Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Молодые петербуржцы придумали, как заработать на подкастах

Молодые петербуржцы придумали, как заработать на подкастах

Александр Китченко не просчитался, создав 2 года назад некоммерческий подкаст–портал. Так он занял перспективную нишу в Интернете, и она стала приносить деньги в кризис.

Выпускник юридического факультета Санкт–Петербургского политехнического университета Александр Китченко более 5 лет назад самостоятельно освоил технологию записи подкастов (коротких аудиороликов, выкладываемых в Интернете): «Я купил микрофон за 99 рублей, решил пошутить и сделать аудиозапись со своим другом, который очень хотел поделиться впечатлениями о том, как случайно в кофейне столкнулся с популярной музыкальной зарубежной группой».

Эта 30–минутная запись и подтолкнула Александра Китченко к созданию подкаст–портала «Питерская podСтанция» (см. «ДП» № 242/07, www.dpgazeta.ru). Тогда он не знал, как будет зарабатывать на этом деньги, но на интуитивном уровне понимал, что, заняв нишу одним из первых, позже найдет способ ее монетизировать. Переломный момент в развитии проекта произошел весной этого года, в самый разгар кризиса. Александр зарегистрировал ИП и начал выполнять первые коммерческие заказы.

По его словам, только спустя несколько лет стало наконец понятно, что в России практически невозможно заработать на подкастах традиционными способами, пытаясь продавать подписку или привлекая рекламодателей. Это заставило предпринимателей взглянуть на эту технологию шире.

«Подкасты имеют широкий круг возможностей, это на самом деле гибкий инструмент. Мы придумали, как можно использовать их в бизнес–целях. Как оказалось, регулярно обновляемые на сайте подкасты могут поднять уровень продаж через Интернет, увеличить посещаемость сайта», — говорит Дарья Кравцова, коммерческий директор «Питерской podСтанции».

Первых клиентов партнеры по бизнесу искали так: подготовили коммерческое предложение, разослали его в компании, которые регулярно обновляют свои сайты и заинтересованы в том, чтобы сделать их лучше. Таким образом удалось собрать портфолио, понять, чего хотят представители бизнеса.

Сейчас компании готовы платить за серию подкастов, записанных в их фирменном стиле. Также поступают заказы на запись рекламных роликов, выездных лекций, заявлений политических партий. Бизнес по записи подкастов приносит учредителям около 100 тыс. рублей в месяц. При этом все издержки предприниматели свели к минимуму.

В компании коммерческой деятельностью занимаются всего два человека. Они же управляют бизнесом, ведут бухгалтерию, начитывают подкасты (Александр — счастливый обладатель поставленного голоса с грассирующим «р»), ищут клиентов. Третье важное звено в команде подкастеров — композитор, который пишет фоновые мелодии для подкастов. В случае необходимости приглашают сторонних дикторов, носителей иностранных языков.

Офис молодые предприниматели решили пока не арендовать. Подкасты они записывают в специально оборудованной домашней студии Александра. В планах на будущее — не раздувать штат, осваивать новые ниши, записывать некоммерческие подкасты, в том числе музыкальные сеты известных диджеев.

«Мы — живое доказательство того, что ни одна идея не должна быть похоронена или запущена. Нужно ориентироваться на будущее, потому что оно может оказаться ближе, чем мы думаем», — уверены Александр Китченко и Дарья Кравцова.

В Рунете действуют пять студий, специализирующихся на записи подкастов. Среди них, например, «СаундФронт».
Сегодня подкасты слушает уже почти каждый пятый (19%) житель США — такие сведения содержатся в исследовании, выпущенном Pew Internet & American Life Project (его цитирует eMarketer).
Тем не менее аналитики признают, что подкасты все еще не стали повсеместно распространенным форматом и во многом остаются нишевым медиа.

