Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Импорт продовольствия нарастает

Импорт продовольствия растет ожидаемо

В 2017 г. Россия впервые с начала санкционных войн увеличила импорт сельхозпродукции.

Всего в прошлом году в Россию было ввезено 21,5 млн т продовольственных товаров и сырья (кроме текстильного) на сумму 28,8 млрд долл. Это больше аналогичных показателей 2016 г. на 6% и 15% соответственно. Увеличение импорта продукции АПК подтверждают и данные Минсельхоза: по его информации, в январе–ноябре 2017 г. Россия импортировала сельхозтоваров на 25,7 млрд долл., что почти на 16% больше, чем за аналогичный период предыдущего года.

На импорт продовольствия (не только сельхозтоваров) очень сильно влияют два фактора: доходы населения и курс доллара. Причина в том, что не все российские продукты конкурентоспособны по цене и качеству, поэтому по мере роста доходов или укрепления рубля население начинает покупать импортные товары.

Для характеристики роста доходов можно применять разнообразные индикаторы. Например, вместо индекса доходов – индикаторы продаж продовольственных товаров. На рис. 1 показано, как менялся индекс физического объема продаж продовольственных товаров (в сопоставимых ценах). Для наглядности на рисунке показано соотношение покупок в каждый из месяцев 2013–2017 гг. Если экономическая ситуация благоприятная, то объем покупок растет.

По графику видно, что только с июля 2017 г. розничные продажи продовольствия начали потихоньку расти – впервые с августа 2014 г. В декабре 2017 г. купили больше, чем в декабре 2016 г., но меньше, чем в декабре 2015 г., 2014 г. и 2013 г.

Рис. 1. Индексы физического объема розничных продаж продовольственных товаров, % к соответствующему месяцу 2012 г.

Если говорить об импорте, то он также падал с августа 2014 г. В 2013 г. он составил 43,3 млн долл., а за 2016 г. – только 25 млрд (падение на 42%). Импорт спорадически возрастал в отдельные месяцы (начиная с 2015 г.), когда рубль укреплялся. Однако общая тенденция к росту стала наблюдаться только с 2017 г., когда курс рубля достаточно устойчиво держался в диапазоне 1,98–1,78 от курса в 2013 г. (рис. 2). В декабре импорт традиционно растет, даже если рубль слабеет, но в 2017 г. рост импорта был на фоне укрепления рубля.

Рис. 2. Динамика курса рубля (левая шкала) и импорта (права шкала) к соответствующему месяцу 2013 г.

Зависимость импорта от курса национальной валюты также наблюдалась в кризис 1998 г. Резкое падение курса рубля в августе 1998 г. отразилось на импорте. Если в августе 1998 г. доллар стоил около 6,5 рублей, то в октябре того же года уже 15,5 руб. Это отразилось на импорте продовольствия и сельхозсырья: он снизился с 13,3 до 7,3 млн долл., или на 45% (рис. 3).

Рис. 3. Динамика импорта продовольствия до и после девальваций рубля в 1998 и 2014 гг.

Импорт начал расти лишь через два года после 1998 г., превысив докризисный уровень в 2004 г., а к 2007 г. превысил уровень 1997 г. уже в два раза. Повторение той ситуации мы наблюдается и сейчас.

Очевидно, что после девальвации российские сельхозпроизводители получили преимущества. Однако если период особых возможностей не был реализован для того, чтобы провести модернизацию, повысить производительность труда и сделать российские продукты конкурентоспособными, то импорт будет увеличиваться. Кроме того, он будет расти по тем продуктам, которые никогда не будут производиться в России в силу климатических условий. Не случайно, что в 2017 г. вырос импорт фруктов, орехов. Эта группа продуктов занимает около 15% в структуре импорта.

Российский экспорт также растет. По сравнению с 2016 г. экспорт продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья вырос на 21,5% – до 20,3 млрд долл. Важный итог этого года именно в том, что темпы роста импорта значительно уступают темпам роста продовольственного экспорта: 15% против 21,5%.

Наталья Шагайда – д.э.н., зав. лабораторией аграрной политики ИЭП

Почему растет импорт продовольствия?

