Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Победитель получает зарплату

Зарплаты и привилегии: сколько будут получать победители выборов в Мосгордуму?

Лента новостей

Все новости »

Business FM поговорила с новоизбранными и уже покидающими парламент депутатами о том, на каких финансовых условиях работают народные избранники

Депутат Мосгордумы Андрей Метельский. Фото: Михаил Терещенко/ТАСС —>

Из 45 депутатов Мосгордумы зарплату получают 18 человек. Остальные имеют только привилегии: страховку, медобслуживание, бесплатную связь и транспорт. Что об этом думают новоизбранные депутаты? Вот что ответил Business FM аспирант Сергей Савостьянов — тот самый молодой коммунист, который победил на выборах самого лидера московских единороссов Андрея Метельского.

Сергей Савостьянов кандидат в депутаты Мосгордумы от КПРФ «Вообще не углублялся в вопросы соцпакета депутата Мосгордумы, поскольку по жизни являюсь достаточно здоровым человеком. Насколько я изучал при ведении избирательной кампании положение нынешних депутатов, которые еще только будут слагать полномочия, они разделены на две неравные категории: на так называемых депутатов нынешнего единоросского большинства, которые распределили практически чисто между собой все комитеты, и комиссии, и платные ставки, у этих депутатов заработная плата около 300-400 тысяч в месяц. А на позиции заместителя председателя Мосгордумы, которым был Метельский, мой конкурент, доход по линии Мосгордумы в виде оклада и премиальных составлял где-то 600-650 тысяч в месяц».

Сам Андрей Метельский заявил радиостанции: 600 тысяч — это фантастика. А то, что большая часть депутатов работают бесплатно, вполне обоснованно:

— В силу того что у нас сейчас заседание Мосгордумы один раз в месяц, основная нагрузка ложится на депутатов, которые являются председателями комиссии и руководителями фракций. Эти люди на возмездной основе. Все остальные — на безвозмездной основе. В том, чтобы один раз в месяц прийти на заседание, я думаю, проблем нет.

— Нам от оппозиции говорят, что зарплата 600 тысяч рублей.

— Нет такого. Не такая большая зарплата. Зарплата в районе 200 тысяч. Какие 600 тысяч? Это из области фантастики. Я думаю, все эти люди, которые об этом так говорят, будут приятно удивлены в конце месяца, когда им будет начислена заработная плата.

После прихода Собянина на пост мэра сократили и полномочия столичной думы. Она лишилась контроля за бюджетом города и распоряжением госсобственностью и имуществом. О том, что осталось из полномочий, говорит избранная от восьмого округа сотрудница фонда Максима Каца и Ильи Варламова «Городские проекты» Дарья Беседина:

— Самое главное то, что Мосгордума — это в первую очередь публичная трибуна. Это депутатский запрос, то есть возможность любому ведомству, чиновнику задать вопросы, непосредственно касающиеся его компетенции.

— Если говорить о привилегиях, вам как новоизбранному что-то обещают?

— Вместе с полномочиями у нашей Мосгордумы отняли в основном все эти привилегии, как вы говорите. Есть только аппарат с помощниками и есть небольшие льготы вроде оплачиваемого проездного. Но такое есть и у муниципальных депутатов.

Жители округа в Facebook в шутку обсуждают, сменит ли теперь Беседина, запомнившаяся как «кандидат на самокате», средство передвижения на служебную депутатскую Audi A6.

Но есть победители выборов, которых вообще пока мало кто видел. Избранный в Митине справоросс Александр Соловьев не вел избирательную кампанию, и даже в пресс-службе столичного отделения «Справедливой России», как оказалось, не могут до него дозвониться. «К сожалению, все телефоны, которые у нас есть, не отвечают, они выключены. Мы ничего не можем поделать», — сказали там Business FM.

В этом же округе не допустили до выборов другого Александра Соловьева — из команды Гудкова: он называл своего полного тезку Соловьева-справоросса спойлером. Но теперь уже закрадываются подозрения, а существует ли на самом деле этот человек. Все, что о нем известно: 1988 года рождения, инженер-проектировщик в ООО «Стройпроект». На его предполагаемой странице во «ВКонтакте» на стене — поздравления от пользователей, но победитель выборов почему-то не благодарит. А в графе «О себе» написано: «Я иллюзорен со всех сторон».

