Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Меры против кризиса

Методы преодоления финансовых кризисов

К антикризисным мерам относят: методы денежно-кредитного (монетарного) стимулирования, методы поддержки уязвимых кредитно-финансовых институтов (финансового сектора), методы фискального стимулирования экономики (рис. 17.1).

Рис. 17.1. Методы преодоления финансового кризиса

Соответственно, антикризисными инструментами являются все кредитно-финансовые инструменты, которые используются в случае кризиса для снижения его негативного влияния на субъекты экономики (ставки кредита, налоги, льготы, бюджетные субсидии, бюджетные кредиты, формы валютно-финансового и кредитно-банковского оздоровления, госгарантии, реструктуризация активов и др.).

Использование тех или иных методов и масштабы этого использования зависят от уровня экономического развития страны, макроэкономической политики, валютно-финансовых возможностей государства (наличие достаточных средств — международные резервы центральных банков, резервные и другие суверенные фонды и др.).

Монетарное стимулирование экономики осуществляется центральными банками и другими денежно-кредитными властями. Традиционно оно сочетает в себе смягчение монетарной политики и предоставление ликвидности кредитно-банковским институтам. Рассмотрим основные методы монетарного стимулирования.

Снижение официальных ставок центрального банка 1 — один из наиболее действенных методов на начальном этапе финансового кризиса, кото- [1]

рый следует применять как можно быстрее. Например, во время Великой депрессии ФРС США только через 4 мсс. после краха на Wall Street снизила учетную ставку с 6 до 4%. Во время глобального кризиса США прибегли к самому масштабному вмешательству в экономику со времен Великой депрессии и изменению всей американской финансово-кредитной и банковской системы.

Американское правительство и ФРС часто вмешиваются в ситуацию на финансовом рынке, когда в этом есть необходимость. Однако во времена прежних кризисов это вмешательство ограничивалось снижением учетной ставки. Например, бывший глава ФРС А. Гринспен после массовых разорений компаний отрасли информационных технологий в начале 2000-х гг. снизил учетную ставку до 1%, что оказалось достаточным для постепенной стабилизации рынков и преодоления рецессии.

Центральным банкам как мегарегуляторам принадлежит ключевая роль в преодолении финансовых кризисов. После окончания первой волны глобального финансового кризиса центральные банки приступили к новому снижению процентных ставок в связи с ухудшением ситуации в мировой экономике (табл. 17.2). В мае 2012 г. центральные банки Австралии, Бразилии и Вьетнама снизили свои ставки, а центральный банк Дании снижал ставки дважды. Народный банк КНР снизил официальную процентную ставку впервые с 2008 г. До этого процентная ставка повышалась несколько раз в 2011 г. на фоне роста инфляции.

Официальные процентные ставки центральных банков 1

Ключевая процентная ставка

Дата последнего изменения

Federal Funds Rate

Overnight Call Rate Target

Центральный банк Швеции (Riks bank)

Резервный банк Австралии

Резервный банк Новой Зеландии

Official Cash Rate

Центральный банк Норвегии

Sight Deposit Rate

Расширение рефинансирования кредитно-финансовых институтов предполагает удлинение сроков выдаваемых кредитов, расширение спи- [2]

ска активов, принимаемых в качестве обеспечения, снижение процентных ставок, увеличение размера кредитов. Например, в начале последнего глобального кризиса Банк России организовал беззалоговое кредитование. А ФРС США разработала ряд программ для предоставления краткосрочных обеспеченных кредитов ключевым институтам финансовой системы. С сентября 2008 г. в США была запущена программа кредитования паевых инвестиционных фондов под залог ценных бумаг AMLF). С октября 2008 r. ФРС приступила к реализации двух кредитных программ:

  • — для коммерческих банков — программы дополнительного кредитования под залог ценных бумаг CPFF);
  • — программы кредитования инвесторов денежного рынка MMIFF). Банк Англии позволил банкам обменять неликвидные ипотечные ценные бумаги на бумаги Казначейства Великобритании на срок до трех лет.

Как правило, после снижения официальных ставок центральные банки начинают проводить операции па открытом рынке с целью повышения ликвидности банковской системы.

Например, Банк Японии проводил специальные программы покупки во время финансового кризиса 1990-х и 2007—2009 гг., приобретая государственные и корпоративные облигации, коммерческие бумаги, биржевые фонды акций, бумаги инвестиционных компаний, работающих на рынке недвижимости. ФРС США провела две масштабные программы покупки казначейских бумаг, бумаг ипотечных агентств, обеспеченных ипотечными кредитами, а также долговых ценных бумаг ипотечных агентств.

С ноября 2008 г. началась реализация крупнейшей для ФРС программы выкупа ипотечных облигаций, выпущенных или гарантированных государственными ипотечными агентствами В марте 2009 г. в США стартовала программа выкупа казначейских обязательств, объем которой составил 300 млрд долл.

