, использующая незаконные методы захвата, выставляет пострадавшую сторону в самом неприглядном свете, инициируя судебные процессы и уголовные дела в ее отношении. Прикрываясь антирейдерскими методами рейдеры формируют общественное мнение, выступают с законодательными инициативами, создают видимость борьбы с коррупцией и под этими знаменами, используя поддержку «подготовленной» общественности, добиваются своих целей.

Собственник имущества может использовать различные методы борьбы с рейдерами, причем противодействие должно быть комплексным, и может включать в себя обращение в правоохранительные и властные структуры, инициирование судебных процессов, использование средств массовой информации для освещения реального положения дел.

Важна информационная защита — рейдеры не приступают к захвату без предварительного изучения дел на предприятии и определения слабых мест. Информация о предприятии может быть получена из внешних и внутренних источников. Внешними источниками могут служить базы данных, сведения, полученные в налоговых органах, судах. Для сбора данных могут быть инициированы различные проверки. Внутренние источники информации, в том числе наемный персонал – это то, на что следует обратить особое внимание. Собственникам предприятия необходимо регулярно мониторить состояние защищенности предприятия, порядок хранения документов, бланков, печатей, вести учет корреспонденции, доверенностей, заключаемых договоров. На предприятии обязательно должны быть разработаны внутрикорпоративные положения «О коммерческой тайне» и системах обеспечения защиты информации. Очень важно внимательно подойти к выбору компании, которая будет осуществлять непосредственную охрану предприятия.

Но самая главная рекомендация, которая может быть дана собственнику предприятия, ставшего объектом пристального внимания рейдеров, — обратиться за помощью к профессиональным юристам . Предпринимая самостоятельные шаги при рейдерском захвате, собственник неграмотными действиями может способствовать процессу захвата имущества. В случае вмешательства в процесс специалистов такие риски можно свести к минимуму. Необходимо принимать во внимание, что для разработки схем захватов рейдеры тоже используют услуги квалифицированных юристов и экономистов.

Часто рейдеры добиваются результатов только потому, что борьба с ними идет методами, которые рейдерам хорошо известны и позволяют принять ими адекватные способы защиты. Специалист по защите от недружественных захватов сможет определить уязвимые позиции в рейдерской схеме, выбить почву из-под ног рейдера и заставить его совершать действия, при которых он неминуемо начнет ошибаться и терять контроль над ситуацией. Такие специалисты помогут собственнику минимизировать моральные и материальные издержки, связанные с возвратом имущества, организуют мероприятия по противодействию рейдерству, возврат контроля над захваченным бизнесом, защиту реестра акционеров. Кроме того, будет организована срочная реструктуризация основных активов предприятия и разработана стратегия судебной защиты.

Сегодняшние российские реалии таковы, что рейдеры становятся все более квалифицированными, а их методы все более изощренными. Объектами рейда становятся не только предприятия, но и любое ценное имущество, принадлежащее как юридическим, так и физическим лицам. Рейдерам редко нужно юридическое лицо как таковое, основная задача – это захват активов, принадлежащих собственнику.

Техники захвата имущества по серым и черным схемам, которые отличаются сложными тактиками, на сегодняшний день не нашли должного отражения в уголовной практике: возбуждается лишь небольшое число дел и редкие из них доходят до логического финала в силу многоэпизодности, труднодоказуемости и коррумпированности. Несомненно, необходимо укрепление и расширение законодательной базы в отношении рейдерства. И государство сделало шаг в сторону усиления мер ответственности за преступления в этой сфере. В 2010 году было принято несколько поправок в уголовное законодательство в отношении преступлений, ведущих к неправомерному захвату чужого имущества и денежных средств. Первый антирейдерский федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» от 07.04.2010 N 60-ФЗ исключил такую меру пресечения как заключение под стражу в ходе предварительного следствия лиц, обвиняемых в экономических преступлениях. До этого очень часто в ходе захвата предприятия использовался такой метод как устранение собственников либо управляющих, что во многом обеспечивало успех рейдерской схемы. Эти поправки дали возможность пресечения рейдерских захватов уже на начальной стадии их свершения, и, как следствие, предупреждение наступления последствий, при которых истребование захваченного имущества ограничено институтом защиты добросовестного приобретателя. В новом законе нашли отражение такие варианты рейдерских атак как внесение в реестр владельцев ценных бумаг недостоверных сведений, умышленное уничтожение или подлог документов, предоставление в органы исполнительной власти заведомо подложных документов. Эти деяния теперь квалифицируются как уголовно наказуемые, тогда как ранее они находились исключительно в сфере гражданских или административных споров.

