Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Как «Белые компании» очерняют бизнес

Бизнес подсчитывает убытки. Сколько воруют уральские топ-менеджеры?

  • «Как гром среди ясного неба». Медведев объявил об отставке правительства
    Путин предложил Мишустину стать премьер-министром
    «Поделить полномочия». Путин предложил изменить государственное устройство России
    «Самое важное — снять барьеры для бизнеса». Мишустин сказал, как хочет ускорить экономику

    Какова средняя сумма украденного одним руководителем, сколько бизнесу удается вернуть и почему компании прощают нечистых на руку управленцев. Данные первого подобного исследования на Урале.

    В 63% случаев, когда в компаниях Екатеринбурга выясняется, что тот или иной руководитель виновен в растратах или воровстве, дело спускают на тормозах, а с высокопоставленными сотрудниками просто расстаются. К таким выводам пришли организаторы первого в Екатеринбурге исследования, посвященного воровству среди топ-менеджеров.

    Мы не претендуем на истину в последней инстанции, потому что массовую статистику по этому вопросу собрать сложно. Основная задача была — на основании созданного в проекте HR-mnenie «черного списка» работников Екатеринбурга проанализировать, как ведут себя компании, которые ловят руководителей на воровстве. По этим данным и проводили исследование, — рассказывает Артем Ваулин, участник рабочей группы исследования.

    В общей сложности, по информации исследования, проведенного HR-mnenie.com специально для DK.RU, удалось проанализировать более 300 случаев занесения руководителей из Екатеринбурга в «черный список» за имущественные нарушения. Статистика собрана за последние полтора года — с весны 2016-го. В большей части случаев действия работников нельзя было признать открытым воровством, однако компании несли различного рода убытки, а сами руководители намеренно получали прямую или косвенную выгоду.

    Типичный портрет «героя» такого исследования: руководитель отдела или департамента в компании сферы услуг или торговли, в возрасте от 30 до 36 лет, проработавший на данного работодателя не менее трех лет. Чаще всего это люди, отвечающие за сотрудничество с поставщиками или партнерами, вторая категория — руководители выделенных подразделений или филиалов.

    Интуитивно мы все в компании понимаем, какие должности являются самыми рискованными, и кандидатов на эти позиции, конечно, проверяют особенно тщательно. Но проблема в том, что даже если человек раньше ни разу не воровал или не организовывал откатную схему, это еще не означает, что он будет чист в будущем. У всех когда-то бывает первый раз. Более того, я думаю, всегда находятся особо рьяные партнеры, которые хотят обойти конкурентов и занять особое место в работе с нами, а значит, готовы сами весьма настойчиво предложить откат, — рассказывает автор сразу трех отзывов по работникам в «черном списке», заместитель генерального директора одной из торговых сетей в Екатеринбурге.

    Интересно, что третье место в числе коррупционных занимает профессия сотрудника службы безопасности. То есть те, кто должен компанию от воров оберегать, нередко сами попадаются на хищениях. Причем, интересно отметить, что, по оценкам работодателей, руководители службы безопасности участвуют, как правило, в довольно сложных и трудно раскрываемых схемах, которые удается обнаружить только случайно.

    Типичная ситуация: работник увольняется по любой причине, передает дела, а потом его преемник что-то начинает делать не так, как раньше, и вскрывается откат или недостача. Работодатель проводит проверку, и выясняется, что у него давно уже воруют, — рассказывает г-н Ваулин.

    По данным исследования, средняя сумма потерь бизнеса в результате подобных схем составляет примерно 3 млн руб. на одного руководителя из «черного списка».

    Интересно, что только в небольшом числе случаев компании обращаются в суд, по данным проанализированной базы — только в 15% случаев, еще около 30% — это ситуации, когда компания старается вернуть потери, но не через суд. Такая «внесудебная процедура» обычно сводится к переговорам с уволенными о компенсациях. Но сами работодатели признаются, что эффективность таких действий очень низка . Чаще всего ничего вернуть не удается. Если вывести показатель «сумма возвращенного на одного руководителя», окажется, что он равен примерно 90 тыс. руб. И это против 3 млн украденных!

    Один из главных вопросов: почему работодатели не стремятся наказать тех, кто ворует у них, даже если есть материалы, свидетели и конкретные суммы ущерба?