Сколько зарабатывают за сезон Загитова и Медведева? Мы посчитали все

Рубрика «считаем чужие деньги».

Профессиональный спорт отнимает не только кучу времени и сил, но и требует серьезных денежных затрат. В фигурном катании недостаточно просто иметь коньки, вложений требует и подготовка к соревнованиям: тренировочная одежда, лезвия, оплата самих тренировок, (если спортсмен только начинает карьеру), костюмы (как минимум два). Поездки на турниры и сборы также сюда включаются — даже фигуристам сборной федерация оплачивает только билеты на главные старты и серию Гран-при. Практически все юные фигуристы пропускают школу, так что полноценно учиться тоже не получается — приходится тратиться на дополнительные занятия и репетиторов.

В начале этого сезона призер юниорских этапов Гран-при Анастасия Тараканова искала себе спонсора для продолжения карьеры. «Родители вложили в меня больше 20 млн рублей, найти еще 3 млн на новый сезон не представляется возможным» , — рассказывала Настя.

Вице-чемпионка мира среди юниоров в танцах на льду Елизавета Худайбердиева в одном из интервью тоже упоминала о больших затратах на фигурное катание. Примерно в 11 лет Лиза решила перейти из одиночного катания в танцы, и на тот момент денежные вложения ее родителей составляли около 8-9 млн рублей.

Обе девушки продолжают выступать по юниорам. Но когда фигуристы переходят во взрослые, их траты могут даже возрасти: больше соревнований, костюмы на показательные выступления, программы от более известных постановщиков (к примеру, канадский хореограф Ше-Линн Бурн за постановку берет от $10 тыс.). Но возрастают и доходы — за победу на чемпионате мира можно получить $64 тыс., на чемпионате Европы — $21 тыс. Следом появляются рекламные контракты. Но все это достается единицам. Вложения большинства не окупаются.

Sport24 выяснил, сколько зарабатывают фигуристы топ-уровня и можно ли этим покрыть имеющиеся расходы.

Соревнования

Олимпийская чемпионка Алина Загитова и двукратная чемпионка мира Евгения Медведева являются самыми известными русскими фигуристками. Загитова в сезоне 2018/19 заработала на соревнованиях $134 тыс., выиграв чемпионат мира, два этапа Гран-при и заняв вторые места в финале ГП и на чемпионате Европы. Максимальную сумму ($146 тыс.) можно получить, победив на всех главных стартах сезона (исключая командный чемпионат мира). В сезонах 2015/16 и 2016/17 именно это удалось Медведевой, которая на протяжении двух лет была лучшей одиночницей мира.

Сравнительно небольшие деньги приносит призовое место на турнирах серии «челленджер» (максимум $4 тыс.). Но за отдельный турнир призовые не выплачиваются: по итогам серии составляется рейтинг, в котором учитываются суммы баллов фигуриста с двух турниров. В прошлом году Елизавета Туктамышева заработала эти призовые, так как получила лучшую сумму баллов среди одиночниц, выступавших на «челленджерах».

Обычно действующие фигуристы участвуют в шоу в межсезонье, иногда — после первой половины сезона. Самые известные шоу проводятся в Японии и Канаде, где оплачивается каждое выступление перед публикой. Платить такие гонорары фигуристам постановщики шоу в России пока не могут, поэтому спортсмены уровня Загитовой и Медведевой чаще выступают за границей. «За рубежом 10 тысяч евро — это базовая цена за выход на выступление. Но платить 700 тысяч рублей я не могу» , — рассказывал известный российский хореограф Илья Авербух .

Читайте также:  Рейдеры атакуют «серый» бизнес

Возьмем для примера японское шоу Fantasy on Ice . Оно проходило в четырех городах: Макухари, Сендай, Кобе и Тояму. В каждом из них один фигурист выходил на лед минимум три раза. То есть за один тур топовый спортсмен может получить не меньше $120 тыс. «Когда у меня перерыв между соревнованиями и при этом есть силы и здоровье, я иногда езжу на шоу. За месяц гастролей можно заработать на неплохую машину» , — говорила в одном из своих интервью Елизавета Туктамышева.

Загитова заработала 134 тысячи долларов за сезон. Это зарплата Чорлуки и Луиза Адриану за 2 недели

Сезон в фигурном катании практически завершен – остался только командный чемпионат мира в середине апреля – а, значит, можно подсчитать, сколько призовых заработали ведущие российские одиночницы.