В СФ прошла конференция кооперационного проекта «Германо-Российский агро-политический диалог», посвященная вопросам продовольственной безопасности.

Комментирует экономист Артем Леонов:

— Уровень господдержки сельского хозяйства в РФ в десятки раз меньше, чем в развитых странах, причем сокращение этой разницы не было оговорено в ходе переговоров по линии ВТО. Поэтому импорт продовольствия в Россию со времени ее вступления в эту организацию стремительно увеличивается. Об этом говорили на прошедшем форуме, та же тенденция отмечается в выкладках Минсельхоза США, а также Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO UN).

Согласно бюллетеню «Германо-Российского агро-политического диалога» (ГРАПДа), подготовленному к форуму, с 1 июля 2012 г. началось ежеквартальное уменьшение поголовья скота в РФ: например, на 1 апреля 2013 г. количество коров упало почти до уровня двухлетней давности. Причина, как отмечается, не только в засухе в ряде регионов, но и в «последствиях вступления в ВТО и нерешенных вопросах по механизмам господдержки проектов в молочном животноводстве». Теми же причинами, по данным ГРАПДа обусловлены снижение производства молока, сливочного масла и рост их импорта с 2012 года.

Даже импорт картофеля у нас возрос за последние полтора года более чем на треть! Это объясняется тем, как заявила вице-президент Картофельного союза РФ Татьяны Губина, что «после вступления России в ВТО было фактически отменено прямое госсубсидирование приобретения элитных растениеводческих семян, в том числе картофеля». В результате мы ввозим картошку, причем во все растущем объеме, из Израиля и ЮАР, стран Южной Америки и Северной Африки, Голландии и Марокко, Ирана и Турции…

Отмечалось также, что в развитых странах — в 33 государствах ОЭСР, по уровню госсубсидирования АПК (прямого и косвенного) лидирует Норвегия (до 33 тыс. долл., 2012 г.). А по размеру дотаций в расчете на единицу сельхозплощади впереди всех в мире Япония (почти 9000 долл., 2012 г.). Немногим меньше те же показатели у США, Канады, большинства стран ЕС, Новой Зеландии, Тайваня, Южной Кореи, Саудовской Аравии. А в России этот показатель оценивается примерно в 2 тыс. долларов. Причем в отдаленных регионах страны (почти в 20 субъектах федерации из 83-х) он минимум на треть меньше среднероссийского.

Первый зампредседателя Комитета СФ по АПК Сергей Лисовский уверен, что едва ли не главная причина ситуации — сохраняющееся крупное субсидирование сельхозэкспорта в странах Евросоюза, являющегося, вдобавок, основным поставщиком продовольствия в Россию. Но более жесткие оценки дал положению дел глава Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств (АККОР) РФ Владимир Плотников: «…когда сравниваешь наш уровень поддержки АПК с германским, то, оказывается, он раз в 50 ниже. Условия конкуренции на рынке должны быть сопоставимыми».

Ну, а выкладки «Росагромаша» и ряда исследовательских центров РФ и вовсе подстать приговору. В США господдержку своему сельскому хозяйству можно оказывать в размере 23,9 млрд. долл. в год; немногим меньше – в Канаде и Австралии, сопоставимых с РФ по размерам территории, в т.ч. сельхозплощадей. А, к примеру, Швейцария, чья территория, в буквальном смысле слова, во сто крат меньше российской, этот уровень достигает 5,8 млрд. долл. в год. В России же этот показатель лишь 8 млрд. долл. в год. А что касается сельхозкредитов, процентные ставки по ним, в сравнении, например, с теми же США, Австралией и Канадой, у нас минимум вдвое выше.

Читайте также:  Аренда с правом выкупа: особенности налогообложения

Но, как говорится, поезд ушел. Поэтому нынешнее «недовольство» колоссальной разницей в господдержке АПК в РФ и развитых странах, считай, выпуск пара задним числом. Ибо выравнивание уровней этой поддержки, в рамках переговоров по вступлению РФ в ВТО, вообще почему-то не было в числе наших переговорных приоритетов.