    К сожалению, чаще всего это происходит потому, что со стороны работодателя закон нарушается лишь немногим реже, чем это делают виновники скандалов — уволенные работники.

    Приведу конкретный пример: у нас в дистрибьюторской компании принято ежемесячно выделять руководителям проектов некую сумму наличными для, скажем так, «стимулирования продаж». Проще говоря, для подарков и бонусов нашим партнерам. Эти суммы нигде не учитываются, и, конечно, отчетность по ним исключительно неофициальная. До мая 2017 г. у нас работал на одном из направлений человек, который каждый месяц получал до 200 тыс. руб. на такие нужды. Когда в июне его сменил новый сотрудник, и он с полученными деньгами пошел к нашим партнерам, те были сильно удивлены. Оказывается, наши «бонусные деньги» ни до кого просто не доходили, и так было на протяжении двух лет. Что бы можем предъявить уволенному руководителю? Что он воровал деньги, которые мы давали ему из «черной кассы»? Все, что остается в таком случае, — предупредить через «черный список» других потенциальных нанимателей, — поделился опытом на условиях анонимности директор одной из компаний-участниц опроса.

    Дело в том, что руководители осведомлены о многом, что компании не хотели бы делать достоянием общественности, и нередко эти люди неплохо юридически подкованы. А значит, судиться с ними обойдется бизнесу недешево. Кроме того, существует и репутационные соображения.

    Никто не любит скандалов. Как думают люди: один раз засветишься (сам или вся компания) в неприятной истории и потом никогда не докажешь, кто там был прав, а кто виноват. Пойдут слухи, противоположная сторона начнет распространять порочащие обвинения, — комментирует Олег Щербатых, президент «Уральской ассоциации полиграфологов».

    В итоге оказывается, что только «белые» компании и те, кто уверен в своей правоте, реально судятся с сотрудниками. Остальные предпочитают портить им жизнь «в ответ», то есть мешать последующему трудоустройству нечистых на руку экс-работников.

    Российская таможня ищет «белые» компании, чтобы дать им добро на упрощенное оформление

    До 1000 крупных производственных компаний России в ходе эксперимента ФТС до конца августа могут получить возможность упрощенного таможенного оформления. Об этом 5 июня в ходе конференции «Таможня и бизнес. Партнерские отношения», организованной газетой The Moscow Times, сообщил первый заместитель начальника Центрального таможенного управления ФТС России Дмитрий Шмарлин. С места события передает корреспондент Клерк.Ру Сергей Васильев.

    В соответствии с приказом ФТС России от 7 сентября 2012 г. № 1809 «Об утверждении Временного порядка категорирования участников внешнеэкономической деятельности» с 1 мая по 1 сентября 2013 г. таможенная служба проводит эксперимент. Вкратце его можно охарактеризовать как отбор наиболее благонадежных участников ВЭД, для которых таможенные формальности будут по максимуму облегчены — как в отношении импорта, так и экспорта товаров.

    Категорирование происходит автоматизированно, при минимальном участии сотрудников таможни, что призвано исключить субъективизм и ошибки. Оно носит заявительный характер со стороны участников ВЭД. Требования к претендентам сформулированы в приказе ФТС России от 4 февраля 2013 г. N 202. В частности, критерии таковы:

    1) нахождение в собственности, хозяйственном ведении, оперативном управлении или аренде помещений, открытых площадок и иных территорий, предназначенных для производственных целей;

    2) стоимость чистых активов (остаточная стоимость производственных фондов, стоимость сырья и готовой продукции) — не менее 1 млн. руб.;

    3) уставной капитал — не менее 10 млн. руб.;

    4) основной вид деятельности — производственная;

    5) в основном производстве задействовано не менее 50 человек

    6) осуществление внешнеторговой деятельности не менее одного года до начала проведения Анализа информации;

    7) количество выпущенных деклараций на товары в течение года до начала проведения Анализа информации — более 50 штук;

    8) отсутствие до начала проведения Анализа информации неисполненной обязанности по уплате таможенных платежей, процентов, пеней;

    9) отсутствие до начала проведения Анализа информации о задолженности (недоимки) в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах (налоговым законодательством);

    10) неприменение упрощенной системы налогообложения;

    11) у лица отсутствуют вступившие в законную силу и неисполненные в установленные сроки постановления по делам об административных правонарушениях, предусмотренных главой 16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;