Молодые петербуржцы придумали, как заработать на подкастах

Выпускник юридического факультета Санкт–Петербургского политехнического университета Александр Китченко более 5 лет назад самостоятельно освоил технологию записи подкастов (коротких аудиороликов, выкладываемых в Интернете): «Я купил микрофон за 99 рублей, решил пошутить и сделать аудиозапись со своим другом, который очень хотел поделиться впечатлениями о том, как случайно в кофейне столкнулся с популярной музыкальной зарубежной группой».

Эта 30–минутная запись и подтолкнула Александра Китченко к созданию подкаст–портала «Питерская podСтанция» (см. «ДП» № 242/07, www.dpgazeta.ru ). Тогда он не знал, как будет зарабатывать на этом деньги, но на интуитивном уровне понимал, что, заняв нишу одним из первых, позже найдет способ ее монетизировать. Переломный момент в развитии проекта произошел весной этого года, в самый разгар кризиса. Александр зарегистрировал ИП и начал выполнять первые коммерческие заказы.

По его словам, только спустя несколько лет стало наконец понятно, что в России практически невозможно заработать на подкастах традиционными способами, пытаясь продавать подписку или привлекая рекламодателей. Это заставило предпринимателей взглянуть на эту технологию шире.

«Подкасты имеют широкий круг возможностей, это на самом деле гибкий инструмент. Мы придумали, как можно использовать их в бизнес–целях. Как оказалось, регулярно обновляемые на сайте подкасты могут поднять уровень продаж через Интернет, увеличить посещаемость сайта», — говорит Дарья Кравцова, коммерческий директор «Питерской podСтанции».

Первых клиентов партнеры по бизнесу искали так: подготовили коммерческое предложение, разослали его в компании, которые регулярно обновляют свои сайты и заинтересованы в том, чтобы сделать их лучше. Таким образом удалось собрать портфолио, понять, чего хотят представители бизнеса.

Сейчас компании готовы платить за серию подкастов, записанных в их фирменном стиле. Также поступают заказы на запись рекламных роликов, выездных лекций, заявлений политических партий. Бизнес по записи подкастов приносит учредителям около 100 тыс. рублей в месяц. При этом все издержки предприниматели свели к минимуму.

В компании коммерческой деятельностью занимаются всего два человека. Они же управляют бизнесом, ведут бухгалтерию, начитывают подкасты (Александр — счастливый обладатель поставленного голоса с грассирующим «р»), ищут клиентов. Третье важное звено в команде подкастеров — композитор, который пишет фоновые мелодии для подкастов. В случае необходимости приглашают сторонних дикторов, носителей иностранных языков.

Офис молодые предприниматели решили пока не арендовать. Подкасты они записывают в специально оборудованной домашней студии Александра. В планах на будущее — не раздувать штат, осваивать новые ниши, записывать некоммерческие подкасты, в том числе музыкальные сеты известных диджеев.

«Мы — живое доказательство того, что ни одна идея не должна быть похоронена или запущена. Нужно ориентироваться на будущее, потому что оно может оказаться ближе, чем мы думаем», — уверены Александр Китченко и Дарья Кравцова.

В Рунете действуют пять студий, специализирующихся на записи подкастов. Среди них, например, «СаундФронт».

Сегодня подкасты слушает уже почти каждый пятый (19%) житель США — такие сведения содержатся в исследовании, выпущенном Pew Internet & American Life Project (его цитирует eMarketer).

Тем не менее аналитики признают, что подкасты все еще не стали повсеместно распространенным форматом и во многом остаются нишевым медиа.

Издатель «Медузы» рассказал, как заработать на подкастах

«Медуза» запустила платформу с подкастами — аудиовыпусками, ведущие которых беседуют на разные темы — в сентябре прошлого года. В июне 2018 года формат, запущенный в рамках эксперимента, начал приносить изданию прибыль, рассказала «Планёрке» директор и основательница «Медузы» Галина Тимченко.

