Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Генеалогия, как бизнес: создаем и развиваем свое дело

Загадки наших предков

История со всеми ее войнами, революциями и катаклизмами полна тайн и загадок, в которых участвовали предки каждого из нас. И если раньше узнать о прошлом своей семьи, составить собственную родословную было не просто тяжело, но и опасно, то сегодня современные инструменты и многочисленные архивы позволяют любому желающему приоткрыть завесу жизни прежних поколений. А вот как на этом процессе заработать, хорошо известно санкт-петербургскому предпринимателю Егору Милюкову, основателю «Генеалогического бюро». Он рассказал, как превратил свое увлекательное хобби в не менее интересный бизнес.

Задатки искателя – в нужное русло

С детства Егора Милюкова тянуло к изучению истории, чтению исторических книг и энциклопедий. В школе он учился в классе с углубленным изучением географии, с удовольствием изучал политические карты и перемещение границ государств. После школы поступил в престижный «ФИНЭК» и в итоге стал кандидатом экономических наук. Получив высшее образование, начал работать по найму, в том числе в одной из структур «Газпрома» в Питере.

Первые родословные древа Егор Милюков составил для себя и своих друзей. Поначалу этот процесс не имел коммерческой основы и протекал на чистом энтузиазме. И только спустя несколько лет открылось «Генеалогическое бюро», стали приниматься платные заявки на поиск документов и информации для клиентов. Однако без ошибок на старте не обошлось: как и многие бизнесмены, Егор пытался выполнять все поставленные задачи самостоятельно. Из-за регионального фактора, оказывающего существенное влияние на поиск, большое количество времени тратилось впустую, на одни лишь разъезды.

Егор Милюков: «Еще одной ошибкой были встречи с клиентами и посещение архивов без предварительной договоренности. Я всегда всем советую предварительно звонить в то место, которое решили посетить, даже если оно находится в родном городе. На старте я достаточно часто думал: «Это же архив, там все должно быть по умолчанию». В итоге не звонил и не интересовался и при этом наталкивался на непонимание и сложности – люди порой говорили, например, что искать нужно вообще в другом регионе».

Сейчас обозначенные проблемы решены: в команде работает множество людей в различных регионах – в основном удаленные сотрудники, партнеры. В генеалогическом деле аутсорсинг – это ускорение процесса, экономия времени и денег для клиента. Но он, как заявляет наш герой, не всегда хорош: бывают сложные случаи, например, когда нужно поработать с документами советского периода, изучить подведомственные сложные архивы. И не в каждом регионе есть люди, которые могут и умеют с ними работать. В таком случае основатель бюро выезжает самостоятельно и с удовольствием посещает эти архивы.

Генеалогические работы в трех направлениях

Клиентами «Генеалогического бюро» становятся люди из самых разных уголков России. Одно из его направлений – составление родословных, генеалогического древа. При этом стоит понимать, что у каждого человека в формировании родословной поучаствовало множество семей – работа бюро ведется, как правило, до 8 поколения. Иногда заказчики приходят с уже готовыми древами своей семьи, и тогда задачей компании становится проверка того, насколько правильно она составлена, и исправление ошибок. Цена при этом бывает ниже, потому что основную работу выполняет сам заказчик.

Во время составления генеалогического древа происходит поиск фамилий, имен, отчеств, годов жизни – насколько глубоко это возможно. Поиск подробной информации о предках зависит от того, насколько они «наследили»: участвовали где-то, воевали, были репрессированы, что-то изобретали и прочее. От этого зависит широта биографии, которая подтверждается документами – это могут быть данные о рождении, браке, работе, учебе, участии в различных организациях. Бывает, что находятся полные биографические сведения. Это может быть в двух случаях: если предок сам написал свою биографию или при нахождении метрических книг, документов о рождении дореволюционного периода, в которых уже указана информация о родителях.

Второе направление работы «Генеалогического бюро» – сбор документов для получения гражданства и поиск документации как таковой. Россия – страна с очень древней историей, и в течение последних 300 лет сюда постоянно приезжали на работу или просто жить представители самых разных национальностей. Влияющими на перемещение людей факторами были и войны, следствием которых становились присоединения территорий. Соответственно, эти территории после распада Российской Империи и появления Советского Союза уже не вошли в состав последнего.

Егор Милюков: «Во многих странах существует специальная программа по репатриации: требуется доказать родство с предками, которые были родом из этой страны, чтобы стать полноправным гражданином. Например, программа в Польше касается потомков этнических поляков, а также потомков граждан независимой Польши. И внук этнического поляка имеет право получить в конечном итоге гражданство Польши, подтвердив это право соответствующими документами. Как раз их поиском мы и занимаемся. Самые популярные программы – репатриация в Израиль, в Германию и Польшу. К нам обращаются из-за сложности, которая возникла в советский период, когда люди меняли национальность в документах, чтобы избежать каких-то репрессий или неудобных ситуаций в жизни. Программы репатриации не похожи друг на друга, везде есть свои тонкости, подпункты законов. Часто люди совсем не собираются уезжать из России – они хотят получить второе гражданство и иметь возможность путешествовать в упрощенном режиме. Еще одна мотивация – простое любопытство».

Поднаправлением в поиске документов является восстановление родового гнезда, когда находятся старые чертежи или описания строений, а уже на их основе могут восстанавливаться здания предков или создаваться 3D-макеты для домашнего интерьера. Описание дома может находиться, например, в документах о разводе: семья разводилась и делила имущество, которое подробно описывалось. И к такому делу могут быть приложены планы, схемы, чертежи или текстовое описание. В данной работе компания начинает искать в архивах все, что касается этого здания. Один из последних проектов бюро – восстановление настоящего дворца периода Екатерины ΙΙ.