Читайте также:  Как купить часть бизнеса «с рук»?

Все эти меры, несомненно, очень важны, но лица, совершающие рейдерские захваты, с течением времени меняют тактику и средства воздействия. И поправки, внесенные последними двумя законами, больше подходят для стандартных схем завладения предприятиями и имуществом. Все чаще инструментами нынешних рейдеров становится давление со стороны правоохранительных органов, мучительные проверки со стороны налоговых служб и администраций, угрозы физической расправы и уголовного преследования.

Коррупция в рядах чиновников и правоохранительных органов является одной из главных опор рейдерства. Эти явления взаимозависимы и создают благоприятные условия существования друг для друга. И несомненно, что решению проблемы рейдерства будет способствовать формирование в обществе устойчивого мнения, что рейдерство – это пагубное явление для самого общества и оно нарушает одно из основных прав, гарантированных Конституцией РФ, – право собственности.

К существенной минимизации серого и черного рейдерства приведет и прогресс в разрешении ряда сопутствующих проблем.

Во-первых, укрепление законодательных методов защиты — это и усиление нормативной базы, и минимизация пагубного влияния коррупции, и изменение реакций со стороны правоохранительных органов.

Во-вторых, усиление культуры бизнеса. Увы, на сегодняшний день в России культура бизнеса находится в зачаточном состоянии, либо вовсе отсутствует, чем рейдеры удачно пользуются. То, что в России сделки, которые на мировом рынке имеют легальные формы слияний и поглощений, превращаются в серый и черный рейд, несомненно, говорит о низкой культуре бизнеса, выстраивать которую предстоит самим собственникам. И во многом именно от них зависит, каким образом будет развиваться дальнейшая ситуация в отношении проблемы рейдерства , что сможет собственник противопоставить в ответ на недружественный захват. Собственнику предстоит отстроить структуру ведения бизнеса таким образом, чтобы в его распоряжении были грамотные эксперты: адвокаты, финансисты, аудиторы, сотрудники службы безопасности и охранного предприятия, способные адекватно отразить атаку рейдеров. В идеале бизнес должен быть построен таким образом, чтобы у рейдеров не возникало предположений, что на данное предприятие можно совершить нападение с целью отъема имущества, потому что уже на стадии разработки должно стать очевидно, что совершить захват предприятия просто невозможно.

Рейдеры (англ. raider от raid – налет, набег) — название крупных надводных военных кораблей, вспомогательных крейсеров, или переоборудованных специальным образом коммерческих судов, которые в одиночку или с малым сопровождением во время войны занимались нарушением вражеских коммуникаций, топя транспорт и торговые суда.

Начало применения одиночных кораблей для рейдерских действий относится к XVI веку; до начала XX века для таких операций применялся термин «крейсерство». Крейсерство особо развилось после принятия Парижской конвенции 1856 года, запретившей каперство (оно же корсарство, приватирство) и провозгласившей монополию государственного военного флота на захват неприятельских торговых судов и военной контрабанды. На крейсеров распространялись положения выработанного для каперов призового права, причем крейсерам разрешалось сжигать или топить захваченное судно, что каперам воспрещалось. Однако крейсеры должны были принимать участие в военных действиях, иначе могли быть обвинены в скрытом каперстве. Таким образом, рейдеры — это пиратские корабли, вставшие на госслужбу, и получившие от государства право заниматься пиратскими захватами, но только в отношении кораблей врага.

Рейдеры атакуют «серый» бизнес

Малый бизнес подвержен рейдерству наравне с крупным. Специфика небольших компаний в том, что они хуже защищены от рейдеров.

У малых и средних компаний нет своей службы безопасности и штатных юристов, которые помогут защититься в случае недружественного захвата. Кроме того, малый бизнес более уязвим для рейдеров, так как некоторые его секторы работают по серым схемам.