    12) у лица отсутствуют вступившие в законную силу и неисполненные в установленные сроки постановления по делам об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 7.12, 14.10 КоАП России;

    13) лицо не считается в соответствии со статьей 4.6 КоАП России подвергнутым административному наказанию за неоднократное совершение административных правонарушений (два и более раз), предусмотренных статьями 16.1, 16,2, 16.3, 16.7, 16.9, 16.17, 16.19, 16.20 и 16.22 КоАП России, по которым сумма наложенных административных штрафов составила 250 000 рублей и более по любому факту административного правонарушения, либо по которым сумма наложенных административных штрафов в совокупности составила 500 000 рублей и более по всем фактам административного правонарушения по указанным статьям.

    Итоги эксперимента будут подведены в сентябре. По данным ФТС, в так называемый «зеленый сектор» потенциально могут попасть более 1000 организаций. По состоянию на конец мая этот статус уже получили более 100 крупных предприятий.

    Эксперименты, проводившиеся в 2011-2012 годах в рамках отдельных отраслей, показали, что упрощенный порядок снижает количество таможенных досмотров в 30 раз, число требуемых документов — в полтора раза, партий товара для анализа — в 2 раза, время выпуска товара уменьшается в 2,5 раза.

    Цивилизованный бизнес — единственно верный путь развития любой компании!

    Тем не менее, повод поговорить о том, какой компания видит себя в перспективе, есть. И повод этот более чем значимый — в 2013 году группа компаний «Самсон» отмечает свое 20-летие. И кому, как не основателю и идейному вдохновителю компании, планировать, какой она будет, скажем, еще через двадцать лет. Сегодня на вопросы нашего журнала отвечает директор группы компаний «Самсон» и ее бессменный лидер Игорь Александрович Трифонов.

    — Игорь Александрович, 20 лет — зрелый возраст для любой российской компании, поэтому вначале хочется поздравить «Самсон» с таким серьезным юбилеем и пожелать дальнейшего роста и движения вперед! Создав компанию «с нуля» и наблюдая за ее развитием в течение двух десятков лет, какой Вы видите ее сегодня?

    — В общем виде, на сегодня «Самсон» — современная компания, федеральный оптовик, один из лидеров на рынке товаров для офиса и школы. Но для меня «Самсон» — это, прежде всего, живой организм, компания, коллектив которой способен к непрерывному развитию. Кроме того, «Самсон» — это ищущая компания, которая идет в ногу со временем, и уже сейчас внутри нее происходят большие изменения, связанные с оптимизацией работы на рынке, на котором, в свою очередь, тоже грядут перемены.

    — Каким был для компании 2012 год?

    — Прошедший год был богатым на события и одним из самых успешных для компании. Были сделаны достаточно серьезные шаги — у нас открылся филиал в Санкт-Петербурге, филиал в Казани значительно расширился, переехав в новый складской комплекс, Саратовский филиал также переместился на новую площадку.

    Мы укрепили свои позиции в Сибири и на Дальнем Востоке, усилили логистику, продолжали активно расширять ассортимент, расширять портфель дистрибьютируемых брендов, и, пожалуй, это был один из самых бурных периодов в их продвижении. В 2012 году у нас появился специальный отдел, который занимается бренд-­маркетингом, и мы уже получили положительные отзывы о его работе от наших клиентов.

    — Говоря о расширении ассортимента, за счет каких товарных групп оно происходит и что является толчком для введения нового товара?

    — В первую очередь, расширение ассортимента связано с потребностями клиентов, которые мы выявляем, общаясь с ними, проводя опросы и исследования, анализируя их предложения. И, конечно, опираемся на свои прогнозы и ощущения. К слову, многие из наших предложений являются для клиентов неожиданными, однако, как показывает практика, своевременными. Стараемся не только учитывать пожелания клиента, но и предвосхищать их. Осуществляем тестовые продажи, пробуем, и в случае успеха развиваем выбранное направление, диверсифицируем ассортимент, экспериментируем в смежных товарных категориях: в электронике, оргтехнике, мобильных устройствах, офисной мебели, хозяйственных товарах.

    — То есть рискуете осознанно?