Читайте также:  Эксклюзивные прически – красивый доход

«Медуза» начала с трех подкастов, а сейчас их пять. По словам Тимченко, формат «взлетел»: сейчас они собирают около двух миллионов прослушиваний в месяц. Самый популярный выпуск подкаста собрал 126 тыс. прослушиваний, а второй по популярности — 103 тыс. В среднем выпуски собирают от 50 до 100 тыс. прослушиваний, рассказала Тимченко.

Издатель «Медузы» Илья Красильщик в разговоре с Inc. объяснил, что на старте подкасты не «затачивались» под определенные рекламные форматы. О том, чтобы начать зарабатывать на подкастах, «Медуза» впервые задумалась примерно в феврале, когда увидела такую возможность, рассказал он.

«Это недорогой в производстве формат, и это хорошо: то, что стоит дорого, продавать сложнее. Сначала у нас был новостной подкаст „Медуза в курсе“, и его мы даже не пытались продавать. Потом появились „Как жить“ и „Два по цене одного“. Вот „Два по цене одного“ запускался изначально как подкаст, в котором может быть реклама, поскольку он про экономику и потребление».

Рынок подкастов — новый для России, и поначалу «Медуза» сама предлагала новый формат рекламодателям, рассказала «Планёрке» Тимченко. При этом число прослушиваний не так важно, отмечает она: рекламодателям важна эффективность, а она далеко не всегда зависит от охвата. «Рекламодателю важно, чтобы после рекламы совершилось какое-то действие», — объясняет Тимченко.

По словам Красильщика, пока рано подводить итоги: сейчас речь идет о первом успехе формата. О том, насколько он успешен, можно будет судить спустя месяцы.

«Реакции рекламодателей мы ждали с некоторой тревогой. Им понравился формат, но мы говорим о первой удаче, о волне. Но мы уже получили два отзыва, в которых рекламодатель не просто сказал, что ему понравилось, но признал, что это было экономически оправдано».

По словам Красильщика, «Медуза» не «прячет» рекламу в своих подкастах. Есть несколько способов интегрировать туда рекламу: например, сделать рекламный джингл, объясняет Красильщик. Тогда ведущий скажет, что подкаст был записан при поддержке спонсора. Рекламу можно услышать и в беседе ведущих. «Важно, что рекламодатель никак не контролирует разговор ведущих. Только саму рекламную фразу», — уточняет он.

«Еще есть спонсорский вопрос. В подкасте „Два по цене одного» у нас есть рубрика под названием „Люди умнее нас“. И если мы обсуждаем, например, как правильно давать деньги детям, то у нас появляется в подкасте глава управления финансами Альфа банка. В этом случае мы тоже играем честно».

При этом подкасты — формат с минимальными затратами на производство. Поэтому сложность состоим не в том, чтобы уложиться в бюджет, а в том, чтобы сделать качественный подкаст.

«Подкаст — это некоторый сериал, и начинать это нужно как сериал. Вопрос не в деньгах, а в том, что нужно хорошо подумать, прежде чем его запускать. Представьте человека, который 40-50 минут в наушниках слушает ваш подкаст, и вам его внимание нужно удерживать», — говорит Красильщик. Издатель призывает медиа не бояться этого формата: универсального рецепта успешного подкаста нет, уверен он, но попробовать стоит.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram: @incnews

«Как я смог зарабатывать $8000 в месяц на маленьком подкасте о бизнесе»

Маленькие подкасты способны приносить реальные деньги. Тим Ромеро, автор подкаста Disrupting Japan, рассказал, как его скромное шоу о стартапах смогло приносить ему приличный доход, несмотря на слабый интерес к подкастам на рынке.

Япония — страна, где подкасты не очень популярны. Большинство из них представляет собой записи от крупных медиакомпаний. Хорошие независимые шоу есть, но их еще нужно поискать.

Я открыл в Японии несколько стартапов и захотел записать подкаст, в котором я и мои друзья-предприниматели будем обсуждать бизнес и инновации — каково быть инноватором в стране, где поощряется конформизм.

Я назвал свое шоу Disrupting Japan и запустил его в сентябре 2014 года. В том месяце его скачали 42 раза — и я решил, что это прекрасный результат.