Комментарии

Нас уничтожают, неужели не понятно? Наш народ уже даже не нищий, он на своей земле и земли не имеет, не имеет право даже возделывать Её. До чего дошло,серые, нашу землю распродали. а настоящему русскому человеку и в страшном сне не приснится продать Мать-Кормилицу, Мать Сыру Землю.

Я не пессимист, но осознаю, теперь уже ясно, что Армагеддон, это единственное, что поможет нашей Матушке-Земле, да и всему человечеству в целом, иначе, Содом и Гоморра.
Наши предки говорили, что мы умирая (погибая), уходим на Тот Свет, но о последних временах говорили, как о конце Света. разве они были не правы? Но мы-то ждем конца тьмы. Нет, мы действительно не в состоянии, без вмешательства Природы и Всевышнего уничтожить это вселенское зло, это нужно признать, оно прет из всех щелей. а правительство этому потворствует.

Мне жаль нашу Землю, мне больно. так нещадно Её уничтожать. это ж кем нужно быть. не иначе, как самим сатаной или его слугами.

\. для Запада главное: главное — сбыть побольше своего ширпотреба. \

Потому что у России есть чем платить. Как только цены на нефть-газ упадут и платить будет нечем, тогда будем одной рукой придерживать тощий живот, а другой будем чесать затылок и спрашивать с дурацким видом: «Это как такое безобразие с нами произошло? Кто виноват и что делать-то?».

Карла Маркса читать надо всей страной, тогда и репу задумчиво чесать не придется.

Цитата:
«. Потребность в постоянно увеличивающемся сбыте продуктов гонит буржуазию по всему земному шару. Всюду должна она внедриться, всюду обосноваться, всюду установить связи. Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление всех стран космополитическим. К великому огорчению реакционеров она вырвала из-под ног промышленности национальную почву. Исконные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем. Их вытесняют новые отрасли промышленности, введение которых становится вопросом жизни для всех цивилизованных наций, — отрасли, перерабатывающие уже не местное сырье, а сырье, привозимое из самых отдаленных областей земного шара, и вырабатывающие фабричные продукты, потребляемые не только внутри данной страны, но и во всех частях света. Вместо старых потребностей, удовлетворявшихся отечественными продуктами, возникают новые, для удовлетворения которых требуются продукты самых отдаленных стран и самых различных климатов. На смену старой местной и национальной замкнутости и существованию за счет продуктов собственного производства приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга. Это в равной мере относится как к материальному, так и к духовному производству. Плоды духовной деятельности отдельных наций становятся общим достоянием. Национальная односторонность и ограниченность становятся все более и более невозможными, и из множества национальных и местных литератур образуется одна всемирная литература. Буржуазия быстрым усовершенствованием всех орудий производства и бесконечным облегчением средств сообщения вовлекает в цивилизацию все, даже самые варварские, нации. Дешевые цены ее товаров — вот та тяжелая артиллерия, с помощью которой она разрушает все китайские стены и принуждает к капитуляции самую упорную ненависть варваров к иностранцам. Под страхом гибели заставляет она все нации принять буржуазный способ производства, заставляет их вводить у себя так называемую цивилизацию, т. е. становиться буржуа. Словом, она создает себе мир по своему образу и подобию. Буржуазия подчинила деревню господству города. Она создала огромные города, в высокой степени увеличила численность городского населения по сравнению с сельским и вырвала таким образом значительную часть населения из идиотизма деревенской жизни. Так же как деревню она сделала зависимой от города, так варварские и полуварварские страны она поставила в зависимость от стран цивилизованных, крестьянские народы — от буржуазных народов, Восток- от Запада. Буржуазия все более и более уничтожает раздробленность средств производства, собственности и населения. Она сгустила население, централизовала средства производства, концентрировала собственность в руках немногих. Необходимым следствием этого была политическая централизация. Независимые, связанные почти только союзными отношениями области с различными интересами, законами, правительствами и таможенными пошлинами, оказались сплоченными в одну нацию, с одним правительством, с одним законодательством, с одним национальным классовым интересом, с одной таможенной границей. . «

Манифест Коммунистической партии
К.Маркс — Ф.Энгельс (1848)

Что больше всего поражает, так это безграмотность наших законодателей. Я думаю, что процентов 80-90 депутатов должны были изучать «Манифест Коммунистической партии» в институтах. Не в коня корм?