На первом месте тут чемпионка мира Алина Загитова. Сумма ее призовых – 134 тысячи долларов США (или 119 тысяч евро). Она складывается из следующих составляющих:

– 64 тысячи за победу на чемпионате мира;
– 16 тысяч за второе место на чемпионате Европы;
– 18 тысяч за второе место в финале «Гран-при»;
– 36 тысяч за победы на этапах серии «Гран-при» в России и Финляндии.

У Евгении Медведевой показатели скромнее – всего 45 тысяч долларов (или 40 тысяч евро). Сумма складывается из следующих составляющих:

– 33 тысячи за 3-е место на чемпионате мира;
– 9 тысяч за 3-е место на этапе «Гран-при» в Канаде;
– 3 тысячи за 4-е место на этапе «Гран-при» во Франции.

Ярко начавшая сезон Елизавета Туктамышева заработала 39 тысяч долларов (или 34 тысяч евро). Сумма складывается из следующих составляющих:

– 12 тысяч за 3-е место в финале «Гран-при»;
– 18 тысяч за победу на этапе «Гран-при» в Канаде;
– 9 тысяч за 3-е место на этапе «Гран-при» в Японии.

Наконец, главное открытие нынешнего сезона Софья Самодурова заработала 47 тысяч долларов (или 42 тысячи евро). Сумма складывается из следующих составляющих:

– 21 тысяча за победу на чемпионате Европы;
– 4 тысячи за 5-е место в финале «Гран-при»;
– 9 тысяч за 3-е место на этапе «Гран-при» в США;
– 13 тысяч за 2-е место на этапе «Гран-при» в России.

При этом Самодуровой и Туктамышевой сезон еще не окончен – они примут участие в командном чемпионате мира. Если, например, сборная России займет первое место, они заработают минимум по 22 500 долларов каждая.

Правда, нужно учитывать, что все суммы указаны до уплаты налогов – а в каждой стране, где выплачиваются призовые, своя система налогообложения. Плюс какой-то процент от призовых фигуристы обычно отдают тренеру и команде, с которыми работают. Правда, например, наставник Медведевой Брайан Орсер процент с учеников не берет – у него почасовая ставка.

При этом призовые – далеко не единственный источник дохода фигуристок. Те, кто попадает в ежегодно составляемые федерацией списки членов сборной России, получают зарплату от Минспорта. Точных данных о ее размере нет, но, по данным «СЭ», для топ-спортсменов уровня Медведевой или Загитовой она составляет примерно 100-120 тысяч рублей «чистыми» ежемесячно.

Плюс члены сборной России получают стипендию Президента РФ в размере 32 тысяч рублей в месяц (в конце года она была повышена до 52 тысяч рублей). Кроме того, есть выплаты от регионов, к которым приписаны фигуристки.

Еще одна важная составляющая – участие в шоу. По неофициальной информации, за один выход на лед спортсмен калибра Медведевой или Загитовой получает порядка 10 тысяч долларов. Из этих денег определенный процент идет федерации (если ты входишь в сборную, нужно ее разрешение на выступления в шоу) и тренерам.

Но в любом случае, даже если суммировать все заработки фигуристок, это все равно несравнимо с гонорарами в футболе – доходы футболистов являются в России самыми конкурентно высокими среди всех видов спорта.

Гонорары Загитовой и Медведевой уступают футбольным в разы – если брать спортсменов топ-уровня, то разрыв выглядит очень ощутимым.

Для примера можем взять гонорары самого высокооплачиваемого спортсмена в ФК «Локомотив» – защитник Ведран Чорлука зарабатывает 4 миллиона евро без учета бонусов. Таков же гонорар форварда «Спартака» Луиза Адриану. Таким образом, годовой заработок Загитовой равен двухнедельному у Чорлуки и Луиза Адриану. «Спартак» является клубом частным, «Локо» получает огромную субсидию, оформленную как рекламный контракт, со стороны государственной компании РЖД.

Если брать среднюю планку в футболе, то и здесь Загитова и Медведева выглядят весьма скромно. Динамовец Шунин, по данным «СЭ», зарабатывает около 1,7 миллиона евро, его одноклубник – Рауш – около 800 тысяч евро – бюджет бело-голубых во многом наполняется за счет рекламного контракта с государственным банком ВТБ, а сама команда борется в текущем сезоне за выживание.