Как не нужно наращивать аудиторию подкаста

Моя аудитория понемногу росла с каждым месяцем и через полгода у меня было уже около 400 слушателей. Тогда я решил, что стоит вложиться в раскрутку, но большинство привычных видов маркетинга не сработали или только ухудшили результат.

Я снял студию, чтобы улучшить качество записи, но в итоге моим гостям было некомфортно. Они просто не могли расслабиться в незнакомой обстановке и во время беседы смотрели на микрофон, а не на меня. Я приглашал трех разных людей и ни с одним из них не получилось хорошего разговора.

Поэтому я отказался от студии. Я стал приезжать в офисы и записывать подкаст на микрофон-петельку. Качество звука было хуже, но зато уже через пару секунд мои гости забывали, что на них надет микрофон, и мы могли по-человечески поговорить.

Оказалось, что пожертвовав немного качеством и «профессионализмом» в пользу более личного и открытого разговора, я принял одно из лучших решений.

Реклама подкаста тоже оказалась неправильной. Я вложил кучу денег в различные рекламные кампании на Facebook и Twitter, но не заметил значительного прироста слушателей. Эти платформы показывали, что у пользователей высокая «вовлеченность» в рекламу, но она никак не повлияла на количество скачиваний подкаста или посещений сайта.

Говорят, что хороший способ расширить аудиторию — это прийти в гости в другой подкаст. Но для меня он не сработал. Мне понравилось общаться с другими ведущими, но серьезного прироста слушателей я не увидел.

Проблема еще в том, что все подкасты разные. Мой специализируется только на бизнесе и инновациях в Японии — если вы в этом не разбираетесь, то вам нет смысла быть гостем моего шоу.

Для кого-то такой взаимопиар работает, но я не добился результата — и со временем понял почему. У Disrupting Japan была очень узкая тема и ей просто интересовалось слишком мало людей. А это значило, что мне нужно было создавать аудиторию с нуля.

Что сработало

Самым эффективным способом набрать слушателей для меня было общение.

Я искал группы в Facebook и LinkedIn, посвященные японским стартапам, и участвовал в обсуждениях. Большинство групп тепло встретили мой вклад.

Но на самом деле больше всего мне помогло общение не в сети, а офлайн. Я посещал все семинары и мероприятия, где мог говорить о японских стартапах и инновациях. И после каждого моего выступления и видел небольшой приток новых слушателей.

Email-рассылка оказалась более эффективной, чем я ожидал. Во-первых, я выяснил, что 25% моих фанатов не были подписаны на подкаст, а просто заходили на сайт и слушали его из браузера или вообще читали расшифровку. Во-вторых, люди активнее реагировали на письма. Даже сейчас, когда выходит новый выпуск подкаста, один или два человека комментируют его на сайте, а около 20 отвечают на письмо с новостью о выходе свежего эпизода.

Читайте также:  Экономический прогноз на март: игра в 36 руб. за доллар продолжится, и к концу марта его стоимость будет ниже этого порога

Дела шли хорошо, но я все равно воспринимал свой подкаст, как хобби.

В мае 2016 мой стартап провалился. К тому времени у Disrupting Japan было около 3500 слушателей. Трое друзей посоветовало мне зарабатывать себе подкастом на жизнь. У меня не было других вариантов, поэтому я решил попробовать и стал первым профессиональным подкастером в Японии.

«Теперь я медиакомпания!»

Первая проблема, с которой я столкнулся, заключалась в том, что ни одно рекламное агентство не работало с подкастерами и ни один спонсор не понимал этот вид медиа.

Аудитория Disrupting Japan — это основатели стартапов, начинающие предприниматели и другие люди, которые интересуют инновации в Японии. Это очень важная и влиятельная категория лиц. Поэтому я задумался, кто хотел бы связаться с такой аудиторией. Какие компании она заинтересует? Через неделю я составил список из 50 возможных спонсоров.