Третье направление работы, которое выделилось в последние годы, – поиск документов по Второй мировой войне. Многие люди в те времена погибли при невыясненных обстоятельствах или пропали без вести. И семьи, получившие похоронки даже в 90-е годы, не могли выяснить подробностей о смерти своих близких. Сейчас большая часть военных архивов рассекречена и имеет общий доступ, в том числе через интернет. Можно выяснить судьбу бойца, даже узнать часть, в которой он служил в тот или иной месяц.

Работа длиною в поиск

После получения заявки на оказание разыскных услуг Егор Милюков проводит первичную консультацию с клиентом. Совместно с ним ставятся цели, оговариваются детали. Следующим этапом заказчик предоставляет в компанию всю имеющуюся в его распоряжении информацию (документы, фото) – за ее анализ в случае большого объема и последующего отказа от сотрудничества берется заранее оговоренная отдельная плата. Если же клиент заключает договор, цена первичного анализа включается в его стоимость. Вся дальнейшая работа делится на отдельные этапы, план по которым предоставляется клиенту, после чего определяется конечная стоимость оказываемой услуги и подписывается договор.

Как только процесс поиска запускается, первым делом владелец бюро общается с родственниками клиента, изучает семейный архив, делает запросы в различные инстанции. После этого к работе подключаются федеральные и региональные архивы, формируется черновик отчета и составляются схемы. Как только цель достигнута и вся информация собрана, составляется полноценный отчет с прилагаемыми копиями документов, а также составляется генеалогическая схема. Все это клиент может забрать лично, приехав в офис бюро, или получить по почте.

Несмотря на открытость и доступность большого количества информации, в работе «Генеалогического бюро» есть свои сложности. В первую очередь, это секретные закрытые архивы, которые открывают свой доступ постепенно, год за годом. Кроме того, законом установлен срок секретности персональных данных – 75 лет. Если ведомство разрешает доступ ближайшим родственникам, то приходится действовать по доверенности, а получить ее не так быстро и просто. Еще одна проблема – сохранность архивов в России: очень многие находятся в плачевном состоянии, поскольку в них не поддерживается нужная температура, документы быстро приходят в негодность. Особенно это касается архивов в небольших городах.

«Генеалогическое бюро» в цифрах и фактах

Организационно-правовая форма

Лицензирование

Не требуется. В России любой человек имеет доступ к архивам.

Уникальные предложения

  • Приемлемые сроки. Генеалогическое древо заказчик может получить уже через 3-6 месяцев исследования.
  • Сравнительно умеренные цены и конфиденциальность.
  • Работа ведется в архивах по всей России, бывшему СССР, США и Европе.
  • Помимо поиска, есть оказание консультационных услуг.
  • Есть возможность сделать экспресс-заказ, после которого работа над поиском начнется уже через 7 дней.

Стартовый капитал

Около 100 тыс. рублей. Деньги были потрачены на регистрацию компании, открытие офиса, разработку сайта.

Окупаемость стартовых вложений

Инструменты продвижения

Сайт emilyukov.ru, реклама в интернет-источниках, публикация статей в газетах, страница в Facebook, личная страница Егора Милюкова во «ВКонтакте», немного «Яндекс.Директ» и Google AdWords. В первую очередь хорошо работает сарафанное радио.

Годовой оборот

Около 5 млн рублей.

Минимальный чек

Составление родословной – от 150 тыс. рублей (работа ведется примерно в течение года), поиск документов – от 10-20 тыс. рублей.

Количество клиентов в месяц

В компании установлен внутренний лимит – не более 10 заявок в месяц.

Офис

Ежедневно с 10:00 до 17:00, суббота и воскресенье – выходные дни. На сайте заявки оставляются в любое время.

Персонал

Помощница-администратор. Остальные сотрудники – на удаленной основе.

Конкуренция

Егор Милюков: «Я считаю, что конкурентов в нашей сфере нет – все в основном коллеги, то есть люди, которые тоже занимаются поисковой деятельностью, им это нравится, и они тоже нацелены на развитие такой традиции. Мы работаем на общее благо».

Сезонность

В военном направлении всегда увеличиваются объемы заявок перед 23 февраля, 9 мая. Заявки на родословную в подарок учащаются перед Новым годом. Документы ищут в любое время года, сезонности как таковой нет, разве что во время каких-то политических событий, военных конфликтов люди чаще пытаются получить второе гражданство.

Целевая аудитория

Состоявшиеся люди от 30 лет. В компанию за составлением родословной обращаются чаще мужчины, а военная судьба интересует больше женщин.

Бизнес на семейных корнях: сколько стоит родословная

Поклонники сериала «Игра Престолов» уже восемь лет пытаются разобраться в степени родства главных героев. Рисуя генеалогические древа Ланнистеров, Таргариенов и других выдуманных Джорджем Р. Мартином персонажей, они строят свои теории. Отношения в реальных семьях могут быть не менее запутанными: иногда уже внуки могут с трудом представляют, кем были их бабушки и дедушки. Добавьте к этому сложную историю нашей страны, и кажется, что невозможно узнать настоящую фамилию прадеда или имя отца, которого никогда не упоминала мать. С развитием интернета и появлением социальных сетей доступ к информации упростился, но профессиональный поиск и работу с архивным материалами никто не отменял. Сейчас рынок генеалогии востребован как никогда. Forbes Life выяснил, как узнать, если ли у вас общие с Пушкином предки и сколько эта информация стоит.

Рынок генеалогических исследований

В Европе интерес к истории семьи и предкам существовал всегда. Особой дотошностью отличаются венецианцы, которые ведут скрупулезные летописи своего рода. В дореволюционной России изучение генеалогического древа было вполне обычным делом для дворянства. В советское время излишне подробная информация о предках могла быть просто опасной. Советская власть пропагандировала принцип «мы старый мир разрушим до основания» и активно меняла названия городов и улиц. Исключением был Кавказ, где в силу традиций и верований представители всех слоев общества чтили предков и берегли информацию о них. Так что интерес к своим корням у россиян возродился только в 1990-х годах. Считается, что первым человеком в «новой» России, заказавшим крупное генеалогическое исследование за деньги, был Герман Стерлигов.