В ситуации, когда бизнес находится «в тени», рейдерам легче действовать. Несмотря на то, что более лакомыми для рейдеров являются те фирмы, чья недвижимость находится в центре города (чаще всего из числа небольших магазинов, салонов и ателье атаке подвергаются именно они), сейчас рейдерские захваты малых фирм перекочевывают и в спальные районы. Другая схема захвата связана с деятельностью ЗАО. В малом бизнесе, как правило, нет крупных дивидендов. Тогда рейдеры находят дольщиков, держателей, например, 10% акций фирмы и вводят их в заблуждение, объясняя, что на самом деле их акции стоят миллионы. Так акции даже не покупаются, а просто передаются в управление.

Постепенно у рейдеров в руках оказывается контрольный пакет акций. Поэтому владельцу небольшой фирмы можно быть спокойным, когда контрольный пакет акций находится в его руках. Кроме того, чтобы не навлекать беду, надо исправно платить дивиденды своим акционерам.

Наиболее тривиальный метод захвата — подкуп рейдерами налогового чиновника. Так рейдер незаметно для предпринимателя становится учредителем его предприятия. В один прекрасный день, подойдя к своему магазину или парикмахерской, предприниматель обнаруживает там охрану. Оказывается, у магазина новый владелец. Позже выясняется, что магазин сначала был куплен одним человеком, потом перекуплен другим. И тот, кто стал хозяином бизнеса, уже третий приобретатель. Он считается добросовестным, и претензий к нему быть не может.

«Нужно сделать следующие профилактические мероприятия: занять в долг, чтобы обременить имущество хорошим залогом. Если есть имущество в виде недвижимости, нужно сдать его в аренду на 49 лет жене или хорошему человеку. Рейдера, который незаконно забрался в базу ГБР (а туда забираются элементарно), обремененное имущество обычно не интересует», — советует Сергей Федоров, председатель Общественного совета по малому предпринимательству при губернаторе Петербурга.

В Общественный совет по малому предпринимательству при губернаторе Петербурга не прекращается поток звонков от предпринимателей, которые почувствовали угрозу своему бизнесу. В 2006 г. Общественный совет выпустил специальную брошюру, которая служит памяткой владельцам предприятий на предмет того, что такое профилактика рейдерства. И что делать, если рейдеры уже начали атаку на вашу фирму. Во-первых, нужно провести правовую экспертизу учредительных документов, внести в них соответствующие изменения, запрещающие отчуждение долей участниками ООО третьим лицам. Во-вторых, обеспечить хранение учредительных документов в труднодоступных сейфах. В-третьих, сконцентрировать весь акционерный или уставный капитал в руках узкого круга доверенных лиц. В-четвертых, передать ведение реестра акционеров независимому и проверенному регистратору. Нужно заблокировать свои акции в реестре акционеров, подав соответствующее заявление регистратору, либо заложить их, либо наложить судебный арест, инициировав судебное разбирательство.

Рекомендуется регулярно получать выписки из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) на организацию либо выписки из реестра акционеров. Кроме того, привлечь по возможности управляющую компанию в качестве исполнительного органа, нанять службу безопасности. Вывести активы на юридическое лицо, не занимающееся активной хозяйственной деятельностью (чтобы внешнюю деятельность вело одно юрлицо, а активы были сосредоточены в другом юрлице). И получать выписки из ЕГРП о состоянии прав на недвижимое имущество.

«Теневая экономика» = «серый» бизнес + «черный» бизнес

«Теневая экономика» = «серый» бизнес + «черный» бизнес

Еще одним важнейшим аспектом либерализации «экономики» стало всяческое поощрение ростовщиками «теневого» ее сектора, в котором «либерализация» достигает своего апогея. Эта сфера «экономики» вообще выпадет из сферы государственного регулирования, и жизнь здесь строится «по понятиям». «Понятия», или нормы жизни криминального мира «заточены» на главную цель — максимизацию прибыли, рост капитала. Этот мир «теневой экономики» — не результат каких-то стихийных, случайных, непрогнозируемых событий общественной жизни, «ошибок» и «просчетов» властей, а проект, разработанный и реализованный мировыми ростовщиками. Собственно это даже и не «проект», а способ существования ростовщиков. Подобно тому, как князь мира сего (т. е. дьявол) не выносит света и пребывает всегда в потемках. Грань между легальной и нелегальной деятельностью ростовщиков всегда был очень зыбкой, но сегодня она оказывается окончательно размытой.