Разумеется, практически никто из них никогда не слышал обо мне или подкастах, но эту проблему можно было исправить.

Я начал рассылать письма, звонить, стучать в двери и показывать презентации. Занятие было изматывающим, но реакция потенциальных спонсоров была бесценна для создания моего финального предложения. Оказалось, что моим спонсорам было неинтересно то, что я хотел им продать.

В США подкастеры в основном пользуются рекламой, предполагающей прямой отклик у аудитории — в ней измеряется каждый клик и вовлеченность пользователя. Однако для большинства она невыгодна, ведь все зависит от количества скачиваний и показов. Подкастеры оказываются в ужасной ситуации — рекламные средства ограничены, а подкастов бесчисленное множество. Просто представьте уровень конкуренции.

Секрет заработка денег с помощью небольшого подкаста таков — помогайте компаниям создавать свой бренд.

Я разработал предложение для спонсоров — в него входила реклама в подкасте, баннер на сайте и мое личное присутствие на спонсорских мероприятиях. На последнее уходит много времени, но зато приносит новых слушателей.

Совет начинающим подкастерам, которые хотят последовать моему примеру — приготовьтесь, что вам придется тратить на работу со спонсорами столько же времени, сколько и на запись подкаста. Вы будете писать рекламные тексты, объяснять метрики и разрабатывать индивидуальные презентации для спонсорских мероприятий — а все это требует немало времени.

Но оно того стоит.

Есть рекламные компании, которые помогают подкастерам найти спонсоров (например, Midroll и PodGrid), но на самом деле вы многое потеряете, если пойдете таким легким путем. В конце концов, ваш заработок на рекламе и работе со спонсорами напрямую зависит от того, сколько усилий вы потратите на поиск подходящих спонсоров.

Через девять месяцев я обзавелся группой отличных спонсоров и у меня стало около 4000 слушателей. Я выпускал по одному эпизоду в неделю, в каждом из них было три рекламные вставки (каждая стоила $680). Дополнительный заработок давало размещение рекламных баннеров. Я зарабатывал более $8000 в месяц и по-прежнему вел свое шоу в одиночку с минимальными расходами на рекламу.

Disrupting Japan стал прибыльным подкастом, но 70% моего времени уходило на поиск и работу со спонсорами. На запись подкаста я тратил только 30% времени.

И тут до меня дошло: «Да у меня же теперь медиакомпания».

Так я стал продавать рекламу других подкастов. Я открыл в iTunes список лучших подкастов Японии, вычеркнул из него те, что были созданы крупными медиакомпаниями, и связался с оставшимися. Я рассказал о себе, объяснил, что продаю рекламу в Disrupting Japan и спросил, не интересует ли их спонсорство. Большинство проявило интерес.

Найти для них спонсоров было довольно легко, но я не мог диктовать цены, как для своего подкаста. В итоге я просто брал 30% комиссию — и это устраивало, как подкастеров, так и спонсоров.

Конец моей истории

Я обращался в крупные рекламные агентства и рассказывал им о подкастах — некоторые заинтересовались. Но были готовы пойти на такой эксперимент, только если я смогу приносить им минимум $100 тысяч в месяц за рекламу подкастов. Увы, для Японии это было нереально — для таких масштабов банально не хватало шоу. Но у меня был план, как это исправить.

Подкасты не очень популярны в Японии, но зато огромным успехом пользуется YouTube. Я был уверен, что смогу убедить часть блогеров заняться подкастами, начал вести переговоры о создании империи подкастов с нуля… но на этом моя история закончилась.

Я работал по 80 часов в неделю и добивался неплохих результатов, но, увы, не мог найти никого, кто полностью разделял мои взгляды на возможное будущее подкастов в Японии. Проще говоря, я перегорел. А потом крупная японская компания TEPCO предложила мне поработать над созданием их программы поддержки стартапов и инноваций. Работа выглядела интересно, и на ней я мог бы зарабатывать гораздо больше, чем на подкастам. Так что я принял предложение и бросил заниматься рекламой подкастов.