    — Да, конечно, риска много, не всегда и не все получается, и потери тоже бывают, тем не менее, плюсы, которые мы в результате получаем, перевешивают. У нас много весьма успешных новинок — только одна торговая марка BRAUBERG в прошлом году пополнилась более чем на 1000 позиций! И динамика продаж говорит о том, что наши новые товары пользуются спросом у клиентов, хорошо ими воспринимаются.

    — «Самсон» — закрытая для новых поставщиков и производителей компания? Могут ли они попасть в ваш ассортимент?

    — Однозначно, да, мы – открытая компания. И 2012 год это доказывает: в нашем товарном предложении появилась такая известная марка как Zebra, новым для компании поставщиком стал французский бренд Maped. С 1 января 2013 года «Самсон» стал официальным дистрибьютором калькуляторов Citizen. Более того, ассортимент нашей компании значительно расширился — буквально за последние два года он увеличился более чем на 3000 позиций и составляет на сегодня 12 тысяч наименований самых востребованных на рынке товаров.

    Мы открыты для тех компаний, у которых есть интересные предложения. Безусловно, подходим к ним сегодня крайне взвешенно. Но, если у поставщика есть товар, в котором он сам уверен и знает, что его ассортимент будет востребован, мы готовы вести переговоры.

    — Кто принимает участие в разработке ассортиментной политики компании кроме Вас? Часто ли Ваше мнение давлеет?

    — Развитием ассортимента занимаются менеджеры, отвечающие за товарные категории. Разумеется, решения принимаются совместно: я слушаю их доводы, они прислушиваются к моим, и не всегда наши мнения сов­падают. В этом вопросе нет моей абсолютной «авторитарности», но и излишней «демократии» тоже нет. Тем не менее, я пытаюсь менять ситуацию, которая складывается, когда менеджеры излишне полагаются на мое мнение: если оно начинает давить, происходит некое «заболачивание», застой. Стараемся уйти от этого, привлекаем новых людей, «свежие» кадры. Компания становится все крупнее, и управление ей единолично уже невозможно, необходимо, чтобы высший менеджмент не просто проявлял инициативу, а брал на себя большую часть ответственных решений. И этому в немалой степени способствует внедренный компанией процессный подход, выстроенный в соответствии со стандартом ISO 9001.

    — Говоря о процессном подходе, на Ваш взгляд, что еще кроме системы менеджмента качества способствует слаженной работе такой территориально распределенной структуры как группа компаний «Самсон»?

    — Чтобы компания могла существовать и развиваться, мы все здесь много работаем. «Самсон» – это не то место, где люди просиживают время и вольготно себя при этом чувствуют. У нас трудятся квалифицированные сотрудники, сильные менеджеры и просто ответственные люди, но на одном человеческом факторе можно расти лишь до какого-то определенного момента, и, чем больше компания, тем очевиднее необходимость процессного подхода. Нам удалось его сформировать, внедрить и соответствовать высоким стандартам. Конечно, здесь тоже не обходится без своих сложностей и отчасти формальностей, но мы продолжаем совершенствовать систему менеджмента компании, и, судя по результатам, это нам удается.

    — Бытует мнение, что рынок товаров для офиса — один из самых закрытых, и многие компании не торопятся вести «прозрачную» экономику. Как Вы прокомментируете ситуацию, сложившуюся в отрасли сегодня?

    — Да, действительно, многие лидеры нашего рынка — закрытые компании, причем рынок не до конца цивилизованный, и эта закрытость не способствует прозрачному ведению дел, не говоря уже о социальной ответственности бизнеса.

    То, как ведутся дела на нашем рынке, не может устраивать «Самсон», как одного из немногих лидеров рынка, который работает абсолютно легально. Когда многие крупные федеральные компании нашей индустрии скрывают прибыль, НДС, налоги и отчисления из фонда заработной платы, ведут «серую» бухгалтерию и занижают таможенные платежи, создавая себе конкурентные преимущества незаконными методами, такие компании получают возможность вкладывать в свое развитие больше средств, «освободившихся» благодаря недоплате налогов. В то время как «белые» компании, которые исправно платят все налоги, к тому же год от года растущие, не располагают такими «свободными» капиталами и не могут направлять их на расширение бизнеса. Наша компания однозначно не поддерживает такие методы работы, поскольку мы абсолютно уверены, что цивилизованный, законопослушный путь — единственный стратегически верный путь развития любой современной компании. Время это докажет, а мы поможем.