Происходит сращивание легальной части финансового бизнеса с теми людьми и группами, деятельность которых буквально подпадает под те или иные статьи уголовных кодексов. Естественно, что связи «легальных» финансистов с «нелегалами» тщательно маскируется. Более того, «легальные» финансисты на словах нередко «борются» с «теневой экономикой» и «нелегалами» (теми, кто действует в «теневой экономике»). Но это только на словах. Весь современный бизнес мировой финансовой олигархии можно сравнить с айсбергом, у которого верхняя часть — «легальный» бизнес, а нижняя — «теневой». При этом нижняя часть по своим размерам многократно превышает верхнюю.

«Теневая экономика» в самом общем виде может быть разделена на две основные части:

а) деятельность, которая связана с производством и реализацией «обычных» (т. е. не запрещенных законом) товаров и услуг, но которая оказывается вне контроля государства (подпольное производство, контрабанда; любые операции легальных компаний, которые не находят отражения в финансовой и статистической отчетности и т. п.); здесь имеет место нарушение законов, но, как правило, эти нарушения не порождают уголовной ответственности.

Читайте также:  Как увеличить объем продаж?

б) деятельность, нарушающая нормы закона и порождающая уголовную ответственность.

Первый вид деятельности наносит ущерб обществу, прежде всего, потому, что она лишает государство налоговых поступлений в бюджетную систему. Иногда этот вид деятельности называют «серой экономикой».

Второй вид деятельности наносит ущерб здоровью людей, нравственности, безопасности государства, окружающей природной среде и т. п. Речь идет, прежде всего, о таких видах «бизнеса», как работорговля, проституция, производство и торговля наркотиками, поддельными лекарствами, человеческими органами, незаконные поставки оружия, истребление редких видов растений и животных, несанкционированный сброс токсичных отходов в окружающую среду и т. п. Обычно этот вид деятельности называют «черной экономикой». Сюда же можно отнести любой бизнес, который использует незаконные методы, такие как:

• рейдерство (насильственный захват активов),

• коррупция, воровство (хищения),

• обман и дезинформация;

• угрозы, запугивания, убийства,

• террористические акты (например, взрывы предприятий конкурентов),

• использование инсайдерской информации и т. п.

Те, кто использует незаконные методы бизнеса, всегда стремятся делать это без огласки, тайно.

И «серая», и «черная» «экономика» обеспечивают высокую норму прибыли, что создает предпосылки для абсолютного и относительного роста масштабов «теневого» сектора. Формально Запад провозглашает свою озабоченность такими незаконными операциями. Однако работа правоохранительных органов сознательно блокируется, создается мнение, что государство якобы в принципе не в состоянии их контролировать и пресекать незаконные производственные и торговые операции. В итоге они воспринимаются сегодня как «норма жизни».

Даже в самых «законопослушных» странах Запада «теневой» сектор достигает 20 % и более[133]. В валовом продукте развивающихся стран на «продукцию» «серого» и «черного» секторов «экономики», по экспертным оценкам, уже приходится больше 50 %[134].

Современные ростовщики заинтересованы в росте «криминальной экономики» и разными способами стимулируют ее рост. Яркий пример — наркобизнес, который обеспечивает норму прибыли в тысячи процентов.

Так что современные ростовщики — «крестные отцы» «черного» (криминального) и «серого» бизнеса во всех его проявлениях. Вот что пишет по этому поводу известный специалист по «криминальной экономике» Джеффри Робинсон: «В глобализированном мире XXI века на планете постоянно циркулирует 600–700 млрд. грязных долларов. Их львиная доля — наркоденьги, но поскольку преступность и терроризм — близнецы, все труднее становится провести границу между наркоденьгами и деньгами террористов»[135].