Да, возможно, вы ожидали другого конца, но он счастливый. Мне не удалось построить империю подкастов в своей стране, но все же мое шоу было успешным. Disrupting Japan вот уже год выходит без рекламы, но его аудитория по-прежнему стабильно растет.

Иногда люди говорят, что мое шоу заставило их заинтересоваться подкастами, а предприниматели признаются, что решились заняться бизнесом после рассказов гостей Disrupting Japan. Все это многое для меня значит.

Подкаст сделал меня лучше — я открыл для себя, что беседовать с людьми просто, а вот вести продуктивный разговор гораздо сложнее. Я узнал, что лучший способ вызвать искренность у собеседника, это самому быть открытым и честным. Теперь я больше слушаю и меньше говорю. Я заметил, что бессознательно включаю «режим интервьюера» и люди, которых я встретил впервые, охотно рассказывают мне истории из своей жизни.

За пять лет мое шоу превратилось из хобби в полноценную работу, а потом вновь стало всего лишь увлечением. Не знаю, что произойдет еще через пять лет, но мне кажется, все только начинается.

«Учитель не должен быть святым». Молодой педагог из Петербурга просит назначить его министром, чтобы изменить российскую школу

ЕГЭ требует реформы, образование в регионах нужно подтягивать до столичного, фотографироваться в купальнике можно. Петербургский учитель рассказал «Фонтанке», зачем хочет попасть в новое правительство.

Читайте также:  Как подготовиться к проверке пожарной безопасности

Кирилл Загустин/из личного архива

Учитель истории и обществознания в 463-й школе Выборгского района Кирилл Загустин вдохновился внезапной отставкой российского правительства. 27-летний педагог записал обращение к президенту Владимиру Путину, в котором заявил, что хочет стать новым министром просвещения. Петербуржец уверен, что чиновники от образования далеки от реальных проблем школы, а молодой практикующий специалист знает их решение.

— Неужели все так плохо в российской школе, что простой учитель захотел стать министром просвещения?

– Наоборот, всё хорошо. Да, есть проблемы, связанные с документооборотом, должностными инструкциями учителя, в целом с взаимодействием учителей, администрации, родителей и учеников. Это вызвано тем, что сегодня государственные образовательные стандарты меняются с целью удовлетворить запросы общества, потому что и общество развивается и меняется. И мне кажется, что у меня есть силы подхватить это начинание и реализовать его как раз благодаря опыту работы в школе.

— Чиновники от образования не понимают потребности учителей?

– Я думаю, что они хотят как лучше, но так как они уже давно не преподают в школах, просто недостаточно чувствуют связь и те способы, которыми нужно влиять на образование и на жизнь школы. Сидя где-то в кабинете и получая отчёты, невозможно составить абсолютно точную картину. Так как у нас большая страна, то в регионах настолько разные условия, что есть много индивидуальных мест, которым нужно уделять особое внимание.

— Допустим, ваше обращение заметили и вас пригласили на встречу с Владимиром Путиным. Что вы ему скажете, у вас есть план?

– В первую очередь, я бы хотел ввести институт тьюторства для того, чтобы воспитательную работу выполняли не столько учителя, которые заняты учебной нагрузкой, а отдельные специалисты, которые занимались бы раскрытием талантов или работой с проблемными учениками. Я бы провел большой аудит того, как в регионах исполняется Закон об образовании. Составлен он неплохо, но много где нет понимания, как именно реализовывать то, что в нём заложено. Я в ближайшее время постараюсь в письменном виде выложить конкретные шаги, которые я бы реализовал, став министром просвещения.

— А ЕГЭ отмените?