Читайте также:  Как получить военное образование?

Ключевых игроков отрасли сейчас примерно 15. Самые крупные из них — Международный генеалогический центр (МГЦ), Центр генеалогических исследований Genealogic, Международный институт генеалогических исследований (МИГИ, старейшая компания, которой исполнилось 20 лет), Международное генеалогическое агентство (МГА), Научный центр историко-генеалогических исследований «Редкий элемент», Проект «Жизнь». Есть даже генеалогическая социальная сеть FamilySpace, в которой клиенты сами могут построить свое древо на имеющихся у них в наличии данных.

И все-таки говорить о существовании сформированного рынка генеалогии в России и странах СНГ сегодня не приходится. Генеалогические исследования — одно из самых молодых направлений, которое только формируется и пока регулируется стандартами задаваемыми, частными компаниями (отсюда непрозрачное ценообразование). К тому же, финансовые обороты на этом рынке пока не сопоставимы с другими отраслями.

Ситуация осложняется тем, что рынок практически не обладает инструментами защиты от мошенников и некомпетентных историков. В России пока нет обязательной сертификации генеалогов, которая позволила бы рынку обрести инструмент защиты клиентов. Однако создание Международной Генеалогической Ассоциации позволило бы подтвердить компетенцию профессионалов отрасли, помочь им расширить круг заказчиков, а также прийти к взаимовыгодному сотрудничеству с коллегами и даже конкурентами.

Цена корней

Если вы решили заняться поисками предков самостоятельно, не прибегая к услугам посредников, фирм, фрилансеров и не отправляясь в командировки, нужно быть готовым инвестировать минимум 30 000 — 50 000 рублей за год. В США исследование Investigating the Genealogy Services Market 2015 года выявило, что человек на поиск предков и информации о них тратит $10-15 000 в год.

Надо платить архивам за копии документов и дойти до начала XIX века хотя бы по четырем фамильным линиям. Но это при условии, что повезло с исходными данными. Если в семье нет старых документов, а родина предков, скажем, Смоленщина, где сохранность архивов ужасает, то поиски могут растянуться на десятилетия.

К примеру, для старта архивного поиска по дореволюционному периоду необходимо знать дату и место рождения предка до 1917 года. Если нет подтверждающих документов или уверенности в точности данных, то лучше выбрать другую стратегию — начать с поиска по советскому периоду (это уже ЗАГСы, военкоматы, похозяйственные книги в селах).

Головная боль заказчика — многие частные организации и фрилансеры, которые проводят родословные исследования недобросовестно, а ценообразование непрозрачно для конечного потребителя. Бывает, купив услугу за 50 000 рублей, в конечном счете клиент оказывается должен генеалогу миллион.

Чем больше родовых веток надо изучить, тем выше стоимость исследования. Фамильная или родовая ветка — линия прямых предков (как правило, по мужчинам), без которых клиент не мог бы появиться на свет. Ближайшие прямые линии — по отцу и по матери; более отдаленные — по дедушкам и бабушкам с отцовской и материнской стороны соответственно.

Как правило, компании своих расценок не скрывают, но разобраться все равно сложно — стоимость проведения биографического поиска по одной персоне у Центра генеалогических исследований, к примеру, составляет от 140 000 до 180 000 рублей, а Международный институт генеалогических исследований за одну родовую ветвь возьмет 280 000 (без учета командировок), за две уже 480 000.

Генеральный директор Международного Генеалогического Центра (МГЦ) Артем Маратканов объясняет: «Фрилансеры за 4 фамильных линии возьмут 200-300 000 рублей за год работы. Компании могут заявить ту же сумму, а потом раскрутят заказчика до миллиона рублей — стандартная практика. Мы так не делаем, работаем по установленной цене, даже если прилагаем больше сил, чем рассчитывали. Порой в ходе исследования удается снизить стоимость проекта — тогда возвращаем деньги. Приходят, как правило, с запросом «копать вглубь», людям интересно построить большое древо, как у дворян. Однако нельзя начать копать XIX век и глубже, не получив сначала нужных документов советского времени. Так что архивный поиск по советскому периоду — самый популярный продукт, с которого начинают почти все клиенты. Сегодня цена исследования начинается от 60 000 рублей.

За эти деньги можно провести исследование рода по линии матери или отца (фамильное древо, включающее до 100 персон) на основе информации, полученной в ходе интервьюирования родственников. Верхняя граница стоимости исследования не фиксирована. Исследование для создания большой семейной энциклопедии стоит 7-12 млн рублей, но в особых случаях может доходить до 30 млн в зависимости от сложности и глубины поисков».

Кстати, именно неразбериха с ценообразованием мотивировала Артема Маратканова создать свой собственный генеалогический центр. Родину предков Маратканова, который родился в Татарстане, но жил в Набережных Челнах, затопило при строительстве Нижнекамской ГЭС. В подарок отцу, который интересовался историей рода, Артем решил провести исследование и обратился в компанию, работавшую на рынке уже 10 лет. Компания объявила стоимость услуг: 640 000 рублей за папку архивных данных, которая у него прямо в руках разваливалась. Откуда именно такая цена образовалась, объяснить не смогли. Тогда Артем Маратканов пошел работать в эту компанию, чтобы изучить дело изнутри. Быстро разобравшись, как все устроено, он создал свою компанию, сразу решив, что ценообразование надо делать прозрачным. Первое исследование за деньги Маратканов сделал за 20 000 рублей, потратив на него 35 000 рублей. Но заказчик остался недоволен отчетом, пришлось вернуть 20 000. Несмотря на отсутствие сторонних инвестиций Маратканов расширял штат, знакомился и привлекал в проект профессионалов высокого класса.