Европейский центральный банк осуществлял покупку частных ипотечных облигаций, а также государственных облигаций некоторых стран еврозоны. Банку Англии в 2011 г. пришлось увеличить объемы покупки средне- и долгосрочных государственных ценных бумаг, опасаясь очередного замедления экономического роста.

Международные резервы Банка России росли быстрыми темпами до августа 2008 г. (596,5 млрд долл.). В связи с мировым финансовым кризисом ежемесячно международные резервные активы Банка России уменьшались, что было связано и со снижением мировых цен на нефть, и погашением долгов российских компаний, и колебаниями курса доллара по отношению к евро. Только за сентябрь — октябрь объем резервов сократился почти на 98 млрд долл. Это было вызвано продажей Банком России иностранной валюты на валютном рынке на сумму 57,5 млрд долл, для поддержания курса рубля. Во время глобального финансово-экономического кризиса 2008—2009 гг. в результате валютных интервенций Россия потеряла более 200 млрд долл, валютных резервов, или около 13% ВВП.

Своп-линия между центральными банками (swap line) — это соглашение между центральными банками о покупке на короткий срок иностранной валюты в обмен на национальную, с обратной операцией в будущем по фиксированным курсам. ФРС США организовала своп-линии с ЕЦБ, Банком Англии, Банком Японии, Банком Канады и Национальным банком Швейцарии. Центральные банки покупали у ФРС доллары в обмен на национальную валюту. Далее они предоставляли национальным финансовым институтам долларовые займы по ставкам выше рыночных. При наступлении срока платежа центральные банки продавали ФРС доллары по тому же курсу в обмен на национальную валюту и уплачивали проценты. За период с декабря 2007 г. по февраль 2010 г. все свопы были выплачены, а ФРС получила процентов на сумму 5,8 млрд долл. [3] [4] По данным МВФ и Всемирного банка, на конец октября 2008 г. объем расходов денежных властей на преодоление кризисов банковских систем составил: в Нидерландах — 44% ВВП, Великобритании — 25, Германии и Франции — 19, России — 10, США — 8% ВВП.

Снижение нормы резервирования. Этот метод был основным для России в начале глобального кризиса 2007—2009 гг. К середине октября 2008 г. нормативы обязательных резервов по всем категориям обязательств были снижены до 0,5% (с 4,5% по обязательствам перед банками-нерезидентами; с 1,5% — по обязательствам перед физическими лицами в рублях; с 2,0% — по иным обязательствам). И только 01.05.2009 г. Банк России их повысил до 1%2.

Методы поддержки уязвимых кредитно-финансовых институтов (финансовое оздоровление) включают повышение капитализации, в том числе рекапитализацию, покупку проблемных активов и государственные гарантии по активам и обязательствам (в первую очередь гарантии по вкладам в банках).

Повышение капитализации предполагает увеличение капитала финансового института путем предоставления ему субординированного кредита и (или) приобретения акций. Субординированный заем (кредит) — заем (кредит), привлеченный кредитной организацией на срок не менее пяти лет, который не может быть истребован кредитором ранее окончания срока действия договора, если заемщик не нарушает его условия. Проценты по данному кредиту не могут превышать размера официальной ставки центрального банка и не могут меняться в течение срока договора.

Рекапитализация кредитно-финансового института представляет собой его частичную национализацию за счет средств государства. Оно получает либо блокирующий пакет акций (от 25%), который позволяет оказывать существенное влияние на работу института, либо контрольный пакет (50% + 1 акция или более), обеспечивающий полный контроль. В результате финансовый институт, как правило, возвращается в стабильное состояние при росте основных своих показателей. Происходит рост цен на его акции. Через несколько лет государство продает свой пакет акций.

Приведем примеры оказания помощи кредитно-финансовым институтам, оказавшимся на грани банкротства во время глобального кризиса 2008— 2009 гг. В марте 2008 г. ФРС спасла от банкротства инвестиционный банк Bear Steams, предоставив срочный кредит на его покупку банку J. Р. Morgan в объеме 30 млрд долл. В конце августа 2008 г. правительство США решило национализировать ипотечные агентства Fannie Мае и Freddie Мае. Кроме того, стартовала Программа предоставления банкам дополнительного капитала (Capital Purchase Program, СРР), на которую было выделено 250 млрд долл. Первыми получили дополнительный капитал восемь крупнейших американских коммерческих банков, включая Bank of America и Citigroup.

Государство приобретало привилегированные акции финансовых институтов на неопределенный срок. Получатели средств должны выплачивать Казначейству США дивиденды в размере 5% по привилегированным акциям первые пять лет после получения взносов в капитал и 9% в последующие годы. В январе 2009 г. была разработана и начала действовать Программа выдачи государственных гарантий но активам (Asset Guarantee Program, AGP). Ее суть состояла в предоставлении гарантий крупнейшим американским финансовым институтам по потерям в связи с наличием на балансе «плохих» активов. Со временем гарантии были отозваны, и программа оказалась прибыльной для правительства. Citigroup заплатил за предоставленные гарантии 2,2 млрд долл, в виде ценных бумаг, Bank of America — 425 млн долл.