Импорт продовольствия на $4 млрд превысил экспорт

По прогнозу Минсельхоза, в этом году экспорт продукции АПК составит минимум $24 млрд

С 1 января по 8 декабря экспорт продукции АПК из России составил $22,4 млрд, сообщил Центр агроаналитики со ссылкой на данные ФТС. В натуральном выражении за рубеж было поставлено 57,7 млн т продукции. Традиционно в структуре вывоза преобладает зерно, на долю которого пришлось около трети отгрузок. В том числе было отгружено 29,4 млн т пшеницы на $5,9 млрд и 3,4 млн т ячменя на $667 млн. Экспорт мороженой рыбы составил почти 1,4 млн т на $2,3 млрд, подсолнечного масла — 2,7 млн т на $1,9 млрд. Крупнейшим покупателем российской продукции стал Китай ($2,9 млрд), далее идут Турция ($2,3 млрд), Египет ($1,346 млрд) и Казахстан ($1,2 млрд).

При этом импорт продовольствия в стоимостном выражении по-прежнему превышает объемы экспорта: к 8 декабря за рубежом было закуплено товаров на $26,34 млрд. Главная позиция — цитрусовые, их было поставлено 1,4 млн т на $1,1 млрд, также в Россию было ввезено 590,6 тыс. т вина и виноградного сусла на $1,04 млрд, почти 1,4 млн т бананов на $1,03 млрд, 205,9 тыс. т сыра и творога на $847,4 млн. Больше всего продовольствия Россия закупила в Беларуси — на $3,1 млрд в стоимостном выражении, также крупными поставщиками стали Китай ($1,6 млрд), Бразилия ($1,4 млрд), Германия ($1,2 млрд), Эквадор ($1,2 млрд). В объемном выражении импорт оказался почти в 2,9 раза меньше экспорта, что говорит о том, что российский агроэкспорт по-прежнему дешевый, поскольку в нем преобладает сырье, а не продукция высоких переделов.

Читайте также:  Сущность и основные этапы медиапланирования

По итогам года экспорт продукции АПК достигнет минимум $24 млрд, сообщила ранее на конференции «Агроинвестора» «Агрохолдинги России» заместитель министра сельского хозяйства Елена Фастова. «По экспорту продукции мы видим цифру $24 млрд, а то и $25 млрд», — сказала она. В октябре в ходе выставки «Золотая осень» директор департамента растениеводства министерства Роман Некрасов говорил, что в этом году поставки за рубеж сельхозпродукции и продовольствия прогнозируются на уровне $24,7 млрд. 13 декабря в интервью «Коммерсанту» глава агроведомства Дмитрий Патрушев сказал, что в этом году получится достигнуть планового показателя экспорта в $24 млрд. «Если сравнивать эту цифру с прошлогодним показателем, результат несколько ниже, но на это есть абсолютно объективные причины, — пояснил министр. — В первую очередь это связано с изменением структуры экспорта. В текущем году объем, который приходится на нашу основную экспортную позицию — зерно, несколько снизился. Но при этом мы сильно подросли по другим сегментам».

Безусловным лидером по темпам роста отгрузок и основным драйвером агроэкспорта, который и позволит выполнить целевой показатель программы, Патрушев назвал масложировую продукцию, отгрузки которой увеличатся примерно на четверть. По прогнозу исполнительного директора Масложирового союза Михаила Мальцева, в этом году экспорт масложировой продукции может достигнуть рекордных $4 млрд. В том числе рекордным может стать вывоз подсолнечника: аналитический центр «СовЭкон» оценивает потенциал поставок в декабре на уровне 100 тыс. т против 71 тыс. т в ноябре. Правда, Масложировой союз считает, что отгрузки сырья нужно ограничить, увеличив экспортную пошлину на подсолнечник с 6,5% до 20%. В интервью «Коммерсанту» Патрушев сказал, что решение по этому вопросу еще не принято. «Но надо совершенно четко понимать, что если мы сейчас повысим пошлину на экспорт семечки, мы тем самым снизим для себя объем, который будет вывезен. Поэтому нужно соблюдать баланс», — отметил он.