Цена складывалась таким образом: средний чек по рынку умножался на 10, но уровень услуг значительно возрастал, таким образом оправдывая повышение стоимости.

Когда за комплексные исследования на генеалогическом рынке просили сотни тысяч рублей, Маратканов первым заговорил о миллионах. Сегодня речь идет уже о десятках миллионов рублей, а в планах продать одно исследование за €1 млн, самый крупный заказ был в половину этой суммы — €500 000.

Основные заказчики исследований — состоятельные люди, а крупнейший на сегодня клиент МГЦ (Международного Генеалогического Центра) входит в из топ-5 рейтинга Forbes 2018 года. Среди клиентов МГЦ всемирно известные врачи, высокопоставленные чиновники, владельцы и управленцы большого бизнеса. В рамках спецпроекта для национального телеканала МГЦ сейчас проводит исследования семей музыканта Антона Беляева и актрисы Лукерьи Ильяшенко.

Перспективы поисков

После сбора первичных данных клиенту сообщают, какие есть перспективы в поисках. Гарантии устанавливаются очень индивидуально: в разных архивах разная сохранность документов, у каждого заказчика — разное количество исходной информации. Большая часть успешных поисков зависит от сохранности документов в конкретных архивах, а не только от удаленности предка во времени.

В зависимости от задачи, удается заглянуть на 350-500 лет в глубь времен. Но гарантий на такой глубине быть не может — только везение. Вероятность успешного поиска в разных регионах, увы, не одинакова: где-то могут отказать в выдаче документов на основании их крайней ветхости, где-то все бумаги окажутся попросту уничтожены.

Теоретически, ряд родословных новгородского происхождения можно документально подтвердить до времен первых новгородских берестяных грамот (в них содержалось немало генеалогической информации о конкретных людях, причем даже самых простых). Однако и в Новгороде, чтобы возвести свой род к пращурам из XVI века, нужно не только проделать колоссальную работу, но и обладать редкой удачливостью или знатными предками: крестьянские родословные, увы, не фиксировались в России столетиями.

В Белоруссии и населенных пунктах Западной Украины архивы серьезно пострадали в войну, вплоть до полного уничтожения данных. А вот в странах Балтии очень хорошая сохранность документов, для граждан этих стран относительно легкая доступность архивов — можно идти и свободно изучать историю своей семьи. В Казахстане у документов советского периода хорошая сохранность, но материалов предыдущих столетий почти не найти – в силу государственного устройства страны, архивов можно сказать и не было.

Анастасия Клепова, журналист, сотрудничающий с Международным Генеалогическим Центром, поясняет: «Часто исследования начинаются с нуля: заказчик озвучивает свои пожелания, заключается договор, мы получаем один-единственный номер телефона мамы или папы, и имя (даже без отчества). Звоним. И начинаем опрашивать маму: фиксируем генеалогические сведения: кто где и когда родился, когда и где умерли предки, какой были веры, состояли ли в партии, как звали братьев и сестер, — составляем первичное генеалогическое древо. И главное, собираем как можно больше контактов: телефоны, адреса, места работы родственников, которые могут быть интересны исследованию. Так что в нашем случае минимум — несколько цифр номера телефона родственника, который может уделить хотя бы 30 минут беседе по телефону и вспомнить в интервью подробности биографий предков.

Обычно путем бесед с родственниками можно построить древо на 150-200 персон, углубиться в прошлое до конца XIX века.

Дальше, как правило, ни семейные архивы, ни семейная память заглянуть не в силах. Но, получив данные о местах рождения предков, их отчества, информацию об их участии в значимых исторических событиях, можно запускать архивный поиск. Бывает и такое: заказчик жил в детдоме где-то в Смоленской области, а в 5 лет его забрали приемные родители, так что он даже город, где находился детдом, не запомнил, — вот и все исходные данные. Ничего, берем в работу. Однажды мы нашли нужный детдом по воспоминанию о том, что в нем был лифт. Оказалось, в том регионе всего один детдом с лифтом. Так история стала раскручиваться».

А был ли Пушкин?

Распространено мнение, что большинство генеалогических исследований можно исказить и их заказывают их только для того, чтобы придумать себе «красивую» родословную. В крупных, дорожащих своей репутацией центрах за такое не берутся. В МГЦ объясняют: «Бывает, уже на входе становится понятно, что ценности потенциального заказчика не совпадают с нашими: кто-то хочет фальсифицировать историю семьи для получения иностранного гражданства или обнаружения якобы дворянских корней в роду. Мы не подтасовываем. На результаты тоже реагируют по-разному. Мы всегда имеем дело не только с фактами, но и с живыми людьми — их эмоциями, болезненными воспоминаниями, характером, смущением, обманчивой памятью. Есть те, кто, действительно, говорит: «Не может такого быть, у меня предки дворяне, а не раскулаченные зажиточные мещане — я-то знаю, у нас и герб был!». Но тем не менее, против документальных свидетельств это не аргумент, и никто ещё не требовал вернуть деньги на основании подозрений в некомпетентности исследователей. С теми, кто изначально не склонен доверять исследователям и хочет своей «правды», мы принципиально не работаем».

Если есть заказ, то восстанавливается не просто сухая генеалогия «родился-жил-умер», а с помощью различных архивных документов, часто имеющих косвенное значение, прорисовывается детализированная картинка прошлого. Судебные тяжбы и сельские сходы дают много дополнительной информации. Можно найти информацию, как прадед кого-то регулярно поколачивал в коммуналке. К генеалогии это все прямого отношения не имеет, но деда характеризует.

Иногда получается дать несколько точек зрения на ситуацию: например, человек был осужден за убийство соседа, но старожилы села свидетельствуют, что сосед терроризировал семью на протяжении 10 лет.

Читайте также:  Как стать юристом?