Читайте также:  Александр Сысоев: бесплатные электронные справочники с картой города 2ГИС

Бельгийско-голландская финансовая группа Fortis стала первой европейской компанией, получившей крупную финансовую помощь от государства. Fortis является не только крупнейшей финансовой группой (более 1,5 млн семей, т.е. около половины населения Бельгии, являются ее клиентами), но и крупнейшим работодателем в частном секторе страны. Считая, что коллапс банка такого масштаба недопустим, и 28.09.2008 правительства Нидерландов, Бельгии и Люксембурга предоставили Fortis средства в размере 11,2 млрд евро (крупнейший вклад — 4,7 млрд евро — был сделан Бельгией, а Нидерланды и Люксембург внесли 4 и 2,5 млрд евро соответственно) в обмен на его частичную национализацию. За Fortis вскоре последовал один из основных его конкурентов — франко-бельгийский банк Dexia, являющийся одним из крупнейших кредиторов местных органов власти. Обеспокоенность, вызванная ситуацией вокруг Fortis, а также слухи о финансовых проблемах, возникших у Dexia в результате значительных убытков от операций на американском рынке, привели к снижению стоимости его акций на 30% за один день. На следующий день правительства Франции, Бельгии и Люксембурга приняли решение о выделении 6,4 млрд евро на поддержание капитала байка и восстановление доверия к нему. Два этих случая заставили экономическое сообщество говорить об опасности возникновения «эффекта домино».

В последующие дни стало известно, что еще несколько крупных банков Европы оказались в крайне затруднительном положении. Было объявлено об экстренной национализации британского ипотечного банка Bradford & Bingley (табл. 17.3). В Германии второй по величине банк в секторе коммерческой недвижимости — Hypo Real Estate Group — столкнулся с нехваткой средств и оказался на грани неплатежеспособности. После достаточно длительных переговоров 05.10.2008 г. было принято решение о том, что Бундесбанк и консорциум частных банков Германии предоставят Hypo Real Estate особую кредитную линию в размере 50 млрд евро под государственную гарантию.

Меры государственной помощи «проблемным» банкам Великобритании в период острой фазы кризиса 2008—2009 гг.

Скачать в архиве ТОП-10: меры противостояния кризису

Каждой российской компании сегодня приходится предпринимать какие-то действия в условиях финансово-экономического кризиса. Мы приведем десятку наиболее популярных мер. Условно их можно разделить на три основные категории: помогающие экономить средства, защищающие активы от возможного риска и более прогрессивные, позволяющие компаниям не стоять на месте.

Затягиваем пояс

1. Сокращение штата. К сожалению, до сих пор это наиболее распространенное решение. Некоторые компании просто увольняют, другие — сильно урезают размер зарплаты, вынуждая сотрудников уходить по собственному желанию. Также получила довольно широкое распространение практика отправлять персонал в долгосрочные отпуска без содержания.

Но, по словам руководителя группы подбора персонала кадрового центра «ЮНИТИ» Светланы Куличевой, большинство руководителей стремятся сохранить должности для людей, давно работающих, лояльных по отношению к компании, просто высококвалифицированных специалистов. По мнению Ольги Зотовой, начальника отдела кадров компании «ИНЕО ВОСТОК» (проектирование инженерных систем), наряду с сокращениями следует проводить также реструктуризацию, связанную, в первую очередь, с перераспределением обязанностей.

Несмотря на то, что первая волна увольнений прошла, по мнению экспертов кадрового центра «ЮНИТИ», в апреле ситуация может повториться. Ведь к этому моменту многие компании подводят итоги работы за предыдущий год. Результаты такой оценки приведут к новым увольнениям под лозунгом сокращения издержек.

2. Урезание бюджета на дополнительные льготы. Сюда входят: отказ от некоторых программ обучения, отмена права на бесплатный отдых (или покупку путевок на специальных условиях), аннулирование скидок на внутрикорпоративные услуги, ограничение права пользования служебным автотранспортом, лимитирование оплаты за телефонные переговоры и интернет-услуги.

— Начали компании с урезания представительских и накладных расходов, сни-жая суммы на закупку канцтоваров, — говорит Светлана Куличева. — Потом перешли к уменьшению соцпакетов, к примеру, сократив количество персонала, пользующегося услугами добровольного страхования. Сегодня многие жестко ограничивают сотрудников даже в размере командировочных. Новогодний корпоратив, и тот состоялся далеко не во всех компаниях.

3. Реформирование системы вознаграждения. Сегодня соискателю вакансий предлагают оклад, адекватный действительному вложению усилий. В некоторых фирмах уже работающим сотрудникам напрямую урезаны компенсации, где-то они уменьшены косвенно. Так, Вячеслав Мельников, генеральный директор издательского центра «Глагол», поясняет:
— Мы не снижали оклады своим сотрудникам, но в связи с перераспределением должностных обязанностей теперь людям приходится выполнять больший объем работы за прежние деньги. Таким образом, себестоимость труда стала меньше.