Происходит сращивание криминального бизнеса (наркотики, оружие, работорговля и др.) с банками, которые сами становятся частью криминального бизнеса, точнее — его «фасадом». Заинтересованность банков прямая: поскольку деньги «грязные», то они получают их с «дисконтом» за оказываемые «услуги» и за «риск». Они могут договориться с криминальным бизнесом об открытии для него депозитных счетов под более низкий процент, чем тот, который банки уплачивают «чистым» клиентам. Наоборот, они могут кредитовать криминальный бизнес под более высокий процент, учитывая, что погашение долгов будет осуществляться «грязными» деньгами. Инвестиционные банки и фонды могут также сотрудничать с криминалом, инвестируя его деньги в ценные бумаги на фондовом рынке.

Далеко за примерами ходить не надо. Вот что пишет испанский исследователь криминального бизнеса Мигель Педреро о связях ростовщиков с колумбийской наркомафией: «В июле 1999 года Ричард Грассо, президент Нью-Йоркской биржи, больше известной как Уолл-стрит, встретился посреди колумбийской сельвы с одним из руководителей FARC (полувоенная группировка под названием „Революционные Вооруженные Силы Колумбии“, которая под прикрытием революционных лозунгов занимается торговлей наркотиками. — В. К.), Раулем Рейесом, отвечавшим за финансирование повстанческой армии. Сопровождал Грассо, помимо начальника службы безопасности биржи Джеймса Эспозито и его вице-президента по связям с общественностью Алана Ив Морвана, министр экономики Колумбии Хуан Камило Растрепо, выполнявший функции переводчика. Назвав лидеров повстанцев „необыкновенными людьми“, он сообщил журналистам, что обсуждал с ними „обмен капиталами“. Грассо был очень доволен проведенными им переговорами, поскольку „мы должны проявлять агрессивность в поисках новых рынков и возможностей“. О Рейсере он сказал, что, „несмотря на полевую униформу и винтовку М-16 на плече, он достаточно хорошо разбирается в инвестициях и рынках капиталов и сознает необходимость привлечения иностранных капиталов в Колумбию“. Завершая пресс-конференцию, Грассо сказал, что пригласил командующего Революционными Вооруженными Силами Колумбии Мануэля Маруланду по прозвищу „Меткий Выстрел“, а также других лидеров организации посетить нью-йоркскую биржу и посмотреть, как заключаются крупные сделки. Другими словами, президент нью-йоркской биржи, опираясь на поддержку Государственного Департамента США, лично предложил лидерам FARC инвестировать свои наркодоллары на нью-йоркской бирже. И нужно помнить о том, что Грассо, простой служащий, никогда не отважился бы на подобную встречу без согласия своих „шефов“ — мировой финансовой олигархии»[136].

Известный американский политический деятель оппозиционного направления ЛиндонЛаруш в издаваемом им журнале «Executive Intelligence Review» много раз повторял и продолжает повторять очень простую истину: фондовый рынок и индексы Доу-Джонса в значительной степени поддерживаются наркодолларами, притекающими из Колумбии и других стран Южной Америки.

Несмотря на грандиозную шумиху, которую Запад раздул по поводу проблемы «отмывания» «грязных» денег, реально эффективность мер по борьбе с легализацией незаконно полученных доходов на национальных и международном уровнях крайне низка. Все это выглядит как большой спектакль, разыгрываемый мировыми ростовщиками.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Рейдерский захват жилья

Несовершенные законы делают такое мошенничество практически легальным бизнесом

История, приключившаяся почти три года назад с семьей Густелевых в Екатеринбурге, вызвала широкий общественный резонанс в средствах массовой информации различного уровня и социальных сетях. В сентябре 2011 года в дверь их квартиры неожиданно постучались трое людей. Они заявили буквально следующее: «У нас на руках есть документы, согласно которым каждому из нас принадлежит доля в этом помещении. Так что мы теперь будем тут жить!». Крайне удивленные хозяева, конечно же, повели себя естественным образом: не открывая дверь, посоветовали непрошеным гостям отправляться в любом из понравившихся им направлений. И на этом посчитали инцидент исчерпанным.