Вся собранная информация подвергается систематизации, упорядочивается в стройное повествование, поясняется исторический контекст, чтобы заказчик не утонул в море данных. Кто-то предпочитает электронные отчеты, но часто по результатам исследования клиенты просят сделать книгу. В МГЦ, к примеру, любое исследование — это уже готовая книга, но бюджетная.

Красиво оформленный том, с жизнеописаниями предков обойдется в сумму, начинающуюся от 7 млн рублей.

Пускаясь в увлекательные и хлопотные генеалогические исследования, нужно помнить: вы совершенно не обязательно получите подтверждение, что ваш предок дружески переписывался с Пушкиным. А может и переписывался, и не только с ним, а еще со многими героями русской истории, например, потому, что был главным поставщиком бумаги и перьев для русских писателей первой половины XIX века.

Бизнес Ресурс

Генеалогия как бизнес: создаем и развиваем свое дело

За обращением к специалистам–генеалогам стоят самые разные причины: желание знать семейную историю, меркантильные мотивы потенциально возможной реституции, а чаще — простое тщеславие

Генеалогия, как бизнес: как открыть генеалогоческое бюро

Заказчики готовы платить за восстановление родословной от 500 долларов и выше (в среднем исследование стоит от 800 до 1 000 долларов), и, по мнению участников рынка, сегодня этот спрос действующие частные исследователи и генеалогические бюро удовлетворить не в силах.

Интерес к генеалогии впервые возник после перестройки. За прошедшие 15 лет сформировалось сообщество частных генеалогов, которые выполняют заказы разной степени сложности. Помимо «частников»–индивидуалов, а среди них — историки с мировым именем, местные исследователи, краеведы, сотрудники архивов, любители и профессионалы, на рынке действуют московские проекты «Генеалогия.ру», «Литера.ру», «Поиск пропавших предков», пермский «Родовед», а также питерская компания и издательство «Вирд».

Государство даже не пытается создавать какую–то коммерческую архивную службу. В этом сегменте требуется очень гибкий подход, ведь методика и стоимость работ до сих пор до конца не отработаны, потому можно смело сказать: историко-генеалогичекие работы — территория малого бизнеса.

Генеалогические бюро получают заказы со всего мира. Львиную долю клиентов составляют русские, которым просто интересна история их рода. И, как считают эксперты, у коммерческой генеалогии самые радужные перспективы.

Как открыть генеалогическое бюро

Чтобы открыть генеалогическое бюро, сегодня не нужно никаких специальных лицензий, достаточно просто зарегистрироваться, снять офис, открыть собственную интернет–площадку. Главный ресурс в этом бизнесе — специалисты, качественный сервис (ведение клиента) и оформление.

Преимущества работы с компанией, а не частным генеалогом, для клиента очевидны. Как и в любом бизнесе, это гарантия. Если у фирмы есть свое реноме, то и опасение насчет нецелевого использования средств у заказчика не появится. Генеалогией имеет смысл заниматься в масштабе всей России или крупного региона, заработать же на одном местном архиве довольно тяжело.

Персонал генеалогического бюро

Поиск персонала — как и в любом бизнесе, задача, требующая неослабного внимания.
Обязательны связи в московских и региональных архивах, наличие внештатных специалистов — историков или генеалогов, курьер для отправки корреспонденции заказчикам.

Если учитывать эти тонкости, то система организации работы генеалогического бюро предельно проста. В интеллектуальном центре с офисом работают от 2 до 6 человек, штатные сотрудники (секретарь, курьер, специалист–историк, директор), которые принимают звонки и письма от клиентов, проводят первое ознакомительное интервью, затем ведут дело, оформляют работу.

В регионах, в других городах на контору трудятся нештатные специалисты.

Рентабельность генеалогического бюро

Генеалогическое бюро — не ларек, повторить удачный опыт не так–то просто. Поскольку занятию генеалогией как профессии никто никогда не учил, здание бизнеса «держится» на опыте, знаниях, которые отрабатываются в течение многих лет.

Рентабельность не исчисляется сотней процентов, но и ниже тридцати не опускается.

Вообще–то генеалогия — отрасль специфичная, и зарабатывать в ней весьма и весьма сложно, считает предприниматель.

Самый популярный и дорогостоящий сервис — когда люди хотят выяснить, откуда они родом, кто их предки, полностью восстановить историю рода. Работа «под ключ» обходится клиенту в сумму от 1 500 до 5 000 долларов. Самая высокая цена за такое исследование — 12 тысяч евро, самая низкая — порядка 6–7 тысяч долларов.

В то же время все эти расценки достаточно условны. Никто не может заранее определить стоимость работ, потому что не знает, как глубоко придется «копать». Результат зависит от простого везения, от опыта специалистов, занятых в проекте, от сроков.

Еще одна характерная черта бизнеса — неопределенность со сроками. Для компании это равно финансовой нестабильности. Неизвестно, когда исследование закончится, сколько времени займет. В этом смысле генеалогический заказ отчасти похож на следствие.

Если поиски пойдут по тяжелому пути, то заказчик будет недоволен сроками исполнения заказа. А недовольство клиента компании не выгодно. Желательно, чтобы исследование «уложилось» в полтора–два года.

Как же высчитать рентабельность заказа при существующей неопределенности стартовых условий исследования? У действующих игроков за это время появились способы решения подобной проблемы. Например, политика компании «Литера.ру» значительно изменилась с момента основания: если раньше исследователи брались за все заказы, которые, казалось, были реальными, то теперь берут только «железно» исполнимые дела. На практике это означает: прежде всего, должны совпасть все архивы и масса других факторов.

Проект «Генеалогия.ру» давно уже не работает по утвержденному бюджету. Секреты их технологии следующие: свою услугу они оценивает в 15 долларов за час работы специалиста любого уровня, от генерального директора до курьера, плюс накладные расходы. Клиент разрешает тратить деньги до определенного предела, имея в виду конкретную сумму. Компания так и поступает, потом просто останавливается. Ценовая политика на рынке генеалогических поисков, где нет устоявшихся ставок, оказывается, действительно, самой разнообразной: одну и ту же услугу клиент может получить и за 50 долларов, и за 500.