Иногда руководители предпочитают перевести часть персонала с окладной системы на сдельно-процентную. Это позволяет оплачивать только реально достигнутый результат. Урезаются также всевозможные бонусы, вплоть до полной их отмены.

4. Сокращение инвестиционных программ. Светлана Куличева, обобщая опыт компаний, с которыми ей приходилось работать, приходит к выводу, что «в процессе кризиса в большей степени пострадали фирмы, требующие постоянного финансирования». Крупные концерны, вкладывающие деньги в строительство, геологоразведку и другие области, зависящие от инвестиций, сегодня замораживают проекты. Эта мера позволяет корпорациям оптимально перераспределить высвободившиеся средства. Однако именно она приводит к значительному сокращению активности рынка. Переставая вкладывать средства, корпорации зачастую приводят к краху даже собственные дочерние образования.

5. Переориентация на отечественный рынок и госзаказы. Многие российские фирмы, имеющие выход на мировую арену или предполагающие такую возможность, в срочном порядке сворачивают все дорогостоящие зарубежные проекты. Переориентация также актуальна для производственных компаний, которые стали отдавать предпочтение более дешевому отечественному сырью. По словам аналитика Ивана Фокина, «сегодня часто бывает разумнее и надежнее работать на российском рынке, без излишних затрат, такая тенденция сохранится в ближайшее время». В строительном и производственном секторах компании переключились на государственные заказы. Стали активно участвовать в программах развития спорта и сельского хозяйства, искать заказчиков среди энергетических компаний и т. д.

Превентивные меры

6. Сохранение активов от риска. Многие руководители стремятся не только сэкономить, но и как-то обезопасить деньги компании. Например, путем вложения в стабильные программы, не связанные с основным видом деятельности фирмы, или с помощью страхования. Некоторые предприниматели пытаются разместить средства юридического лица на частных счетах. Юрист Алина Домкина комментирует:
— Если у банка начинаются проблемы (отзыв лицензии, процедура банкротства), государство гарантирует возврат такого вклада. Однако злоупотреблять этим преимуществом, конечно, не следует. Тем более что в последнее время появились случаи возбуждения уголовных дел по факту мошенничества в отношении руководителей компаний.

7. Безопасное планирование. К сожалению, в условиях кризиса планировать долгосрочное развитие компании крайне затруднительно. Рынок непредсказуем. Расходы могут оказаться значительно более весомыми, нежели прибыль.

— Многие компании не готовы рисковать, — утверждает Иван Фокин. — Сюрпризы могут преподнести и партнеры, и покупательская способность клиентов. И вообще, гарантированно работающие программы — это то, на что сегодня следует ориентироваться. Поэтому в условиях кризиса многие компании усиливают централизацию управления. Предпочтение отдается краткосрочным проектам.

Укрепляем позиции

8. Повышение качества продукта/услуги. Особых разъяснений данная мера не требует. Сегодня это уже целая философия, на ней построены многие теории управления. Но именно сейчас компании, не предпринимающие усилий по данной линии, оказываются в наиболее не-стабильной ситуации. В зависимости от отрасли, в которой трудится фирма, возможны различные способы улучшения результатов работы.

— В новых условиях должны поменяться приоритеты банковского бизнеса, методы привлечения средств и распределения ресурсов, подходы к работе с клиентами, — рассказывает начальник отдела управления ресурсов кредитного банка «Рублевский» Инна Белоусова. — Необходимо формировать новые продукты, которые будут востребованы в период кризиса. Если у заемщика проблемы с ликвидностью, нужно предложить совместные пути выхода из данной ситуации. А для этого необходимо создать более привлекательные условия, использовать маркетинговые программы.

9. Внутренние преобразования. К таковым относится целый спектр действий: поглощения одной фирмой других, реструктуризация подразделений в компаниях, внедрения инноваций в области управления. Ряд крупных организаций привлекает консалтинговые фирмы для того, чтобы совместно реализовывать программы по оптимизации. Эти меры могут быть избирательными или затрагивать все бизнес-процессы. Так, по информации кадрового центра «ЮНИТИ», часть компаний, максимально сузив штат в прошлом году, осознала, что многие функции стало некому выполнять. Теперь для организации эффективной работы они вынуждены вновь искать сотрудников даже на административные должности.

10. Стратегия на будущее. Несмотря на то, что планировать на долгий срок в условиях кризиса очень сложно, все же, составляя любые антикризисные меры, руководство смотрит вперед. Все шаги оцениваются, принимая во внимание перспективы развития после выхода из кризиса. «Инвестиционные планы компании не только не сворачиваются, наоборот, усиливаются, — говорит Сергей Чернышев, генеральный директор российского подразделения Ruukki (поставщик решений из металла для строительства и машиностроения). — Связано это с тем, что к концу 2010 года, когда начнется подъем, мы должны будем предоставить необходимые объемы продукции нашим клиентам».