Но не тут-то было. На следующее утро странная троица вновь возникла на пороге жилища Густелевых (дверь им, кстати, открыли представители местных силовых структур). Визитеры оккупировали самую большую комнату и отказались ее покидать. Выяснилось, что, в принципе, находиться в данном помещении им позволяет право собственности на… 1/255 долю квартиры, что в пересчете на метры дает 0,2 «квадрата» на брата. Это стало своеобразным «подарком из прошлого», когда бабушка и дедушка нынешних владельцев решали во время развода спор о совместно нажитом имуществе через суд.

В течение некоторого времени трое «новых совладельцев» приходили в квартиру к Густелевым, как на работу, по часам. При этом на вопросы Густелевых, доведенных до крайнего нервного напряжения вольным поведением гостей, о том, сколько стоит в общей сложности их доля, отвечали примерно следующее: «Нам очень нравится вот эта большая комната. Если купите нам точно такую же — уедем. Цена вопроса — 800 тысяч рублей».

Однако детальное живописание различных вариантов рейдерского захвата жилья в данном материале вряд ли имеет смысл, таких диких примеров «относительно честного отъема метров у населения» в интернете полным-полно. Здесь задача немного иная — выяснить, как собственнику превентивно обезопасить себя от данного вида мошенничества и что следует предпринимать, если однажды при входе в квартиру он столкнется с такими «жильцами».

Опытные юристы уверяют: рейдерский захват квартир — довольно прибыльный «серый» бизнес, поставленный на поток. В среде таких предпринимателей существует даже целый интернет-портал «Содольщик.рф», полностью посвященный искусству рейдерского захвата. На нем размещена своеобразная «памятка начинающему рейдеру». В ней, в частности, говорится: появление на захватываемом объекте необходимо обставлять с максимальной помпой — эффектным выбиванием замков, распиливанием болгаркой входных дверей При этом необходимо взять с собой двух друзей, которые будут постоянно вести видеозапись и (внимание!) оберегать содольщика от проявления агрессии со стороны проживающих собственников. Также в памятке очень подробно, по пунктам, рассматриваются действия, которые направлены на максимальное устрашение противника, но не вписываются в рамки хулиганства и не позволяют другим собственникам вызывать полицейские наряды для выдворения рейдеров.

Алексей Бессонов, управляющий юридического бюро «Бессонов и партнеры», утверждает, что рейдерский захват — всегда результат действия группы лиц. Они, как правило, имеют хорошее юридическое образование и прекрасно знают конъюнктуру местного рынка недвижимости. Захват всегда начинается одинаково — это покупка доли недвижимого имущества. Большая она или маленькая, не важно. Главное — «зацепиться» за объект.

На второй стадии процесса возможен такой полет творческой фантазии, что как говорится, ни в сказке сказать, ни пером описать. Талантливые психологи и актеры, рейдеры разыгрывают ситуации, какие не способны придумать даже сценаристы душещипательных криминальных драм. Все это направлено на достижение одной из двух целей. Первая — жильцы не выдерживают осады и сдают имеющиеся доли по сильно заниженной цене, а рейдеры потом задорого продают всю квартиру. Вторая (если жильцы оказываются сильны духом и никак не хотят сдаваться) — вынудить их выкупить долю, принадлежащую рейдерам, по максимально высокой цене. Чаще всего подобным рейдерским атакам подвергаются одинокие и социально слабо защищенные собственники: матери с малолетними детьми, пенсионеры, инвалиды. Но нередко к подобным ситуациям приводит и разлад в дружной семье, когда один из ее членов продает свою долю «на сторону».

Читайте также:  Популярная профессия веб-аналитика – где найти работу, и как сделать карьеру веб-аналитика в России?

При этом Алексей Бессонов подчеркивает, что успешно вести подобную деятельность «захватчикам» позволяет лазейка в российском законодательстве. Ведь даже самая малая доля гарантирует им право на свободный доступ и перемещение в любую точку квартиры в любое время суток. «Печально, что с точки зрения правовых норм такая деятельность не считается преступной. Рейдерами жилья никто не занимается, что позволяет им в среднем ежегодно проворачивать по пять подобных операций», — констатирует Бессонов.