Для развития экспорта продовольствия Минсельхоз направит в 50 стран мира атташе по АПК, также, по словам Патрушева, почти принято решение о субсидировании перевозок продукции на экспорт. Кроме того, для достижения цели в $45 млрд в 2024 году необходимо увеличивать поставки продукции с высокой добавленной стоимостью, напомнил он.

По данным за 10 месяцев экспорт продовольствия, включая рыбу, отставал от прошлогодних значений на 2,3%, составив $19,8 млрд по сравнению с $20,3 млрд за аналогичный период 2018-го, сравнивает начальник Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. Причина — в отставании экспорта зерновых как по объемам, так и ценам отгрузки, которое не компенсировалось ростом вывоза масла, рыбы и некоторых других позиций, прокомментировала она «Агроинвестору». Судя по оперативным данным Минсельхоза, этот разрыв с прошлым годом сохранится, и по итогам 2019-го вывоз продукции АПК не превысит прошлогоднее значение ($24,8 млрд). «В следующем году экспорт, вполне вероятно, вырастет: есть позитивные ожидания по отгрузкам зерна в начале года, а также по росту цен на пшеницу, увеличится вывоз растительных масел, — говорит Снитко. — Но многое будет определяться урожаем следующего года — корректировки прогноза могут быть очень существенными вплоть до мая-июня».

«Читайте новости Meatinfo на нашем Telegram канале»

Россия снизила импорт продовольствия более чем на 30% с 2013 года

Фото: Пресс-служба Минсельхоза РФ

Москва, 5 августа — «Вести.Экономика». Объемы закупок иностранного продовольствия в России за 5 лет на фоне реализации программ по поддержке отечественного производства в сельскохозяйственной сфере сократились с $43 млрд до $30 млрд.

Об этом в понедельник, 5 августа, сообщили в Минсельхозе РФ, отметив положительную динамику показателей по отдельным направлениям производства продовольственных товаров.

В частности, с 2013 по 2018 гг. заметно увеличились объемы производств основных видов продукции растениеводства: зерновых (с 92,4 млн тонн до 113,3 млн тонн), сахарной свеклы (с 39,3 тыс. тонн до 42,1 млн тонн), сои (с 1,5 млн тонн до 4 млн тонн), тепличных овощей в сельскохозяйственных организациях (с 615 тыс. тонн до 1,1 млн тонн), плодов и ягод в сельскохозяйственных организациях, крестьянских (фермерских) хозяйствах и у индивидуальных предпринимателей (с 667 тыс. т до 1,2 млн т) и ряда других культур.

В сфере животноводства в России по сравнению с 2013 г. в 2018 г. производство свиней на убой в живом весе в сельскохозяйственных организациях увеличилось выросло на 60%, составив 4,1 млн тонн, производство птицы выросло с 3,5 млн тонн в 2013 г. до 6,1 млн тонн.

Во многом рост показателей производства продовольствия в России после применения продовольственного эмбарго, введенного указом Президента России 6 августа 2014 г. «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации», был достигнут за счет увеличения господдержки российского АПК. По данным Минсельхоза, в 2013 г. на госпрограммы развития сельского хозяйства было выделено 197,7 млрд руб. – в 2019 г. планируемый объем финансирования составляет 307,9 млрд руб.

В целом объем импорта продовольствия в России, по данным министерства, снизился на 31,2% с $43,3 млрд в 2013 г. до $29,8 млрд в 2018 г.

За этот же период объемы экспорта продовольствия из России выросли с $16,8 млрд до $25,8 млрд. К 2024 г. планируется увеличение данного показателя до $45 млрд в соответствии с установленными целевыми значениями федерального проекта «Экспорт продукции АПК» в рамках национального проекта «Международная кооперация и экспорт».

