Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Вор — он и после смерти вор

Вор — он и после смерти вор

Похороны Вячеслава Иванькова: вид издалека и вблизи. Фото: ИТАР-ТАСС

Смерть одного из самых известных криминальных авторитетов России продемонстрировала немалый интерес к нему со стороны СМИ. Кого так пышно хоронили на Ваганьковском кладбище?

По словам бывших оперативников, преступники во главе с Иваньковым занимались тем, что «окучивали» теневых дельцов. Они вывозили жертву в Люберецкий район, где были очистные сооружения и ямы с негашеной известью. В яму для демонстрации бросали кошку, которая там сгорала. Угрозы обычно действовали. А один из преступников, Владимир Захаров, отсидевший в те же годы 7 лет, рассказывал корреспонденту «РГ», что Иваньков однажды ради выбивания денег взял за ногу младенца и держал его за окном, угрожая отпустить.

Удивительно, что после таких злодеяний Япончика не расстреляли. Зато смерть от бандитской пули превратилась в своего рода шоу, со слетом братков, милицейским оцеплением, десятком TV- и фотокамер.

Кто такой «вор в законе»? Это понятие и титул придумали в НКВД.

Но, приняв саму концепцию воровской иерархии, преступное сообщество пошло по своему пути. Даже само выражение «вор в законе» настоящие, каковыми они себя считают, преступники не приняли. В их среде распространилось выражение «законники» или просто «в законе». Но и на выражение «вора в законе» оскорбляться не стали, посчитав: раз уж их так называют в обществе, то и пусть.

Законнику возбранялось многое. Нельзя было жениться, убивать, общаться с «кумом», то есть начальником оперчасти. Многие воры «в отрицалове» вообще говорить отказывались с милиционерами, а будучи на воле отказывались ехать в одном автобусе, если в нем был сотрудник милиции. Законнику нельзя было даже иметь детей, работать и брать в руки оружие.

Убивать разрешалось в крайних случаях, когда наносилось оскорбление вору. Как советовал в таких случаях один из патриархов преступного мира уроженец Грозного дядя Вася Бузулуцкий, «ты возьми перочинный ножичек и по венке его». Но в любом случае каждый случай убийства законником человека обсуждался на последующей сходке, и если вор признавался неправым, то его ждала та же участь — смерть.

Но такая блатная романтика продолжалась недолго. Окутанная неким ореолом, но в корне своей все же замешанная на преступности, она оказалась изначально внутренне противоречивой. И сама жизнь это вскоре подтвердила. Были случаи, когда возникали разборки из-за того, что некоторые авторитеты принимали участие в Великой Отечественной войне.

Расцвет воровской темы пришелся на годы позднего брежневского застоя. В стране стали появляться подпольные цеховики, валютные спекулянты, миллионеры. На них стали охотиться преступники всех мастей. Но быстрое обогащение сыграло с преступным миром дурную шутку. Преступные законы, как и сами законники, стали меняться под влиянием денег.

Раньше, по понятиям, не было никакого коронования. Воров не короновали, а объявляли. Делалось это на сходке. Сначала кандидата в присутствии как минимум пяти законников объявляли близким к ворам. Затем он три года должен был ходить в свояках и если по прошествии этого срока за ним не замечалось ничего дурного, его объявляли «вором в законе».

Короновать стали позже, когда сомнительную корону оказалось возможным купить. Объявлять себя вором также никому не позволялось. Единственный раз, как говорят сами авторитетные сидельцы, на свой страх и риск сам себя объявил вором московский преступный авторитет Шурик Захар, живший на «Водном стадионе». Это уже были перестроечные времена, когда на коммерсантов всего СССР наводили ужас имена Глобуса и Сильвестра. Быть вором оказалось модным и прибыльным.

Законники же старой формации, к которой принадлежал и Япончик, приняли «апельсинов», то есть купленных воров, в штыки. Кстати, из разговоров, которые удалось услышать на его похоронах, стало ясно, что те, кого он якобы не уважал, на кладбище не пришли.

Ясно, что с уходом Иванькова ушла и старая когорта преступников, которые могли в лицо «апельсинам» сказать: «Гуляйте, вы не воры». А следовательно, ушел и десятилетиями сложившийся уклад, который определял порядок в преступном мире. Мир беспринципного чистогана победил и в этой среде. Но все это было бы полбеды, если бы не отражалось на жизни обычных граждан. Тюремный мир и мир обычного общества с приходом капитализма оказался еще более тесно связан и не в пользу последнего.

Во времена, когда жулики считали «западло» даже ездить в одном автобусе с людьми в форме, два мира — наш и преступный — не пересекались. Воры определяли порядок в своей епархии, а остальное общество жило по своим законам.

С недавних пор все изменилось. Картина, где авторитеты красуются на фоне депутатов, чиновников и даже генералов, стала обыденностью. Люди с наколотыми звездами на плечах стали вместе охотиться, рыбачить, вести совместные дела с людьми со звездами на погонах. Зачастую жулики и сами были не прочь занять теплое депутатское кресло. Нынешнее поколение преступного мира и перелицованные из старых воров посчитали возможным идти во власть, сращиваться с бизнесом. Это стало реальной угрозой. Так что теперь очередь — за государством, которое должно наконец поставить точку в этой войне с криминалом.