Вероятно, гонорары Загитовой и Медведевой можно сравнивать с самыми бюджетными зарплатами в РПЛ. Речь о таких клубах, как «Анжи», где месячный фонд оплаты труда, по некоторым данным, составляет около 17 миллионов рублей, а также «Рубин», где клуб преодолевает последствия испанского периода своего развития, когда зарплаты игроков неоправданно завышены. Безусловно, гонорар Загитовой нельзя сравнивать с доходом защитника Граната (около 600 тыс. евро в год), но с доходом Байрамяна и полузащитника Коновалова – вполне.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Money, мoney, мoney: сколько зарабатывают российские фигуристы?

Ежемесячный доход

Фигуристы, входящие в состав юниорской и национальной сборной России, получают зарплату. При этом выплаты могут производиться несколькими источниками:клубом или школой, которую представляет фигурист, Центром спортивной подготовки города или региона, за которых выступает фигурист, и Федерацией фигурного катания России. В зависимости от заслуг и достижений зарплата действующего спортсмена может составлять от 30 до 100 000 рублей.

Для спортсменов, которые показывают высокие результаты на российских и международных турнирах, также существуют различные ежемесячные выплаты, как на федеральном, так и на региональном уровне.

Например, Фонд поддержки олимпийцев в настоящее время выплачивает гранты 50-ти фигуристам, как действующим, так и завершившим карьеру. Данные о размере грантов сейчас скрыты, но несколько лет назад они составляли не менее 15 тысяч рублей в месяц. В числе грантополучателей – Евгений Плющенко, Татьяна Навка, Елизавета Туктамышева, Ирина Слуцкая, Артур Гачинский, Федор Климов, Аделина Сотникова и другие.

С 2011 года чемпионам Олимпийских и Паралимпийских игр выплачивается стипендия Президента России. Она составляла 32 000 рублей ежемесячно, а с 8 февраля 2019 года её размер повышен до 52 000 рублей.

Читайте также:  Пожарные проверки: чтоб не прижали к стенке

Также спортсмены могут получать выплаты и премии от спортивных обществ, частных меценатов, различных фондов и т.д.

Призовые деньги

Чемпионат Европы, чемпионат мира, серия этапов Гран-при, финал Гран-при и разнообразные коммерческие турниры финансово обогащают сильнейших спортсменов. Раньше призовой фонд распределялся между первыми 12-ю строчками фамилий в протоколах, а сейчас деньги делятся между первыми пятью-шестью местами в каждом виде программы соревнований.

Так, в сезоне 2018/19 Елизавета Туктамышева заработала за третье место на этапе Гран-при NHK Trophy 9 000 долларов, за первое место на этапе Гран-при Skate Canada 18 000 долларов и за третье место в финале Гран-при 12 000 долларов, то есть в сумме 39 000, а Алина Загитова за два первых места на этапах Гран-при и второе место в финале – 54 000 долларов.

У юниоров расценки существенно ниже: Алена Косторная в сезоне 2018/2019 за две победы на этапах Гран-при и победу в финале юниорского Гран-при заработала в сумме 10 000 долларов.

За победу на чемпионате Европы-2019 в одиночном катании фигуристы получили по 21 тысяче долларов (Софья Самодурова), за серебряные медали — 16 тысяч долларов (Алина Загитова, Александр Самарин), за бронзовые — 11 тысяч долларов. Победители в танцах на льду и в соревнованиях спортивных пар получили по 30 тысяч долларов, серебряные призеры — 20 тысяч (Евгения Тарасова/Владимир Морозов, Александра Степанова/Иван Букин), бронзовые — 12 тысяч (Александра Бойкова /Дмитрий Козловский).

Размер призового фонда соревнований меняется. Интерес к фигурному катанию возрастает, растут и ставки. К примеру, Елизавета Туктамышева в 2015-м и Евгения Медведева в 2016-м и 2017-м, выиграв чемпионат мира, получали по 45 000 долларов.