Компании закрывают больше дел, чем берут, в среднем в обслуживании находится около 30–40 заказчиков, примерно 5–10 крупных «дел» в год. Добавьте к этому еще и мелких клиентов; например, человеку нужно найти место рождения или уточнить факт биографии (на эти справки предусмотрен другой ценник). Заказчиков больше, чем исполнителей, и это обнадеживает, уверены эксперты.

Архивы генеалогического бюро

Основная проблема генеалогических бюро— это архивы. Большинство из них пострадало во время войны. Есть архивы, которые вычищались с определенной целью в 30–50–х годах. Регистрацию рождения, бракосочетания, смерти вели приходы, а когда началась борьба с церковью, разрушались и архивы.

Исследователи бюро нередко приезжает в архив три–четыре раза подряд и только на пятый успевают «схватить» опись и заказать дело. Бумаги в ветхом состоянии не выдают, а реставрация дела стоит 3–6 тысяч долларов. Связи в архивах, умение работать в рамках этой системы — вот что определяет успех коммерческой генеалогической компании. По закону, архивы обязаны отвечать на запросы населения. Они и отвечают… отказами. «У архивов есть даже специальные отпечатанные бланки ответов: «По вашему запросу информация не найдена».

Дополнительные услуги генеалогического бюро

Вокруг основной услуги — поиска предков — можно создать немало дополнительных. Каждая компания ищет свое направление и «разрабатывает» его. У сайта genealogia.ru есть довольно интересная услуга: производство копий документов в мастерской красивых вещей. Фишка вот в чем: большинство клиентов хотят иметь у себя дома архивные документы — фамильные выписки из книг. Вытащить оригинал невозможно, а вот переснять документ с разрешения архива, сделать копии — вполне.

Чтобы красиво оформить документ, можно воспользоваться услугами переплетных мастерских. Или организовать собственную небольшую мастерскую, как это обычно и происходит. Наиболее популярен стандартный кожаный переплет, можно искусственно «состарить» бумагу. А если бюджет проекта позволяет, оформить родословную вполне реально и на старинной бумаге.

Кстати, именно качественное оформление отличает деятельность специального бюро от работы частного исследователя. Человек без дизайнерского образования и компьютерных навыков не сможет красиво преподнести материал. В целом, фирмы идеально подходят для оказания услуги в комплексе, когда надо и для беседы в офис выехать, и своевременно информировать, постоянно привозить «результаты».

Любопытная идея, которую воплощает на практике «Литера.ру», —написание книги на основе истории России. Специалисты находят «сухие» архивные данные, делают ксерокопии документов, переводят их на современный язык. Выспрашивают у заказчика про бабушек — дедушек, дополняют рассказы историческими фактами, которые имели отношение к конкретному роду, прикрепляют современные фотографии. Получается новый продукт — история семьи, которая может стать отличным пособием для изучения прошлого России. Стоимость зависит от объема работы и складывается «вчистую» из того, сколько машинописных листов было подготовлено.

Еще компания создает специальную базу карт Российской империи. Первоначально фотокопии подробных карт уездов понадобились для собственных генеалогических изысканий, затем фотокопирование документов и их оцифровка превратились в отдельное направление бизнеса.

Побочный доход «Литере.ру» приносят кладоискатели, которые покупают детальные карты местности

Очень востребованная услуга — происхождение фамилии (а точнее, красивый плакат или грамота, где рассказывают всю правду об «Ивановых»). Стоит такой диплом порядка 100 долларов, но, с точки зрения профессиональных генеалогов, он является профанацией идеи генеалогии как науки. Они считают, что происхождение одной и той же фамилии может иметь разные корни, к тому же огромное количество фамилий россияне получили во время революции, при паспортизации, их выдумывали просто с потолка.

За двойную фамилию некоторые богатенькие и амбициозные «буратино» готовы заплатить немалые деньги. И эти услуги рынок оказывает. Точнее, некоторые его игроки. Они отслеживают подлинную родословную человека, находят, к примеру, знатный род, к которому гипотетически можно «прилепить» фамилию заказчика, фабрикуют липовый документ — связку между родами, и… клиент доволен.

Результаты исследования генеалогического бюро

Результаты исследования обычно представляются заказчику в виде родословного древа, генеалогической росписи, генеалогической таблицы или архивных справок, выписок или копий документов, устанавливающих родственные связи. Наиболее привычным для обывателя является родословное древо (или как мы привыкли — дерево).

Человека, от которого род строится, обозначают стволом, его родителей — разветвлением, ветвями поменьше — дедушек и бабушек. Издалека их не различишь, но в основании — родоначальник, а в кроне — потомки. Главное преимущество такого оформления, с точки зрения клиента генеалогического бюро, — наглядность! К примеру, в Западной Европе родословное древо «раскрашивали»: мужчин, имеющих потомство, писали на желтом фоне, не имеющих детей — на красном; замужних женщин — на лиловом, девушек — на синем. Живых — на зеленом фоне, мужчин — на более темном, женщин — на более светлом. Мужские имена принято записывать в прямоугольниках или ромбах, женские — на кружках или овалах.

Родословная таблица — та же родословная, но, без излишеств. Горизонтальная таблица идет слева направо: слева родоначальник или человек, чье родословие составляется, а дальше — столбиками, по поколениям, все его предки или потомки. Старшие потомки всегда располагаются сверху, и старшинство читается сверху вниз. Кругообразные (круговые) таблицы использовались в английской и французской генеалогии. В центре — человек, для которого готовится родословие; далее круг делят пополам, в одной половине — предки по отцовской линии, в другой — по материнской.