Меры против кризиса

ВНИМАНИЮ УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ!

МАРКИРОВКА товаров на Таможенном складе «ОТЛК»

Компания ЦОЛЛРУ предлагает своим партнерам услуги по маркировке товаров на таможенном складе «ОТЛК». В рамках взаимодействия процесса таможенного оформления в соответствии с порядком об обязательной маркировке средствами идентификации следующих товаров: духи и туалетная вода код ТН ВЭД ЕАЭС 3303 00, товары легкой промышленности код ТН ВЭД ЕАЭС – 4203 10 000, 6106, 6201, 6202, 6302, обувь код ТН ВЭД ЕАЭС – 6401, фототовары код ТН ВЭД ЕАЭС – 9006.

Читайте также:  Какие документы необходимо предоставить в орган по сертификации для проведения сертификации работ

· Заказ кодов маркировки (DATAMATRIX, KИЗ)

· Сборку кодов маркировки

· Печать на средствах идентификации этикетов по Вашему шаблону

· Нанесение маркировки на товар

· Агрегацию товарных позиций

· Агрегированный CSV, XML, XLS файл

Вопросы, связанные с взаимодействием процесса маркировки на таможенном складе «ОТЛК», направлять в адрес Рубцовой Нонны Николаевны e- mail: rn@zollru.ru , тел: +7(495)775-76-23, +7(495)775-76-30

Меры против кризиса

Кризисные явления в российской экономике проявляются уже около двух лет, хотя официальными властями наступление экономического кризиса было признано только в самом конце 2014 года. Правительство обнародовало План первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году. Ряд наблюдателей уже успели отметить, что этот план во многом повторяет действия правительства в 2009 году. При том, что характер кризисов, внешние и внутренние факторы, влияющие на российскую экономику, различаются очень сильно.

Кризис 2015 года, судя по всему, будет иметь гораздо более глубокие и долгосрочные последствия, чем прошлый. Хотя бы потому, что экономика России входила в 2009 год со значительным объемом накопленных инвестиций, которые и позволили выйти из него очень быстро и с относительно небольшими потерями. Перед нынешним кризисом инвестиции в основной капитал снижались на протяжении двух лет, а значит, ресурсов для посткризисного отскока у экономики почти нет.

Кроме того, падение цен на нефть не было таким важным фактором, т.к. несколько лет до прошлого кризиса цены держались на уровне 60-70 долл. за баррель, и только в 2008 году наблюдался кратковременный рост до 130. Вся экономика и бюджетная система были настроены на стабильное функционирование именно при таких скромных цифрах, и среднегодовая цена 61,9 долл. за баррель в 2009 году не стала для российской экономики шоком. Текущему же кризису предшествовал трехлетний период высоких цен на нефть, когда они не опускались ниже 100 долл. за баррель, что создало предпосылки для резкого роста бюджетных обязательств. При 50-60 долл. за баррель в долгосрочной перспективе эта нагрузка дополнительным бременем ложится на всю экономику.

Ослабление национальной валюты в 2009 году можно считать, скорее, оздоравливающим фактором для экономики, т.к. после нескольких лет непрерывного укрепления курс рубля к доллару просто вернулся к отметке 2003-2004 гг. Текущие же значения валютных курсов и отсутствие чувства «дна» курса рубля являются важнейшими дестабилизирующими факторами. Это подрывает деятельность многих экономических субъектов, до предела усложняя заключение договоров, особенно долгосрочных, т.к. никто не хочет брать на себя возникшие валютные риски.

Нельзя забывать и про внешние факторы, важнейшими из которых являются санкции против российской банковской сферы, накладывающие ограничения на фондирование российских банков и организаций в странах ЕС, США, Канаде, Австралии и др.

Отличия в характере кризиса 2008-2010 гг. и нынешнего налицо, а в чем отличия в арсенале мер использовавшихся тогда и предлагаемых сегодня? Ключевое отличие состоит в том, что основная часть мер, применявшихся в 2009-2010 гг., а именно прямое субсидирование компаний, не может теперь применяться, так как не соответствует правилам ВТО, членом которой Россия является с 22 августа 2012 года. Однако, несмотря на это, в плане присутствуют меры, предусматривающие прямое субсидирование российских компаний.

Самое печальное заключается в том, что большая часть ошибок, совершенных при реализации антикризисных мероприятий 2009-2010 гг., будет, судя по всему, повторена и на этот раз.

В первую очередь это касается накачки деньгами банков в надежде, что эти день дойдут до предприятий реального сектора. Не сработало в прошлый раз, не сработает и сейчас, т.к. механизмов контроля за тем, как банки распоряжаются полученными деньгами, просто не существует. Между тем на докапитализацию системно значимых банков направляется подавляющая часть текущего антикризисного бюджета: 1,55 трлн руб. из 2,3 трлн руб., или более 67% от общего объема. Для сравнения: на поддержку реального сектора выделено всего 264 млрд, или чуть более 11%.