    — Каким же образом?

    — В ближайшие год­-два — личным примером и активной просветительской деятельностью. В дальнейшем, если ситуация не будет меняться, будем искать другие механизмы.

    Всем нам надо рано или поздно начинать расчищать эти конюшни. Иногда просто смешно читать темы конференций и различных «слетов» высшей «тусовки» нашей индустрии: менеджмент, маркетинг, дистрибьюция, тренды-бренды и т. п. В жизни за этими терминами ничего нет. Одни слова. Зачастую конкуренция между компаниями-лидерами индустрии сводится к тому, кто больше недоплатит государству и на эту экономию снизит свои цены, или больше вложит в свое продвижение, или «откатит» госбюджетному заказчику. Вот и весь маркетинг­-менеджмент.

    Пример выхода из «тени» должны показать крупные компании федерального уровня, от них все идет. Малый и средний бизнес не занимается самостоятельным импортом, соответственно, и возможностей для «оптимизации» налогов и пошлин по этому направлению у него нет. Кроме того, подавляющее большинство малых и средних компаний используют упрощенные системы ведения учета и налогообложения, поэтому и смысла «оптимизировать» налоги у них практически нет. Проблема имеет место на уровне крупнейших российских компаний федерального уровня.

    При этом мы не одиноки в подобных рассуждениях: нашу позицию поддерживают некоторые лидеры индустрии товаров для офиса и учебы. Мы уже имеем контакты с теми компаниями, которых тоже не устраивает ситуация с «прозрачностью» бизнес-среды в нашей отрасли.

    — Тем не менее, «Самсон» как «белая» компания успешно развивается. Тяжело дается?

    — Нормально. Быстрее можно, но не нужно. Наши темпы нас устраивают.

    В 2012 году мы запустили еще несколько новых инвестиционных проектов, направленных на улучшение качества обслуживания.

    На сегодняшний день спрос со стороны наших клиентов превышает наши возможности: случается, что не успеваем обрабатывать заказы и отгружать их клиентам.

    Но мы многое делаем для того, чтобы развивать свою логистику и справляться с постоянно растущим потоком заказов. Именно поэтому инвестиции, которые были направлены на расширение наших логистических возможностей, абсолютно своевременны, и мы с уверенностью смотрим в будущее.

    — Какие планы стоят перед компанией в среднесрочной перспективе — через 3−5 лет?

    — По­-прежнему планируем расширять ассортимент и номенклатуру, предлагать клиентам новые возможности для дальнейшей диверсификации их ассортимента и развития бизнеса, развивать сервисы, связанные с поставками товаров, совершенствовать дилерские программы, усиливать маркетинговую поддержку клиентов. Будем активно развивать новые товарные направления, продолжим стратегию по развитию филиальной сети, планируем укрупнять уже имеющиеся филиалы: расширять склады, увеличивать численность персонала и ассортимент товаров и услуг, предлагаемый этими подразделениями.

    — А если заглянуть дальше — лет на 15−20 вперед? Хотели бы, чтобы дети продолжили Ваш бизнес?

    — Думаю, что и через 20 лет «Самсон» будет «Самсоном», во всяком случае, мы уже сегодня все делаем для того, чтобы компания сохранила лидирующие позиции в будущем и продолжила свое развитие. Что же касается детей — вопрос сложный. Если ситуация с принципами ведения бизнеса в России меняться не будет, а будет оставаться такой, какая она есть сейчас, я не уверен в том, что хотел бы, чтобы дети пришли в этот бизнес. Но я надеюсь, что в ближайшие годы эти принципы будут меняться, приближаться к общемировым, где конкуренция носит честный и прямой характер. В этом случае, конечно, я бы хотел, чтобы дело, которое я начал, продолжили мои дети.

    — Кроме бизнеса, остается ли время на увлечения, что любите делать в свободные минуты?

    — Да, стараюсь находить время, и с возрастом многое стало интересовать, сейчас, например, много читаю — русских классиков и современников, нравится современная американская художественная литература. Еще одно серьезное увлечение — бильярд. Недавно наша компания выступила спонсором крупного международного турнира по русскому бильярду среди юниоров до 18 лет. Со следующего года планируем включить турнир в сетку Федерации бильярдного спорта России, придать ему официальный статус.

    — Вы есть в соцсетях?