В генеалогических таблицах в русских родословных книгах XVII века и русской дореволюционной исторической литературе родоначальник помещался в верхней строке, а далее шли вниз поколения его потомков. Роспись — это словесный пересказ таблицы, куда добавлены сведения о каждом имени с указанием источника и присвоением порядкового номера. При каждом имени с левой стороны ставится номер по порядку. В России родословные росписи появились в конце XV века.

Читайте также:  Как выиграть суд у застройщика?

Генеалогическое бюро: детали бизнеса

Минимальные вложения: для старта достаточно снять офис, нанять курьера, секретаря.

Первоначальные инвестиции — 3–5 тысяч долларов.

Срок окупаемости: От одного до двух лет.

Сертификаты и лицензии: не требуются.

Юридическая форма: любая.

Аудитория и цены: средний и высший средний класс, заинтересованный в истории своего рода. Стоимость исследования — от 500 до 5 000 долларов.

Средства продвижения: интернет, пресса.

Дополнительные сервисы: Оформление документов, ксерокопирование, переплет, оцифровка архивных документов.

Основные преимущества: относительно молодой бизнес, низкая конкуренция.

Просмотров всего: 438 Просмотров сегодня: 2

Свой генеалогический бизнес: составление семейных летописей

Наука генеалогия, которая занимается изучением истории родов и установлением родственных связей, находится сегодня на пике популярности. Это уже не просто историческая дисциплина или затратное, но очень увлекательное хобби. Появляется все больше и больше компаний, предлагающих свои услуги по составлению генеалогического древа и воссозданию родословных.

Однако спрос на услуги составления родословных растет намного быстрее, и конкуренция в этой сфере пока еще слишком невысока.

Бизнес по составлению генеалогического древа, безусловно, перспективный и прибыльный. Но он сопряжен с большим количеством трудностей. Далеко не все заказы под силу выполнить.

Если клиент не может предоставить никакой информации о своих родственниках, если не уцелели или недоступны архивные записи, то вряд ли ваши поиски окажутся успешными. В этом случае заказ признается бесперспективным, а вы впустую тратите свое время (от двух недель до месяца) на первичные изыскания, что не компенсирует полностью даже символическая плата с заказчика за заполнение анкеты.

Кроме того, составление родословной – услуга дорогостоящая (от 35 т. р. и выше) и не каждому по карману.

Впрочем, есть и другой вариант этого интересного бизнеса – менее дорогостоящий и трудозатратный, однако весьма прибыльный. Работа эта тоже отчасти исследовательская, но не требует доступа к архивам.

Вы получаете у заказчика как можно больше информации о его родственниках, ныне живущих и умерших, беседуете с самыми пожилыми членами семьи, систематизируете и оформляете полученную информацию.

На Западе услуги составления родословных уже давно востребованы. Знаменитые и не очень люди редко пишут мемуары самостоятельно, предпочитая обращаться за этим к специалистам.

В России это еще не столь распространено, однако и в нашей стране известные журналисты и публицисты нередко получают заказы на написание книг-биографий знаменитостей и даже историй о крупных компаниях.

Эти услуги будут востребованы и среди обычных людей. Ведь при заказе генеалогического исследования вы получите в лучшем случае копии официальных документов, а в худшем – лишь перечень имен с указанием минимума сведений о своих предках.

Самое ценное, что оживляет эти сухие факты, – воспоминания, но они, к сожалению, ушли вместе с людьми, которым принадлежали. Но можно сохранить воспоминания тех, кто еще жив. Переданные устно, они быстро забываются, а в письменном виде сохраняются на века.

Услуги по составлению семейных летописей могут предоставляться в трех ценовых категориях.

Первый, самый бюджетный вариант заключается в том, что вы записываете свою беседу на диктофон, а потом передаете аудиозапись заказчику.

Более дорогой вариант – стенографирование (или расшифровка диктофонной записи). В этом случае не проводится практически никакой литературной обработки разговорной речи, и записывается все подряд.

Последний вид услуг самый дорогостоящий, ведь это уже полноценная работа публициста, который собирает материал, систематизирует и обрабатывает его, а затем оформляет литературно.

В ваше коммерческое предложение также могут входить услуги по оцифровке старых фотографий, их ретуши и даже издании тематической фотокниги за дополнительную плату.

При составлении большинства бизнес-планов важной статьей расходов становится выбор и оплата аренды помещения. В нашем случае эти затраты будут минимальны, по крайней мере, в первые несколько месяцев, а, возможно, и лет. Все дела вы сможете успешно вести в режиме хоум-офиса. А из оборудования вам понадобятся только телефон, компьютер диктофон и принтер.

Более ощутимые расходы стоит закладывать в бюджет на рекламу услуг составления родословных.

Позаботьтесь о создании сайта с вашими контактами, даже если вы планируете работать лишь в своем городе. Хотя заказы нередко выполняются и удаленно. В этом случае интервью проводит кто-то из родных, а файл с записью затем высылается вам для расшифровки и обработки.

На втором месте по эффективности стоят печатные СМИ, ориентированные на аудиторию со средним и выше среднего уровнем дохода.

Рассчитать срок окупаемости генеалогического бизнеса очень сложно. Ведь для нашей страны это новое явление. Несмотря на востребованность, услуги составления родословной будут нуждаться в хорошей рекламе.

Необходимо время, чтобы наработать клиентскую базу, получить отзывы и рекомендации первых заказчиков. Не рассчитывайте с самого начала на более выгодные для вас, но самые дорогие для клиента услуги.

Как показывает опыт, наибольшим спросом пользуются бюджетные варианты. Стартовый капитал для открытия генеалогического бизнеса совсем невысокий — от 150 тысяч рублей. Период окупаемости бизнес по составлению семейных летописей зависит от того, как скоро и сколько клиентов вы сможете найти в самом начале своей работы. По предварительным расчетам первую прибыль можно ожидать через полгода с начала работы.