В 2019 вознаграждение на чемпионате мира будет существенно выше: за «золото» в одиночном катании спортсмены получат по 64 тысячи долларов, за «серебро» — 47 000, за «бронзу» — 33 000. Чемпионы мира-2019 в соревнованиях спортивных пар и в танцах на льду заработают 90 тысяч долларов, занявшие второе место — 65 000, занявшие третье- 45 000. Кто попадет в сборную России и поедет в Японию зарабатывать серьезные деньги – узнаем 25 февраля.

Со всех призовых денег российские спортсмены платят налог на доход физических лиц (ставка 13%). Оставшаяся сумма также не вся остается у спортсмена: в зависимости от условий контракта или существующих договоренностей до 20% может отчисляться ФФКР и ещё до 30% выплачиваться в виде вознаграждения тренерскому штабу.

Подарки

Помимо цветов и плюшевых игрушек, которыми своих кумиров задаривают болельщики, фигуристы получают официальные подарки от спонсоров турниров. Это могут быть часы, ювелирные украшения, сертификаты или другие компактные и ценные призы.

Но подарки бывают и более индивидуальными. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ исполнил мечту Алины Загитовой и от имени своей страны в честь олимпийской победы подарил фигуристке щенка акита-ину.

Олимпиада

Для российских спортсменов возможность заработать на Олимпийских играх стоит особняком – раз в четыре года цена медалей возрастает многократно.

После Игр-2018 в Пхенчхане олимпийским чемпионам и призерам были вручены автомобили от Фонда поддержки олимпийцев России BMW X6 – BMW X4, в зависимости от занятого места, а также согласно постановлению Правительства РФ Министерство спорта России выплатило спортсменам специальные премии – 4 миллиона рублей за «золото», 2,5 миллиона за «серебро» и 1,7 миллиона за «бронзу». Помимо этого спортсмены получили вознаграждения от регионов, которые они представляли. Размеры премий для спортсменов, представляющих Москву и Татарстан, были равны федеральным выплатам, а Санкт-Петербург выплачивал чемпионам даже больше — не по 4, а по 5 миллионов рублей.

Серебряный призер в командном первенстве Михаил Коляда в общей сложности получил 5 миллионов рублей, пара Тарасова/Морозов – по 7,5 миллионов каждый, двукратный серебряный призер Евгения Медведева – 10 миллионов.

Героиня Пхенчхана олимпийская чемпионка в личном зачете и серебряный призер в командном зачете Алина Загитова в общей сумме заработала более 20 миллионов рублей.

Реклама

Титулованные и популярные спортсмены зарабатывают на рекламе. В России чаще всего суммы контрактов не разглашаются, но цифры в долларах могут быть как с тремя, так и с шестью нулями. Также известно, что существует негласная практика – не менее 10% рекламных денег действующие спортсмены отдают тренеру, а тех, кто жадничает – не одобряют.

Первым российским фигуристом, засветившимся в рекламе, в 2007 году стал Евгений Плющенко, который снялся в ролике «Что сосут чемпионы?».

Позже Евгений рекламировал и другие торговые марки, в том числе продукты питания, бытовую технику и косметические средства. По разным данным от компании Oriflame Плющенко получил от 700 000 до одного миллиона долларов.

В рекламе косметических средств засветились многие фигуристы: Петр Чернышев продвигал шампунь «Head&Shoulders», Евгения Медведева – шампунь «Pantene», Мария Петрова и Алексей Тихонов рекламировали средства для ухода за кожей Nivea, а Татьяна Навка даже сменила цвет волос для рекламы краски Garnier (но снова стала блондинкой после завершения контракта).

После Сочи-2014 настоящим прорывом для фигурного катания стало сотрудничество Adidas и Юлии Липницкой. Оказалось, что лицами спортивных брендов мирового уровня могут быть не только футболисты.

Вторая олимпийская чемпионка-2014 Аделина Сотникова в 2017-м году приняла участие в мотивирующей рекламной компании Nike.

Сейчас другая олимпийская чемпионка — Алина Загитова — является мировым амбассадором спортивного бренда Puma и косметической компании Shiseido.

У суперюниорки Александры Трусовой уже заключен первый персональный контракт с агромолкомбинатом «Рязанский», чью молочную продукцию под торговой маркой «Му-у» фигуристка вместе со своей чихуахуа Тиной активно продвигает в соцсетях.

Агент фигуристки Евгении Медведевой заявлял, что реклама в инстаграме спортсменки стоит дороже, чем у Ольги Бузовой, но конкретные цифры названы не были и обилия рекламных постов у фигуристки не наблюдается.