Тайна вороньих похорон

Могут ли животные оплакивать своих умерших? Могут ли они реально понимать, что один из их сородичей мертв и что они думают об этом? Люди часто думают, что они особенные и стоят очень высоко над животным миром, что они уникальные и единственные, кто проявляет чувства понимания и страха смерти. Но животные вероятно делают тоже самое. И особенно похожая похоронная церемония была замечена у воронов

Вороны, а точнее все птицы из семейства врановых, к которому относятся сойки, сороки и обычные вороны, одни из самых умных животных на планете. Они умеют слаженно работать вместе, у них сложное социальное поведение, они умеют злиться, мстить и даже развлекаться (вороны особенно любят кататься с гладких скользких поверхностей). Но есть у них, особенно часто это замечено у воронов, один обряд, который давно до жути пугает людей. В народе его зовут вороньими похоронами. Всякий раз, когда погибает ворон, другие местные вороны прилетают к его телу, окружают труп и начинают издавать громкие клекочущие звуки. Уходят они от тела не сразу, а лишь когда вдоволь покричат и походят вокруг него

Это явление давно озадачивает даже ученых, потому что совершенно непонятно, что это такое. Проявление высшей умственной деятельности воронов, которые понимают, что умершему надо отдать почести и проводить в «иной мир»? Или что-то иное и лишь с виду похожее на похороны? Одно из самых обширных изучений похорон воронов провела группа под руководством Каэли Свифт и Джона Марзлаффа — аспиранта и биолога из Университета Вашингтона. В течении двух лет Каэли и ее помощники наблюдали за скоплением воронов и их поведением при обнаружении трупа другого ворона.

После этого Каэли с уверенностью рассказывала, что вороны и в самом деле понимают, что такое смерть и их поведение отличается от подавляющего количества других животных. Подобное ранее было замечено лишь у слонов, дельфинов и высших приматов. Вороны без сомнений понимали, что не просто умерла еще одна птица их вида, а умер тот, кого они ранее знали. Согласно эксперименту, проведенному в 2008 году, вороны отлично умели запоминать лица определенных людей и помнили их еще по прошествии нескольких лет. Еще одно исследование показало, что вороны приносили «подарки» только тем людям, которые кормили их. Таким образом они вероятно запоминали и своих сородичей, живущих в том же районе.

«Они без сомнений знают, что такое смерть и для них это сигнал опасности и тревоги. И когда они окружают мертвого ворона и начинают кричать, то показывают этим знаки сожаления и огорчения». Тем ни менее, несмотря на это исследование, опубликованное в 2015 году, ученые и биологи все еще слабо понимают, что движет птицами, собравшимися оплакивать сородича. Есть ли в этом выражение подлинной скорби, какое есть у людей, или тут что-то более примитивное и поверхностное?

Как умирали воры в законе, чтобы не сс*чились!

После Великой Отечественной , коммунистическая партия СССР решила взяться за воров в законе, и, чтобы разрушить их изнутри, был составлен хитрый план.

Читайте также:  Средние зарплаты в Европе

«Воры в законе» появились в первые десятилетия советской власти. Сначала их существование было оправдано, затем власть начала с ними расправляться и стравливать друг с другом.

Со времен реформ Петра I преступный мир в Российской империи становился все более влиятельным, появились специализации, к концу XIX века кастовая система бандитского мира была уже сформировавшейся. Кардинальные изменения в систему воровского мира внесла революция и Гражданская война.

Многие из тех, кто до этого шел «воровским путем» оказались среди «сочувствующих» большевизму. Помогая «красным», они могли отомстить ненавистному царскому режиму. Из уголовников вышел Григорий Котовский, командиром Красной армии был даже легендарный вор Мишка Япончик, не чурался связей с криминалитетом и Коба, будущий Иосиф Сталин.

После завершения Гражданской войны многие красные командиры, имевшие уголовное прошлое, так и не смогли отучиться от своих прежних привычек. Новой власти, которая всячески отстаивала свою легитимность, такие элементы больше не были нужны. По этой причине они просто ликвидировались, проводились «чистки. Тогда воровской мир и понял, что заигрывать с политикой намного опаснее, чем воровать. И воры решили остаться при прежних интересах.

Кодекс воровских понятий начал формироваться в конце 20-х — начале 30-х годов. Этому способствовало несколько факторов.

Во-первых, падение мировых цен на зерно привело к тому, что вторым экспортным сырьем стал лес, который, в отличие от зерна, нужно не просто собирать, а валить, и валить не в самых тепличных условиях (одна из причин появления ГУЛАГа).

Во-вторых, коллективизация, которая стимулировала рост преступности. Эти факторы сложились, и страна столкнулась с явлением, про которое сегодня любят говорить поговоркой «пол страны сидело, пол страны охраняло». Огромное количество людей, оказавшихся за решеткой, долгие срока, «этапы длинные» — все это способствовало тому, что лагерь превратился в отдельную биосферу, организация общежития в которой требовало не только внешнего, но и внутреннего управления. Таким элементов внутренней власти и стали воры.