    — У меня есть страница в Твиттере, в Фейсбуке, но я там практически не общаюсь. Так сказать, не втянут, в отличие от многих моих коллег, которые выкладывают там интересные фотографии, какие­-то любопытные ссылки, ведут оживленную переписку. Отчасти даже им завидую, но сам пока, признаюсь, активности не проявляю. Просто некогда.

    — И в заключение нашего разговора, исходя из 20-летнего опыта работы группы компаний «Самсон», какие советы Вы бы дали тем компаниям, которые хотели бы расти и развиваться на рынке товаров для офиса и учебы?

    — В первую очередь, ритейлу надо уходить от старых форм работы, параллельно с существующей розницей развивать каналы интернет-торговли. И обязательно принять во внимание, что те компании, которые не проводят работы по привлечению корпоративных клиентов и обслуживанию офисов, на одной рознице не смогут долго существовать и тем более развиваться. Основная доходность для них сегодня — на корпоративном рынке. Конечно, я бы посоветовал им сотрудничать с нашей компанией, поскольку настолько комплексное предложение по развитию бизнеса пока на нашем рынке не может предложить никто. С точки зрения проработанности всего комплекса предлагаемых инструментов — а это и ассортиментное, и ценовое, и сервисное предложение, плюс маркетинговая и логистическая поддержка — мы можем сказать, что «Самсон» сегодня, пожалуй, лучшая компания в оптовом канале сбыта. И то, что в прошлом году товарооборот у нас вырос на 25% — а это хороший показатель для компании, 20 лет работающей на одном рынке, — доказывает то, что клиенты и дилеры принимают наши программы, готовы их поддерживать и развиваться вместе с нами!

    Вебинар «ОПТИМИЗАЦИЯ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ ДЛЯ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА: КАК СНИЗИТЬ РАСХОДЫ И УВЕЛИЧИТЬ ПРИБЫЛЬ». НДС-2015 «ПО-НОВОМУ»

    Вебинар «ОПТИМИЗАЦИЯ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ ДЛЯ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА: КАК СНИЗИТЬ РАСХОДЫ И УВЕЛИЧИТЬ ПРИБЫЛЬ». НДС-2015 «ПО-НОВОМУ»

    Дата и время проведения: 20 — 21 августа 2015 года 10.00-13.30

    Вебинар посвящен рассмотрению особенностей налогового планирования для предприятий малого и среднего бизнеса в условиях кризиса с учётом последних новшеств налогового законодательства. С формальной точки зрения под малым понимается бизнес с годовым оборотом не более 400 млн рублей и численностью персонала не более 100 чел., а под средним – с оборотом до 1 млрд рублей и численностью до 250 чел. С точки зрения налогового планирования малый бизнес, как правило, организационно довольно прост, имеет небольшое число собственников-физлиц (одновременно являются его руководителями), а его оптимизация строится в основном на наиболее простых налоговых схемах, обычно предусматривающих наличие одного или не очень большого числа субъектов специальных налоговых режимов и/или ИП. Средний бизнес построен обычно как группа компаний (холдинг), как правило, организационно более сложен и требует более сложных методов, чем малый. В т.ч. они могут предусматривать использование компаний-нерезидентов, нетипичных договоров, хитроумных затратных механизмов, сложных схем трансфертного ценообразования. В то же время в среднем бизнесе могут ограниченно применяться и обычные для малого бизнеса инструменты оптимизации, например, субъекты специальных налоговых режимов и/или ИП.С 2015 года в электронные декларации по НДС включаются данные книг продаж и покупок – то есть реквизиты всех счетов-фактур. Также стали электронными журналы регистрации полученных и выданных счетов-фактур (для посредников и налоговых агентов). В этих условиях использование таких традиционных способов налоговой псевдооптимизации, как фирмы-однодневки (и связанные с ними буферные фирмы-прокладки) становится более опасным, дорогим и малодоступным. А по мнению многих специалистов – и вовсе невозможным! На вебинаре также рассматриваются первые результаты работ новаций с точки зрения их влияния на налоговые схемы, реакция на них налогоплательщиков, варианты адаптации к ним, «обеления» бизнеса.

    В программе вебинара:

    1. Малый и средний бизнес с точки зрения налогового планирования – что это? Понятие и принципы налогового планирования: платить налоги, но не переплачивать. Как можно и как нельзя оптимизировать налоги в малом и среднем бизнесе с учетом изменений законодательства, судебной практики и тенденций развития правоприменения. «Черные», «серые» и «белые» схемы.