Адвокат Виктория Державина считает, что люди проигрывают в таких рейдерских войнах по причине своей низкой юридической грамотности. Такие ситуации можно предотвратить, если знать хотя бы некоторые основные положения Гражданского кодекса РФ. Во-первых, распоряжаться долей в общем имуществе ее владелец может только с согласия других лиц. Во-вторых, продажа, дарение, залог, завещание и иные действия с долей недвижимости должны выполняться с соблюдением определенных правил. Так, прежде чем передать ее иным лицам, владелец должен письменно уведомить других собственников. При этом они имеют право ее преимущественного выкупа на равных условиях. Проще говоря, нельзя продавать долю «дяде с улицы» за 100 тысяч рублей, а владельцам других долей предлагать ее за 150. Несоблюдение какого-либо условия из перечисленных — повод для судебного обжалования и признания сделки с долей недействительной.

Если все же по каким-то причинам в квартире появились чужие люди и применяют рейдерскую тактику устрашения, то нужно помнить: доказав в суде моральное давление с их стороны, можно получить с них денежную компенсацию. Собрав доказательства о намеренной порче имущества, можно подвести их и под уголовную ответственность. Регистрация несовершеннолетних детей в квартире также может стать надежным щитом на пути рейдеров. По закону, отмечает Виктория Державина, долю в недвижимости в этом случае продавать нельзя, можно только дарить. А если одариваемый — не близкий родственник, то он обязан заплатить налог в размере 13% от ее стоимости. Здравомыслящий рейдер с этим связываться вряд ли станет. В случае, если приобретенная рейдерами доля незначительна, то можно обратиться в суд с инициативой по ее принудительному выкупу.

Правда, на практике, отмечают юристы и риэлторы, оспаривание и признание недействительными сделок с долями недвижимости (особенно в случае дарения) — процесс очень затяжной и трудоемкий. И не всегда суды принимают положительные решения в пользу законных собственников. Во многом благодаря несовершенству законодательства. Но это все же не повод опускать руки, ведь на кону — судьба собственного жилья.

Как скоро будут приняты нормативные документы, позволяющие полностью исключить из нашей жизни рейдерский захват квартиры как явление, и появятся ли они вообще — остается только гадать. А пока главным орудием в борьбе за свое честно нажитое недвижимое имущество остаются четкий контроль за всеми правоустанавливающими документами на собственность, проверка чистоты всех операций с недвижимостью и мир и порядок в семьях собственников. Алексей Бессонов и другие юристы также советуют по возможности знакомиться с подобными ситуациями, время от времени освещаемыми СМИ и изучать тактические и стратегические приемы рейдеров, чтобы самим не оказаться в ситуации семьи Густелевых.

Кстати, рейдеры, пытавшиеся захватить их квартиру, все же покинули помещение через несколько дней, а Густелевым все-таки пришлось задуматься о подаче искового заявления в суд, чтобы закрепить за собой единоличное право пользоваться своим же жильем.

Как защититься от рейдерства

Рейдерство в РФ как явление существует с начала 90-х. Его методы меняются с течением времени. Современная статистика неутешительна: в среднем в год по России более 65000 предприятий меняют собственников в результате успешных рейдерских атак. Причем захваты осуществляются не только в крупных городах. Жертвой сегодня может стать любая компания: от холдинга до малого предприятия в столице или провинции.

Какие субъекты предпринимательства находятся в зоне риска и как защититься от рейдерского захвата?

Кто интересен рейдерам?

Однозначно ответить на данный вопрос сложно. По мнению авторитетных аудиторов, в зоне риска оказываются не только предприятия из высококонкурентных сфер деятельности. На первый план сегодня выходят юридические признаки компаний, в определенном смысле облегчающие злоумышленникам процесс проведения рейдерской атаки. Рейдерам могут быть интересны юрлица:

  • имеющие акционеров-миноритариев в числе собственников;
  • зарегистрированные с нарушением законодательства;
  • имеющие недооцененные активы;
  • торгующие акциями только на внутреннем рынке;
  • имеющие несовершенные уставные документы или документы, в которые давно пора внести изменения в связи со сменой приоритетов в осуществляемой деятельности;
  • формально относящиеся к защите конфиденциальной информации, регулярно сталкивающиеся с ее утечкой;
  • управление которыми осуществляют третьи лица при наличии официальных (по сути, номинальных) руководителей;
  • имеющие неэффективную службу безопасности или не имеющие ее вовсе;
  • с нечетко распределенными управленческими полномочиями и формальным одобрением сделок;
  • которые не проводят сборы акционеров или проводят их с нарушением установленных норм.