Следующая ошибка заключается в том, что, как и в 2009 году, большая часть мер в промышленности (прежде всего госгарантии) нацелена на поддержку крупнейших т.н. «системообразующих» предприятий, в то время как малый и средний бизнес по большей части остается предоставлен сам себе, а нацеленных на работу с ним институтов развития так и не создано. Работа с малым и средним бизнесом отдается на откуп регионам, у которых возможностей для помощи существенно меньше, чем у федерального центра, а возникших в 2010-2012 гг. новых социальных обязательств с них никто не снимал.

Наиболее эффективными антикризисными мерами в 2009-2010 гг. были меры по поддержке спроса, в особенности в автопроме. В других секторах их востребованность и эффективность была значительно ниже. Да и в самом автопроме наибольшим спросом в рамках программы «автохлама» стала старая добрая «пятерка». Фактически старые и устаревшие машины заменялись такими же, но просто новыми.

Многие потенциально эффективные меры поддержки не работали исключительно из-за сложности выполнения формальных требований для их получения и длительных сроков рассмотрения и принятия решений. В частности, было необходимо предоставить огромное количество документов (некоторые компании привозили документы на грузовых машинах, т.к. в легковые весь объем не помещался), сопровождаемых избыточными требованиями по их нотариальному заверению, а значит, огромными дополнительными расходами. Исключительно целесообразными следует признать меры, заложенные в плане 2015 года и направленные именно на упрощение условий и процедур рассмотрения и предоставления мер государственной поддержки, например, государственных гарантий в целях поддержки экспорта.

Особняком стоит мера N 33, на которую многие эксперты не обратили внимание и которую можно смело отнести даже не к антикризисным, а к мерам системного характера. Дело в том, что раньше регионы с большим нежеланием использовали меры налогового стимулирования для привлечения инвестиций, т.к. расходы и выпадающие доходы бюджета появляются сразу, а положительный эффект — только через несколько лет. Предоставляемые компаниям налоговые льготы не учитывались при расчете дефицита региональных бюджетов и не подлежали компенсации. Теперь доходы, которые получены в результате применения специальных режимов налогообложения, предлагается исключать из оценки налогового потенциала субъектов РФ при расчете объемов межбюджетных трансфертов. Это потенциально эффективная мера, которая может запустить заложенные в Налоговый кодекс механизмы привлечения инвесторов и снизить финансовые риски и потери регионов. Фактически федеральный бюджет согласен компенсировать выпадающие доходы региональных бюджетов, если они направлены на развитие экономического потенциала региона.

Продолжается планомерное и последовательное развитие группы компаний ООО «ЦОЛЛРУ».

По СВХ «ОТЛК» предпринимаются следующие шаги по расширению возможностей склада и приведение его в соответствие нижеследующих требований.

Во второй половине 2019 года планируется ввод в эксплуатацию дополнительного склада СВХ «ТЛКТ»

Во второй половине 2019 года планируется ввод в эксплуатацию дополнительного склада СВХ «ТЛКТ», общей площадью 1440 м2 (стеллажное хранение 1350 паллет, напольное хранение 350 паллет высотой до 2,8 м., негабаритный груз) для обработки сборных грузов, прибывающих авто и ж/д транспортом. Пандус СВХ позволит одновременно осуществлять погрузочно-разгрузочные работы в отношении 6 транспортных средств и 4 ж/д контейнеров.

Динамично развивается бизнес компании «SLG-Operating»

Динамично развивается бизнес компании » SLG-Operating «, входящей в группу компаний ЦОЛЛРУ. За 2017 год компания смогла эффективно наладить и усовершенствовать бизнес-процессы на новой складской площадке в г. Чехов Московской области. Благодаря операционной гибкости компании, компетенциям в технологии, процессах, IT-интеграции и высокому уровню сервиса за короткий промежуток времени были привлечены крупные клиенты — известные международные и российские компании. Компания «SLG-Operating» рада предложить свои мощности и готовые решения в сфере ответственного хранения и складской обработки грузов широкого ассортимента (FMCG food/non-food, DIY, Automotive и т.д.), в том числе с контролируемым температурным режимом. SLG работает с большими объемами и сложными проектами. В том числе и в сфере логистики для сегмента E-commerce. «Визитной карточкой» компании является успешно реализованный в 2018 году проект логистической платформы для крупного интернет-магазина товаров для дома с использованием современных технологических решений и уникальных ноу хау. Команда SLG-Operating рада предложить сотрудничество и всегда открыта для диалога.

Меры против кризиса

Кризисные явления в российской экономике проявляются уже около двух лет, хотя официальными властями наступление экономического кризиса было признано только в самом конце 2014 года. Правительство обнародовало План первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году. Ряд наблюдателей уже успели отметить, что этот план во многом повторяет действия правительства в 2009 году. При том, что характер кризисов, внешние и внутренние факторы, влияющие на российскую экономику, различаются очень сильно.