Генеалогический бизнес — часть 1

Не знаю, насколько интересна тема родословия на нашей любимой Пикабушечке, но попробую поделиться своими мыслями, может быть, кого-то заинтересует. Знаю, что ночь субботы — не лучшее время для читаемости, но пост не плюсов ради, а общего развития для.

Что такое генеалогия? Многие путают её с гинекологией (заказчики так и пишут: «сделайте мне гинекологическое древо»). Нет, генеалогия — это не область изучения женских гениталий. Генеалогия — это подраздел истории, который изучает развитие рода, проще говоря — родословие семьи.

В эту сферу я попал благодаря деду и отцу около 10 лет назад, когда я заканчивал институт. Образование не профильное, что мне, кстати, не мешает, но об этом позже. То есть, можно сказать, что я генеалог (не очень корректное определение, но уже приелось; лучше говорить «исследователь генеалогии») в третьем поколении. Началось с того, что дед пытался разъяснить свою судьбу, но продолжалось это недолго, как и многих, женщина его сгубила, и он получил инфаркт (или инсульт, не разберёшься без бутылки с этими медицинскими терминами) в 50+ лет. Позднее, генеалогией увлёкся отец — спец. по истории, энциклопедические знания, все дела. Прокачивался терминами и опытом я в семейных разговорах так, что среднестатистический слушатель соответствующего учебного заведения с профильной направленностью не прочитал столько за 5 лет пребывания на парах.

Чем меня это дело привлекло? О своих корнях задумываешься по разным причинам. Конкретно в моём случае это произошло, так как была непонятная ситуация с получением фамилии деда по отцу (а мне очень любопытно, чью фамилию я ношу). По легенде старших представителей рода — дед в дет. доме её получил. По факту оказалось — сказки. Пока до первых носителей не изучил родословную, но легенда уже точно опровергнута. Дед москвич, и в книгах московского ЗАГС в записи о рождении он уже идёт со своей фамилией. В ЗАГС-е я узнал и о его родителях, о которых не было никакой информации — прабабушка москвичка, прадед — из Ульяновска, так что я москвич, как минимум в 4-м поколении, и могу справедливо о «понаехавших» ворчать =D. Отец деда, мой прадед, неожиданно пропал, когда деду было около 10 лет. Как рассказывали, семья сидела ужинала, в дверь позвонили, мой прадед пошёл открывать, вышел за дверь и пропал. Вот и думай, либо женщина какая увела, либо НКВД-шники (дело было в 40-х XX века). Эта тайна пока так и не раскрыта. В МВД подсказали, что сведения об уголовщине отсутствуют, так что предположение об НКВД — сомнительное, но вероятное. Может быть, там всё также банально, как и с фамилией. Поживём-увидим.

А вот с прабабушкой картина немного прояснилась. В Москве есть замечательный архив РГАЛИ, в нём о деятелях культуры можно многое узнать. Например, для себя подчеркнул, что многие наши артисты, писатели и другие деятели — потомственные просветители. Когда проводил одно из исследований, наблюдал всем известные фамилии, но с другими инициалами (родственники). Касаемо прабабушки выяснилось, что она закончила московскую консерваторию, просила тамошнее руководство о дотациях, но не получила их. Без мужа, двоих детей тянуть сложновато было. Второй ребенок, брат деда, кстати, под трамваем погиб. Не усмотрела бедняга. Позже из-за болезни, на лекарства от которой и подавала прошение, скончалась. В связи с чем, как раз мой дед и попал в дет. дом. Прабабушка скончалась, прадед — пропал, ребёнок — в дет. дом, ибо тут у нас в России с родственниками беда. Основная династия в Украине окопалась. Вот ниже документик для примера, как прабабушка просит перевести её из Мск в Татарстан.

Тут уместно отметить, что исходными данными были только ФИО, всю историю я узнал по результатам исследования. Приятным оказался тот факт, что в роду есть представители культуры, видимо не просто так меня в эту сферу потянуло, родословная направила.

В общем, от простого любопытства я перешёл в более профессиональное русло и стал помогать нуждающимся. К тому же, для себя я уяснил, что пропаганда культуры родословия — это дело, о котором не стыдно будет рассказывать внукам. Как ни крути, хочется оставить след в истории и чувствовать полезность Родине. Кто-то сериалы с онлайном скандалов снимает в телепроектах «избушка 2», а я, вот, возрождением родословных традиций. Интересующихся своим происхождением немного, но поток достаточно стабилен. Больше всего печалит тот факт, что в праздники, особенно на 9-е мая случаются авралы с наплывами. Почему меня это расстраивает? Потому что, это говорит о том, что основная часть населения готова вспоминать о своих корнях по указке сверху, не более. Хотя, в реальности, это должно происходить искренни, от души и по зову сердца. Конечно, информационные поводы нам только помогают нести культуру в массы, но вот такой грустный нюанс всё же присутствует. Население у нас в России душевное, но так «затюканное» жизненными проблемами, что о второстепенных делах, вроде изучения своих предков, вспоминает в последнюю очередь. Да и мировой капитализм со своими корпорациями, потребительской мотивацией и кредитами «подгаживает» конкретно. Я прямо выхожу из себя иногда, когда обращающийся говорит «ничего себе у Вас цены, я лучше новый смартфон куплю». Покупайте. В этом и различие крестьянского мышления в худшем его понимании от аристократии. Вообще, рабочий класс — это наше всё, но его так обыдлили и воспитали, что переосмысление ценностей от материальных к моральным — это чудо, не больше и не меньше. Поэтому, всех, кто занимается генеалогией, я в первую очередь расцениваю, как напарников по лодке (раскачивающейся =D), а не как конкурентов. Все мы делаем одно дело (прошу прощения за тавтологию).

Дело делаем одно, но по-разному. Я этот рынок услуг изучил довольно неплохо и есть чем поделиться, но об этом — в другом посте. Если кому-то будет интересно — продолжу журналистский труд.

Ссылка на основную публикацию