Шоу

Дополнительным доходом для фигуристов является выступление в различных ледовых шоу – в формате показательных выступлений, ледовых спектаклей или телевизионных проектов. Точных цифр также никто не называет, но в зависимости от уровня спортсмена, его заслуг и известности, от страны проведения гастролей, а также от количества выступлений и длительности тура или проекта, гонорары могут варьироваться от одной тысячи до нескольких десятков тысяч долларов.

Помимо внесоревновательных выступлений фигуристы подрабатывают проведением мастер-классов, а также выступая приглашенными звездами в ток-шоу, ведущими телепрограмм (как Алексей Ягудин), экспертами или комментаторами на телевидении (как Юлия Липницкая и Елизавета Туктамышева).

Также звёзды фигурного катания выступают на корпоративах больших корпораций, на днях рождения и свадьбах богатых людей, которые готовы раскошелиться не только на гонорары, но и организацию льда посреди собственного торжества. Информация о вознаграждении опять же конфиденциальна, сами участники выступлений уклончиво характеризуют уровень таких заработков как «рыночный».

Самые богатые

Ими стали Татьяна Навка с годовым доходом 3,4 миллиона долларов и Евгений Плющенко с годовым доходом в 5 миллионов долларов.

Читайте также:  Декларации по ЕНВД: куда их нести и сколько

В 2017-м году состояние Плющенко оценивалось в 20,1 миллиона евро. Но с тех пор Евгений к собственному ледовому шоу добавил собственную школу фигурного катания, где час занятий с Плющенко стоит 60 000 рублей. Для сравнения, канадский тренер Евгении Медведевой Брайан Орсер в рублевом эквиваленте берёт за тренировочный час около 7 500 рублей. Наверное, поэтому у Орсера в тренерских достижениях воспитанники Хавьер Фернандес и Юдзуру Ханю, а у тренера Плющенко – солидный банковский счет.

Автор: Валерия ЗЫК

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС, Наталия Федосенко/ТАСС, Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Победитель получает зарплату

В этом году на конкурсе «Предприниматель года» в Монако Россию впервые будет представлять не владелец бизнеса, а менеджер логистической компании. Логику такого решения не вполне поняла специальный корреспондент «Денег» Екатерина Дранкина.

Человеку, не знающему российский бизнес, что называется, до самых до окраин, имена финалистов конкурса Ernst & Young «Предприниматель года» в этот раз не сказали бы ровным счетом ничего. Такое впечатление, что титулованные звезды, желающие пройти через эту конкурсную вертушку, уже все через нее прошли, частично, правда, осев в жюри. Судействовали, например, теперь уже «просто предприниматель» Давид Якобашвили, президент «Опоры России» Сергей Борисов, Андрей Мартиросов из «ЮТэйр», победитель конкурса позапрошлого года Олег Хусаенов из «Атлант-М» и победитель позапозапрошлого года Сергей Выходцев — производитель йогуртов Velle. В отличие от них, собравшиеся в Lotte Plaza номинанты на звание лучших предпринимателей этого года на страницах деловой прессы не часто мелькают. Но ведь очень даже может быть, что это лишь вопрос времени и все эти производители этикеток из Нижнего Новгорода, создатели образовательных центров из Ханты-Мансийска или ИТ-компаний из Перми когда-нибудь сметут с пьедестала нынешних Дерипасок и Вексельбергов.

Впрочем, на самом деле среди номинантов были весьма серьезные, мирового уровня компании, которые не столь широко известны только потому, что им это не очень-то и нужно.

К ним относится, например, Центр речевых технологий (ЦРТ) Михаила Хитрова. Компания, занимающаяся голосовой биометрией, за последние несколько лет дважды привлекала инвесторов, о которых и вроде бы мечтать не смеет любая инновационная компания: сначала, в 2003 году, акционером ЦРТ стал фонд Quadriga, потом пакет купил менее приметный в инновационных кругах, но имеющий иные достоинства Газпромбанк. Имея в активе такие разработки и таких акционеров, компания кое-чего добилась на рынках: поставляет продукты в 74 страны мира и получает за них больше $15 млн в год. «Нас особенно в Латинской Америке полюбили»,— хвалился Михаил Хитров в фойе Lotte Plaza. В России, по его словам, компанию вроде как ценят меньше, хотя только она владеет технологиями синтеза и распознавания русской речи и продает их как комплексное решение для систем голосового самообслуживания.