Кризис 2015 года, судя по всему, будет иметь гораздо более глубокие и долгосрочные последствия, чем прошлый. Хотя бы потому, что экономика России входила в 2009 год со значительным объемом накопленных инвестиций, которые и позволили выйти из него очень быстро и с относительно небольшими потерями. Перед нынешним кризисом инвестиции в основной капитал снижались на протяжении двух лет, а значит, ресурсов для посткризисного отскока у экономики почти нет.

Кроме того, падение цен на нефть не было таким важным фактором, т.к. несколько лет до прошлого кризиса цены держались на уровне 60-70 долл. за баррель, и только в 2008 году наблюдался кратковременный рост до 130. Вся экономика и бюджетная система были настроены на стабильное функционирование именно при таких скромных цифрах, и среднегодовая цена 61,9 долл. за баррель в 2009 году не стала для российской экономики шоком. Текущему же кризису предшествовал трехлетний период высоких цен на нефть, когда они не опускались ниже 100 долл. за баррель, что создало предпосылки для резкого роста бюджетных обязательств. При 50-60 долл. за баррель в долгосрочной перспективе эта нагрузка дополнительным бременем ложится на всю экономику.

Читайте также:  Рюмочная как бизнес

Ослабление национальной валюты в 2009 году можно считать, скорее, оздоравливающим фактором для экономики, т.к. после нескольких лет непрерывного укрепления курс рубля к доллару просто вернулся к отметке 2003-2004 гг. Текущие же значения валютных курсов и отсутствие чувства «дна» курса рубля являются важнейшими дестабилизирующими факторами. Это подрывает деятельность многих экономических субъектов, до предела усложняя заключение договоров, особенно долгосрочных, т.к. никто не хочет брать на себя возникшие валютные риски.

Нельзя забывать и про внешние факторы, важнейшими из которых являются санкции против российской банковской сферы, накладывающие ограничения на фондирование российских банков и организаций в странах ЕС, США, Канаде, Австралии и др.

Отличия в характере кризиса 2008-2010 гг. и нынешнего налицо, а в чем отличия в арсенале мер использовавшихся тогда и предлагаемых сегодня? Ключевое отличие состоит в том, что основная часть мер, применявшихся в 2009-2010 гг., а именно прямое субсидирование компаний, не может теперь применяться, так как не соответствует правилам ВТО, членом которой Россия является с 22 августа 2012 года. Однако, несмотря на это, в плане присутствуют меры, предусматривающие прямое субсидирование российских компаний.

Самое печальное заключается в том, что большая часть ошибок, совершенных при реализации антикризисных мероприятий 2009-2010 гг., будет, судя по всему, повторена и на этот раз.

В первую очередь это касается накачки деньгами банков в надежде, что эти день дойдут до предприятий реального сектора. Не сработало в прошлый раз, не сработает и сейчас, т.к. механизмов контроля за тем, как банки распоряжаются полученными деньгами, просто не существует. Между тем на докапитализацию системно значимых банков направляется подавляющая часть текущего антикризисного бюджета: 1,55 трлн руб. из 2,3 трлн руб., или более 67% от общего объема. Для сравнения: на поддержку реального сектора выделено всего 264 млрд, или чуть более 11%.

Следующая ошибка заключается в том, что, как и в 2009 году, большая часть мер в промышленности (прежде всего госгарантии) нацелена на поддержку крупнейших т.н. «системообразующих» предприятий, в то время как малый и средний бизнес по большей части остается предоставлен сам себе, а нацеленных на работу с ним институтов развития так и не создано. Работа с малым и средним бизнесом отдается на откуп регионам, у которых возможностей для помощи существенно меньше, чем у федерального центра, а возникших в 2010-2012 гг. новых социальных обязательств с них никто не снимал.

Наиболее эффективными антикризисными мерами в 2009-2010 гг. были меры по поддержке спроса, в особенности в автопроме. В других секторах их востребованность и эффективность была значительно ниже. Да и в самом автопроме наибольшим спросом в рамках программы «автохлама» стала старая добрая «пятерка». Фактически старые и устаревшие машины заменялись такими же, но просто новыми.

Многие потенциально эффективные меры поддержки не работали исключительно из-за сложности выполнения формальных требований для их получения и длительных сроков рассмотрения и принятия решений. В частности, было необходимо предоставить огромное количество документов (некоторые компании привозили документы на грузовых машинах, т.к. в легковые весь объем не помещался), сопровождаемых избыточными требованиями по их нотариальному заверению, а значит, огромными дополнительными расходами. Исключительно целесообразными следует признать меры, заложенные в плане 2015 года и направленные именно на упрощение условий и процедур рассмотрения и предоставления мер государственной поддержки, например, государственных гарантий в целях поддержки экспорта.