Хрупкое эмбарго: почему в России вновь растет импорт продовольствия

Введение в августе 2014 года эмбарго на ввоз продуктов из ЕС, США, Канады, Австралии и некоторых других стран сейчас многими рассматривается как инструмент, позволивший заметно продвинуться по пути импортозамещения. Сложилась даже традиция обращений с призывом продлить эмбарго к президенту со стороны сельхозпроизводителей и чиновников от сельского хозяйства. Для повышения качества принимаемых государством решений полезно проанализировать ситуацию.

Импорт продовольствия и сельхозсырья после введения эмбарго сократился существенно. По сравнению с 2013 годом — на 42%: с $43,3 млрд до $25 млрд в 2016 году. Если подсчитать долю импортной продовольственной составляющей (по цене на границе) в стоимости потребленного населением продовольствия, то она составила в 2016 году 7%. Кстати, с 1999 по 2013 год этот показатель колебался в интервале 11–14%, так что и до эмбарго можно было говорить, что зависимость России от импорта сильно преувеличена.

Сокращение импорта не могло быть объяснено только эмбарго. Наши расчеты показали, что устойчивое влияние на импорт в большей степени оказывает колебание курса рубля и реальные денежные доходы населения, а не факт введения эмбарго.

Последствия для производителей и торговли

Введение эмбарго оказалось благоприятным сигналом для сельхозпроизводителей (государство о них думает) и тревожным — для ретейлеров (нужно выстраивать связи с местными производителями, так как могут быть внезапно введены новые ограничения). Как правило, ретейлеры предпочитали импортные продукты: они поступают бесперебойно, однородными партиями и в устойчивом ассортименте, чего часто трудно добиться от российских производителей.

Читайте также:  Инвалиды которые добились успеха

Например, явно выиграли поставщики охлажденного мяса, так как его издалека не привезешь: можно привезти в Россию свинину из Бразилии, но это будет замороженная свинина. В 2013 году охлажденную свинину без костей в Россию поставляли 12 стран. В 2016 году — только Белоруссия, которая явилась крупнейшим бенефициаром введения эмбарго.

Это же относится к дешевым сырам от традиционных поставщиков: из Финляндии, Германии, Литвы, Польши, Украины. В 2014 году из десяти крупнейших поставщиков сыра семь представляли ЕС плюс Украина, также подпавшая под запрет. В 2016 году из этой десятки осталось только двое. Белоруссия нарастила экспорт сыра в Россию, при этом прироста производства молока в самой Белоруссии не произошло — на производство сыра шло импортное польское молоко и часть белорусского, которое высвобождалось из-за падения потребления молока в самой Беларуссии. Падение импорта сыров и сырных продуктов в 1,7 раза, с 440 тыс. т в 2013-м до 222 тыс. т в 2016-м, произошло при росте собственного производства сыра в России на 165 тыс. т. Причем само производство молока не выросло, и дефицит привел к росту цен.

Для абсолютного большинства российских производителей оказалось полезно не столько эмбарго, сколько девальвация, так как цены на их продукцию стали более привлекательными по сравнению со всеми импортными продуктами на внутреннем рынке. Выиграли также экспортеры: цена в долларах могла сокращаться, а в рублях увеличиваться.

К концу 2016 года можно было говорить об увеличении числа продуктов, по которым произошло импортозамещение, например свинины, овощей, птицы, сухого молока, сливочного масла и сахара. Не произошло импортозамещения по фруктам, что закономерно, так как половина из импортируемых — цитрусовые и бананы, по сырам и говядине.

Последствия для потребителей

То, что после введения эмбарго продукты подорожают, можно было предсказать еще до запрета. Так, цены поставок из тех стран, которые попали под эмбарго, были, как правило, ниже, чем из стран, которые в итоге остались в списке импортеров. Исключение есть и здесь, и это опять Белоруссия, продукты из которой были вне конкуренции в ценовом отношении до и после эмбарго. Однако она не могла заменить всех поставщиков.