– Нет. ЕГЭ как идея — очень хорош. Он действительно дал возможность поступить людям из совершенно разных уголков нашей страны в университеты. Проблем у ЕГЭ много. Не везде система работает хорошо, введение камер слежения — это дискуссионный вопрос, есть вопрос того, как составляются контрольно-измерительные материалы. Но как идея и как способ проверки знаний при поступлении в вуз ЕГЭ небесперспективная вещь. Во-вторых, будет глупо десять лет заниматься ЕГЭ, а потом сказать — давайте придумаем что-то другое. Моя позиция такая — перспективные идеи нужно развивать, хоть и сейчас они работают не так хорошо, как могут.

— Сейчас всё, что рассказывает учитель, ученик может найти в Интернете. На ваш взгляд, какова сегодня цель института школы?

– Нам действительно нужно учить учеников другим навыкам — работать с информацией, анализировать её, систематизировать и просеивать. Потому что Интернет — кладезь хороший, но нигде в Интернете не стоит печати на том, что правильно. Кто угодно может загрузить в Интернет недостоверную информацию. Наша задача сделать так, чтобы у человека был свой собственный критерий оценки на основании перекрёстных источников и доказательств.

Школа является не только институтом образования, но и институтом воспитания. То есть её итогом должен стать взрослый человек, у которого есть понимание, в какой стране он живёт. Познакомить ребёнка с русской культурой, с нашей многонациональной страной, чтобы он мог взаимодействовать со всем обществом в целом, знать, какие возможности ему предоставляет общество. Плюс ещё это элемент социализации. Потому что школа сегодня — это место не только где ты получаешь знания, но это и место, где ты формируешься как личность.

— Будете выступать за повышение зарплат учителям?

– Зарплаты сильно зависят от региона. Если мы берём северные регионы, где есть надбавки, Москву и Петербург, здесь зарплаты учителей вполне достойные. Но есть регионы, где зарплаты учителей намного ниже того, чего они заслуживают. Зарплата учителя в Москве и Петербурге может составлять 100 тысяч и выше, а для жителя, например, города Кургана такие суммы невозможны, формально даже.

— А какая у вас зарплата?

– Чуть выше средней по городу. Я получаю больше 50 тысяч.

— Вам этого хватает?

– Денег много не бывает. Но я считаю, что это та сумма, с которой можно жить. Возможность получать больше тоже есть. То есть это не предел зарплаты учителя в Санкт-Петербурге.

— Вы считаете, российской власти не хватает молодых и гибких умов?

– Да, свежий взгляд всегда полезен. Особенно если он направлен не на критику, ради критики, а на конструктивную критику с целью в текущих условиях достигнуть максимум из возможного.

— Если станете министром, разрешите учителям в купальниках фотографироваться?

– Этот вопрос я на форуме «Территория смыслов» задавал Фурсенко [Андрей Фурсенко, помощник президента Российской Федерации]. Как раз про то, чтобы придумать способы защиты учителей от общественного давления. Потому что дело не в том, что администрация школы по своему собственному желанию берёт кого-то и увольняет. А дело в том, что на неё давит общество, родители, которые говорят: «Боже мой, это же увидят дети, чему они научатся». Меняется общество, а отношение к учителю как к какому-то святому и некоему эталону, оно ещё сохраняется с советских времён. Учитель в первую очередь должен дать образование, знание, воспитание, но это не значит, что он должен быть святым, он не должен перестать быть личностью. Как раз на своём примере – я два-три года веду канал в телеграме, администрация школы о нём знает. Я пишу, как мне кажется, о важных вещах и никогда не сталкивался с какими-либо ограничениями. Может быть, в силу того, что направлен создавать конструктивную повестку дня.

— То есть фотографироваться в купальнике учителю можно?

– Конечно, но для того, чтобы общество приняло учителя как человека, у которого есть личная жизнь, должна быть большая работа и со стороны общества, и со стороны правительства. Интересы конкретных людей нужно защищать, а не бросать их на произвол общественного мнения. Заметьте, учителя уходят по собственному желанию. Мы, конечно, предполагаем, что их очень сильно попросили, но формально они уходят самостоятельно. Вот для того, чтобы учителя не подвергались такому давлению, их интересы нужно защищать.

Ссылка на основную публикацию