Особняком стоит мера N 33, на которую многие эксперты не обратили внимание и которую можно смело отнести даже не к антикризисным, а к мерам системного характера. Дело в том, что раньше регионы с большим нежеланием использовали меры налогового стимулирования для привлечения инвестиций, т.к. расходы и выпадающие доходы бюджета появляются сразу, а положительный эффект — только через несколько лет. Предоставляемые компаниям налоговые льготы не учитывались при расчете дефицита региональных бюджетов и не подлежали компенсации. Теперь доходы, которые получены в результате применения специальных режимов налогообложения, предлагается исключать из оценки налогового потенциала субъектов РФ при расчете объемов межбюджетных трансфертов. Это потенциально эффективная мера, которая может запустить заложенные в Налоговый кодекс механизмы привлечения инвесторов и снизить финансовые риски и потери регионов. Фактически федеральный бюджет согласен компенсировать выпадающие доходы региональных бюджетов, если они направлены на развитие экономического потенциала региона.

Юрий Саакян, генеральный директор ИПЕМ

Российская газета, 17 февраля 2015 года

15 советов, как защитить себя и свою семью от будущего кризиса

Чтобы не пришлось каяться в тяжелые времена, можно и нужно готовиться уже сегодня

Экономист Яков Миркин продолжает в ФБ давать советы, которые помогут пережить самые трудные времена:

В России кризисы бывают раз в 5 – 10 лет. Были, есть и будут. Сами не упадем – значит, занесут. Мы не готовимся к кризисам – мы живем. Но все-таки краешком сознания помним – они будут. И лучше бы сегодня жить так, чтобы в кризис не каяться.

1) Максимум мобильности. Самая высокая цена самого себя на рынке труда. Независимые источники дохода. Почему? В кризис увольняют и режут зарплаты

2) Максимум выносливости и здоровья. Пока тренд один – сокращение социальных обязательств государства. В кризис пропадают. Стресс – мы знаем, что из него следует.

Это же – к членам семьи. В кризис обычно одна проблема липнет к другой, и третьей погоняет. Не связывайте себе в кризис руки тем, что к нему не относится.

3) Максимум скорости. Чем крупнее вы успеете стать в статусах, доходах и имуществе, тем легче будет в кризис. Большую машину меньше трясет. Не случайно в кризис товары «элит» меньше падают на рынке.

4) Максимум за свой счет. Слишком большой кредитный рычаг в кризис губит семьи. Процент растет. Залоги падают в цене. Кредиты требуют вернуть. Свободные деньги резко сокращаются.

5) Минимум валютных долгов. Как правило, в кризисы происходит девальвация рубля. Пока главный тренд, ему больше четверти века – ослабление рубля. Он сохраняется.

6) Валютные активы – полезны. Даже если кажется, что рубль стабилен. Или даже если он укрепляется. Проблема в том, что это – временно. Рубль пока не является спасительной гаванью. Может быть, когда-нибудь.

7) В семье должны быть резервы. Прежде всего, денежные. Не избыточные, иначе будут мешать росту. Но хотя бы год –полтора жизни они должны покрывать.

8) Даже в спокойные времена лучше не иметь дела с теми, кто в кризис скорее всего утонет. Или иметь – но на короткий срок. Даже когда все тихо, лучше двигаться, как по льду. Кризисы плохо предсказываются. А когда это делают –никто им не верит.

9) Не связывать себя такими обязательствами, которые в кризис нельзя было бы разорвать. Теми, что «виснут» самым тяжким грузом.

10) Не брать избыточных фиксированных расходов, которые в кризис было бы нельзя сократить. Не плодить недострой. Не уходить в избыточное, не убиваемое в кризис потребление. Не привыкать к повышенным стандартам, как к тому, что быть должно само собой. Быть готовым их снизить.

11) Работать до потери пульса, искать себя, но не принимать решения, резко сокращающие в будущем доходы семьи. Расширять те виды семейных доходов, которые устойчивы к кризису, не исчезнут в момент «Х»

12) Делать «стресс-тесты». Что было бы с нами, если кризис начнется сегодня. Или завтра. Выдерживаем? Сколько времени? Что остается на линии дохода? Что сокращаем? Что тратим, как неминучее? Что будет, если рубль девальвируется на… процентов? Какие активы находятся под риском? Как невозвращаемые?

13) Учитывать риск запретов, «непопулярных» реформ, замораживаний. Если завтра введут запрет на обращение наличного доллара, семья выживет? Или вдруг конфискационная денежная реформа? Что тогда? Не может быть? Абстрактно? В кризис, когда государство свирепеет, всё может быть.

14) Не допускать слишком больших концентраций рисков. Прежде всего, валютного, кредитного, ликвидности, процентного, рыночного, операционного. В последний входят криминальный риск, риск ошибок. В кризис он резко возрастает.

15) В кризис выживают связями. Строить вокруг себя свой мир, свою сеть. Да будь вы хоть сто тысяч раз интраверт. В момент «Х» будете на порядок устойчивее.

Если эти правила в чем-то помогут Вам — когда-то, где-то, вдруг — буду счастлив. Всё, что пытаюсь делать — не зря

Это отрывок из будущей книги «Правила бессмысленного финансового поведения» (для издательства «АСТ»)

Ссылка на основную публикацию