Другим серьезным претендентом на победу, как рассказывали в кулуарах члены жюри, был, конечно, Николай Лебедев с компанией «Транзас». Это вообще компания серьезней некуда. Три моряка — Николай Мужиков, Евгений Комраков и, собственно, Николай Лебедев — основали ее в 1990 году в Санкт-Петербурге, чтобы производить морские навигационные системы. Потом, как водится, линейка продукции расширилась, и теперь компания вместе с «Роснано» производит ни много ни мало беспилотные бомбардировщики (точнее, беспилотные комплексы дистанционного зондирования земли с возможным их применением в военных целях). Теперь головной офис «Транзаса» находится почему-то в Ирландии (в славном городе Корк), а годовой оборот группы — больше $250 млн.

Не менее серьезной компанией из представленных, на наш взгляд, был концерн «Тракторные заводы». Ее владелец и президент Михаил Болотин, правда, не создавал ее с нуля, а приватизировал, но все же проделал большой путь, начав с одного Чебоксарского завода, а к сегодняшнему дню консолидировав 20 предприятий, включая те, что находятся в Дании, Германии, Австрии, Нидерландах, Сербии и на Украине.

Ведущий церемонии награждения, знакомый по «Историям в деталях» Сергей Майоров тем не менее галантно сообщил собравшимся, что болеет за дам. Таковых в конкурсе было несколько, и бизнес у них преимущественно тоже дамский. Так, Евгения Белонощенко из Самары, например, владеет пятью беби-клубами и надеется распространить франшизу на всю Россию. А Наталья Матвеева («Реалоре Студиос») делает казуальные компьютерные игры для детей и «женщин после 36, потому что у них ведь так мало времени и нужна поддержка». Дамы получили призы в соответствующих номинациях, но решительной победы все же не одержали.

Приятный такой логист

Решительную победу одержал Петр Демченков, генеральный директор логистической компании «Алиди», и он, таким образом, в июне следующего года поборется за звание лучшего предпринимателя в мировом масштабе на конкурсе в Монако. Бизнес этой компании сам по себе достоин всяческих похвал: за последние шесть лет (это как раз те годы, что Демченков компанию возглавляет) товарооборот «Алиди» вырос в 30 раз, география присутствия расширилась на 21 город России, а клиентами стали Procter & Gamble, Nestle и «М.Видео». «То есть, вы понимаете,— объяснял после церемонии награждения член жюри Олег Хусаенов,— эти компании могут работать с мировыми гигантами в сфере логистики, могут создавать свои подразделения, а выбирают его и больше уже никого не хотят». «Все так,— подтвердили нам в «М.Видео».— Хотим работать с Демченковым и работаем. И да, здесь важно то, что представляет собой компания, но личностные качества руководителя очень важны. То, что человек держит слово. И обладает проницательностью, умеет слышать клиента. И даже то, что это живой такой человек, это важно. То есть приятный человек, живет не только бизнесом, а имеет какие-то интересы, ценности». Сам Петр Демченков действительно проявил себя как человек с ценностями, сообщив, что удивился награде даже больше, чем сообщению жены о том, что он станет отцом. Совладав с собой, он, правда, признал, что имеет ко всему случившемуся некоторое отношение. «Дело не только в технологиях. Да, мы внедрили все, что есть у лучших мировых логистических компаний: купили за шестизначную сумму ERP-систему, систему интеллектуального управления складом, спутниковую систему контроля, систему мобильной торговли. Но все это было бы бессмысленно, если бы каждый человек в компании не чувствовал свою личную ответственность за результат. То есть корпоративная культура, может быть, даже важнее технологий, а ее не купишь и не слизнешь у конкурентов».

Интрига в выборе победителя заключалась в том, что собственником компании Демченков не является — он профессиональный управленец. До прихода в «Алиди» работал в банке «Кит Финанс» директором по развитию.

«Не вижу проблемы,— отрезал директор конкурса «Предприниматель года» в странах СНГ Андрей Пожалов.— Разве, например, в госкомпаниях не может быть духа предпринимательства? И кто носитель этого духа? Не государство же, а менеджеры».

Ссылка на основную публикацию