Подавляющая часть потребителей снижения импорта не заметила: они смотрели лишь на то, что могли купить — ту часть отечественных продуктов, которая после девальвации стала дешевле импортных. Другая часть сократила потребление: покупки в постоянных ценах падали до июня 2017 года. Только потом они стали расти и в сентябре 2017-го достигли уровня сентября 2015 года, но остались ниже показателей 2014, 2013 и даже 2012 годов. Часть населения продолжала покупать импортные продукты, тратя на них значительно больше, чем до эмбарго и девальвации: импорт в рублевом выражении в 2016 году был выше импорта 2013 года в 1,2 раза, не говоря об импорте 2014 и 2015 годов.

В короткий отрезок времени после эмбарго сошлось очень много факторов, что затрудняет оценку влияния именно эмбарго на рост внутренних продовольственных цен. Например, появились дополнительные возможности у стран, которые не попали под эмбарго, но поставляли сопоставимую продукцию по более высокой цене. Это предопределило рост цен.

Произошли и другие изменения: с 2015 года начались поставки дешевых овощей в Россию из Ирана после снятия с него части санкций. Запрет на томаты из Турции освободил рынок для более дорогих зимних российских томатов и т.д. Однако при всей совокупности разнонаправленных факторов цены на продовольствие стали расти быстрее по сравнению с ценами на всю продукцию (промышленную и продовольственную).

Здесь стоит напомнить, что Россия в августе 2012 года стала членом ВТО. Это вызвало опасения отечественных сельхозпроизводителей по поводу конкуренции с зарубежными. И действительно, цены на продукцию, которую не удавалось производить в стране дешево, стали снижаться. С этого момента Россия прибегала к защите своего рынка нетарифными методами. На графике видно, что относительно января 2011 года рост цен как в целом по всем товарам и услугам, так и по продовольственным товарам до середины 2013 года практически совпадал. Но уже в середине 2013 года продовольственные цены стали расти быстрее, а после введения эмбарго отрыв еще увеличился.

Сценарии на будущее

За девять месяцев 2017 года импорт продовольствия и сельхозпродуктов вырос в долларовом выражении на 17% и снизился в рублевом менее чем на 1% относительно 2016 года, то есть укрепление курса рубля сразу повысило спрос на импортные продукты. По опыту кризиса 1998 года резкое сокращение импорта на 45% (в 2000 году относительно 1997-го) сменилось ростом уже через два года. И сейчас сокращение на 42% (с 2013 по 2016 год) сменяется осторожным ростом. Как показывает прошлый кризис, уровни импорта предкризисного 1997 года были легко перекрыты: если в 1997 году завозили продуктов и сельхозсырья на $13,2 млрд, то в 2013 году — уже на $43,2 млрд.

Риск отката назад, к расширению импорта, есть в том случае, если за время резкого ослабления рубля и падения доходов населения не получится сделать российскую продукцию конкурентоспособной. Импортозамещение без потерь для потребителей возможно, только когда отечественная продукция не будет стоит дороже. В противном случае либо вернется импорт, либо страна опять будет вводить нетарифные ограничения, которые трудно обосновать.

О конкурентоспособности говорят много и часто повторяют, что в западных странах она — результат огромной господдержки сельхозпроизводителей. Однако дело ведь не только в том, что в Европе, США и Канаде государство сильно поддерживает фермеров. Есть много стран, где бюджетная поддержка сельского хозяйства меньше, чем в России, а продукция дешевле. Кроме того, господдержка крупных компаний в США, Канаде и ЕС ограничена, такие объемы прямых субсидий, которые получают в России отдельные крупнейшие сельхозпроизводители, там совершенно невозможны.

Если закрывать свою страну от более дешевых продуктов, ограничивая конкуренцию, то это плохо для потребителя и в конечном счете для производителя. Для него это плохо тем, что горизонт развития ограничивается внутренним спросом: неконкурентную продукцию на экспорт не вывезешь. По оценкам ОЭСР, в 2014–2016 годах покупатели сельхозпродукции в России переплачивали за российские товары 10% по сравнению с ценой на мировом рынке.

Еще есть вариант не пускать на внутренний рынок производителей с дешевой продукцией, поддерживать внутри высокие цены, а выходить на внешние рынки, снижая цену до конкурентной. Но в этом случае потребитель становится жертвой дважды. Вряд ли государство должно поддерживать такую стратегию.

Ссылка на основную публикацию