Также рейдеры могут заинтересоваться легально, законно и эффективно работающим предприятием, не сталкивающимся с указанными выше проблемами. В любом случае защиту от недружественного поглощения необходимо организовывать грамотно и осуществлять всесторонне, сотрудничая с опытными профессионалами.

Какие методы используют рейдеры?

Чтобы понять, как защититься от рейдерства, необходимо разобраться в его особенностях, специфике и методологии. Считается, что старые методы, такие как физическое воздействие, угрозы, подлоги документов, вымогательство или хищение коммерческой информации, остались в прошлом. На самом же деле из-за несовершенного, слабо адаптированного к реальности законодательства, регулирующего отношения в бизнес-сфере, все эти разновидности рейдерства могут иметь место.

Методы недружественного поглощения принято делить на белые, серые, черные. Первые отличаются формальной законностью. То есть с юридической точки зрения действия рейдеров нельзя классифицировать как правонарушение либо преступление. Единственная защита от белого поглощения – эффективное развитие бизнеса. Лучшая профилактика от такого захвата – быть всегда на шаг впереди конкурентов.

В нашей стране случаи белого рейдерства практически не встречаются, а вот черного и серого фиксируются достаточно часто. Серый захват формально осуществляется в рамках закона. Но стоит он на противозаконной почве. Злоумышленники используют подделку документов, административный ресурс, подкуп должностных лиц. Эффективно защититься от серого недружественного поглощения поможет использование доступных юридических методов.

Черный захват – худшая из трех возможных ситуаций для конкретного бизнеса. О законности, даже формальной, здесь речь не идет. Зато имеют место угрозы, демонстративное поведение рейдеров, силовое давление и прочие методы. Антирейдерство в данном случае должно быть бинарным. Эффективными являются и юридические, и физические методы. Для их реализации рационально привлекать профильных специалистов. Сотрудничество с частными охранными предприятиями позволит минимизировать риски и снизить вероятность потери бизнеса.

Профессиональная защита от рейдеров

Захват проще предотвратить, чем ему противостоять. Соответственно, если бизнесом еще не заинтересовались недружественно настроенные субъекты, рациональным решением будет принятие превентивных мер юридической защиты. Их реализацию можно доверить специалистам ЧОПа. На данном этапе охранная организация может:

  1. Провести аудит систем безопасности на предприятии.
  2. Выявить болевые точки.
  3. Разработать методику реорганизации системы безопасности или внедрения новых проектов по защите конфиденциальной информации.
  4. Провести мониторинг задолженности, предложить методы ее оптимизации.
  5. Разработать, внедрить программу противодействия промышленному шпионажу.
  6. Проверить сотрудников компании на предмет лояльности к конкурентам.

Что касается внедрения новой системы безопасности, она может включать физические, технические средства и решения.

Комплексные антирейдерские меры

Если принимать превентивные меры поздно, необходимо спланировать эффективное противодействие захвату. ЧОП или ЧОО может предложить для предотвращения недружественного поглощения:

  • оперативную реструктуризацию активов как стоп-фактор для массовой скупки акций;
  • защиту коммерческой тайны;
  • осуществление контрвыпадов с применением методов самих рейдеров (строго в правовом поле);
  • физическую охрану недвижимости, принадлежащей компании (предотвращение незаконного проникновения, диверсий, хищений и т. п.);
  • телохранителей для руководителей предприятия, членов их семей.

Также профильные организации часто оказывают консультационные услуги на предмет юридического противостояния недружественному поглощению.

Если бизнес под угрозой, худшее, что можно сделать, – промедлить с привлечением специалистов по защите от рейдерских атак. Сотрудничайте с профессионалами и не давайте злоумышленникам шанса на успешное завершение начатой атаки!

Ссылка на основную публикацию