    2. Планирование налогообложения доходов физических лиц – работников и владельцев малого и среднего бизнеса. Использование специальных налоговых режимов для планирования страховых взносов и НДФЛ: — в каком случае выплата зарплаты на спецрежимах сохраняет актуальность;- договоры с предпринимателем: возмездного оказания услуг, выполнения работ, агентский, транспортные услуги, механизм трансфертных цен, штрафные санкции, аренда и пр. Способы минимизации рисков имущественной ответственности предпринимателя. Расчет эффективности, — дарение физлицом наличных денег, заработанных в качестве предпринимателя: легальная альтернатива обналичиванию, дающая безналоговый доход? Порядок ведения кассовых операций и ИП. Способы дешевого или бесплатного получения наличных предпринимателем, проблемы, ограничения и нюансы. Рекомендации по выбору банков.

    3. Методы планирования налога на прибыль (или единого налога при УСН 15%) и НДС: краткий обзор. Низконалоговые субъекты в малом и среднем бизнесе: — субъекты специальных налоговых режимов – ЕНВД, УСН, патентная система, субъекты УСН из «низконалоговых» регионов, где введена минимальная ставка единого налога при объекте «доходы минус расходы» (5-10%), а также простое товарищество с их участием, — офшоры или связанные с ними компании-нерезиденты из респектабельных юрисдикций, — прочие варианты: ИП на общей системе, физлица (при условии несистематичности извлечения дохода), «инвалидные» структуры, убыточные предприятия и фирмы, имеющие переплату НДС,Незаконные варианты: «недобросовестные налогоплательщики» и контактирующие с ними риск-структуры («белая» — «серая» — «черная» фирмы). Примеры «серых» схем («псевдооптимизации») НДС (как нельзя «оптимизировать»!). «Проблема 2015 года» в налоговых схемах: в чём её суть. Электронные декларации по НДС с включением в них информации из книг продаж и покупок, электронные журналы регистрации счетов-фактур. Автоматическое выявление всех цепочек перепродажи товаров (работ, услуг), включающих в себя компании-однодневки на любом этапе. Как это может отразиться на включённые в эти цепочки «белые» компании. Как повлияет «Проблема-2015» на такие схемы, смогут ли они «выжить», как изменятся, как увеличатся риски. База АСК НДС-2 и как её «обмануть». Есть ли альтернатива «серым» схемам, дающая тот же результат, но без однодневок? Способы переноса налогооблагаемой базы по налогу на прибыль на низконалоговых субъектов:

    — механизм трансфертных цен. Антитрансфертное законодательство, способы ухода от контроля за сделками, грамотное обоснование трансфертных цен,

    — нефиктивные услуги, работы,

    — выплата процентов по долговым обязательствам. Включение процентов в расходы в любом размере,

    — платежи за использование и обслуживание объектов основных средств и нематериальных активов, в т.ч. лицензионные и франчайзинговые,

    — штрафные санкции, возмещение убытков, включая демередж/простой,

    — платежи за увеличенный срок и/или объем гарантийных обязательств,

    — плата за залог или поручительство, делькредере. Условия применения всех схем: Непритворный характер заключаемых сделок. «Деловая цель», «легенда», отсутствие дублирующихся функций. Грамотное обоснование цен, новое антитрансфертное законодательство, способы ухода от контроля за сделками. Неаффилированность, прямые и косвенные признаки аффилированности, ее негативные последствия и когда она допустима; «искусственное дробление бизнеса с целью уклонения от уплаты налогов» (подход «как к ЮКОСу»); «деловые цели», обосновывающие деление бизнеса. Самостоятельность низконалоговых субъектов. Займы как способ возвратного рефинансирования – преимущества и недостатки. Безналоговое рефинансирование (возврат) и капитализация выведенной прибыли предприятия (холдинга) через уставный капитал, безвозмездную передачу имущества, увеличение чистых активов, ст. 27 Закона «Об ООО» и др. варианты.

    4. Оптимизация НДС и налога на прибыль через разделение доходов и перераспределение расходов «с НДС» и «без НДС». Нюансы. Ограничение использования: покупатели/заказчики, не нуждающиеся в вычете НДС, как их выявить или создать искусственно.

    5. Как снизить уже «сниженные» налоги: обзор способов оптимизации налогов при УСН и ЕНВД.

    6. Ответы на вопросы.

    Ведущий вебинара: Кузьминых Артем Евгеньевич — Управляющий партнёр компании «Кузьминых, Евсеев & партнеры», консультант по налоговому планированию и построению холдинговых структур. Автор более 30 статей по налоговому планированию для ведущих профессиональных изданий: «Экономика и жизнь», «Финансовый директор», «Консультант», «Расчет», «Справочник экономиста», «Управленческий учет и финансы» (ИД Гребенникова), «Практическое налоговое планирование» и др.) Автор и ведущий практических семинаров по налоговому планированию и оптимизации налогообложения предприятий. Обладает глубокими знаниями и большим опытом в области рационального построения интегрированных холдинговых структур, налогового планирования деятельности отдельных предприятий и групп компаний, регулярно разрабатывает, и внедряет новые законные схемы и методы планирования налогообложения и финансовых потоков.

    Участники вебинара (интернет-семинара) могут принимать участие:

    1. Дистанционно через интернет на своем рабочем месте;

    2. Дистанционно через интернет на своем домашнем компьютере.

    Программа проводится в рамках курса повышения квалификации 80-часовой программы дополнительного профессионального образования «Бухгалтерский учет и аудит» (лицензия на образовательную деятельность №032204 от 28 июня 2012 г.).

    Слушатели, прослушавшие все 4 семинара, получают удостоверение установленного образца о повышении квалификации (в соответствии приказу Минобрнауки РФ № 499 от 1 июля 2013 г.) в объёме 80 часов по специализации «Бухгалтерский учет и аудит» с внесением в Реестр сертифицированных специалистов МИМОП ТПП РФ.

    Дополнительно участникам вебинара после проведения мероприятия предоставляется на месяц интернет-ссылка записи вебинара для просмотра в офлайн-режиме.

    Стоимость участия в вебинаре: 4500 руб., для членов СПб ТПП – 4000 руб.(НДС не обл.)

    При участии 2-х и более сотрудников от организации — 10 % скидка.

    Координаты для получения дополнительной информации и размещения заявки:

    Тел./факс: (812) 273-77-03, 579-40-36, 719-66-44 (доб.163)

    Апартеид на бирже

    За истекший год доля капитализации всех «темнокожих» компаний на фондовой бирже Йоханнесбурга сократилась вдвое, в то время как «белые» компании чувствуют себя очень неплохо. Это загадочное на первый взгляд явление вызвано недоверием инвесторов к стилю управления, характерному для фирм, где доминируют чернокожие южноафриканцы.

    После отмены апартеида в ЮАР практически все ключевые посты в стране были отданы темнокожим. При этом передел власти существенно затронул и экономику. «Передачу» бизнеса начали в конце 90-х с восьми крупных корпораций и множества малых фирм. Однако низкая квалификация тех, кто пришел на смену «белому» менеджменту, привела к постепенному развалу прежде успешных предприятий и падению курса их акций. Тем не менее темнокожие чиновники не собираются останавливаться на достигнутом и заявляют о необходимости внесения таких поправок в законодательство, которые позволили бы существенно увеличить участие чернокожего большинства в капитале и контроле за «белыми» компаниями (которые в Южной Африке пока еще преобладают).

    К счастью, добиться этого будет непросто, ведь самые доходные предприятия — добывающие золото, платину и т. д. — принадлежат англичанам и американцам. Однако трудности не пугают чиновников, если речь идет о будущем их страны. «Лет через десять лет вы не узнаете Южную Африку, — обещает в интервью Financial Times Кирил Рамафоза , чернокожий бизнесмен и председатель ‘Комиссии экономического вовлечения’ темного населения ЮАР. — А для этого мы должны только повысить экономическую активность черного большинства». Тем не менее западные аналитики весьма пессимистически оценивают перспективы развития ЮАР и считают, что экономический хаос в государстве неизбежен.

    Полная версия материала доступна только подписчикам

    Читать материалы в полном объеме могут только те, кто оформил платную подписку на ONLINE-версию журнала.

    Читайте также:  Предпринимателей вынуждают отказываться от обществ с ограниченной ответственностью
    Ссылка на основную публикацию