Показательно, что сама система воровского общества была с самого начала прямой калькой с системы организации партийной власти. «Делегатов» и «секретаря» выбирали голосованием на сходках, для неофитов нужны были две рекомендации от других воров. Важнейшим было соблюдение дисциплины, следование воровским законам: не заводить семью, не работать, не копить богатств (все сдавать в «общак»), не иметь квартиры (жить на «малине»).

Как пишет Варлам Шаламов в «Очерках уголовного мира»: «Вор – ворует, пьет, гуляет, развратничает, играет в карты, обманывает фраеров, не работает ни на воле, ни в заключении, кровавой расправой уничтожает ренегатов и участвует в «правилках», вырабатывающих важные вопросы подземной жизни».

Воры стали своеобразными «королями» целой лагерной страны. Несмотря на то, что им по закону было запрещено сотрудничать с администрацией, они контролировали все процессы, которые происходили в зоне. Для государственной системы такой порядок самоорганизации был даже удобен.

Читаем у того же Шаламова: «С ворами считается начальство. Блатари – хозяева жизни и смерти в лагере. Они всегда сыты, умеют «достать», когда все остальные – голодны. Вор не работает, пьянствует, даже в лагере, а крестьянский парень вынужден «пахать». Воры его и заставляют «пахать» – так они ловко приспособились».

Во время войны часть воров «перековалась» и пошла служить. Политзаключенных в штрафные батальоны и роты не брали, а вот представители криминала, осужденные за нетяжкие преступления могли попробовать «искупить кровью» и отправлялись в штрафные роты.

Впрочем, надо сказать, что большой сознательностью и патриотизмом воры не отличались, многие из них дезертировали и средства к существованию находили при помощи грабежа, воровства и спекуляций.

В 1942 году, в самый разгар войны, на Тишинском рынке в Москве была даже проведена массированная облава на воров. Страна, которая отражала фашистскую угрозу, вынуждена была бороться и с внутренним врагом в лице воров.

Большой резонанс вызвало задержание в 1952 году банды Павленко. В 1941 году Павленко дезертировал, при помощи друзей «сколотил» сообщество, которое, прикрываясь проведением военно-строительных работ занималась мародерством, грабежами, расстрелами. Костяк организации составляли уголовники, которых Павленко одел в военную форму и справил им по липовым наградным листам звания и медали. Себя Павленко сделал «полковником», во время задержания у него были найдены генеральские погоны.

После войны многие из блатных, воевавших на фронте, вернулись в лагеря. Зона их не приняла, воры-старозаконники считали всех тех, что сотрудничал с государством, изменниками, «ссучившимися». Что говорить, если по воровскому закону даже ударивший по просьбе «начальника» в рельс считался «подсученным».

Вернувшиеся с фронта блатари были готовы к тому, что их не примут. В 1948 году на пересылке в Ванинский порт был объявлен «новый закон». Началась настоящая война, кровавая и длительная, ножи и оружие собиралось по всей Колыме.

Воровской мир любит театральность. Для перехода в новый воровской закон был изобретен обряд — целование ножа. Поцеловавший нож терял всякие права в воровском мире и навсегда становился «сукой». Отказников убивали, но не просто, а перед смертью ещё и «трюмили» — избивали и давили металлическими дверями. В ходе «сучьих войн» было сформировано также и третье воровское сообщество — «беспредельщины». Они с равной ненавистью относились и к старым ворам, и к «сукам». Сучьи войны существенно проредили воровское сообщество, раскололи его. Инициировалась агрессия как изнутри, так и снаружи. Стравливая воров, власти вполне успешно решали свои задачи.

Решительной инициативой власти по расколу и уничтожению воров-законников было создание отдельной тюрьмы для блатарей — «Белый лебедь». Она была построена ещё в 1938 году, но до 1955 года здесь содержались не только уголовники, но и «политические». В 55-м же «политических» перевели в колонию, расположенную в Мордовии, и «Белый лебедь» стал настоящей «банкой с пауками». Ворам, как мы уже знаем, запрещается работать, но кто будет работать в колонии, если кроме воров там никого нет? Внутри колонии постоянно шли бунты, восстания, которые жестко подавлялись.

В 1980 году в «Белом лебеде» было создано ЕПКТ (единое помещение камерного типа), заслужившая себе недобрую славу среди воров всех мастей. В ЕПКТ отправляли рецидивистов со всей страны (около 4, 5 тысяч), здесь «раскороновали» 130 воров в законе.

Это была очень эффективная мера борьбы с «законниками». Анатолий Жогло, полковник милиции, ветеран ГУБОПа МВД дал следующий комментарий этой методике исправления воров: «В практике советской лагерной системы воровские войны были одним из самых существенных способов искоренения этой касты. Иногда такие противостояния провоцировали сами воры, иногда для этого создавались особые условия по инициативе руководства страны».

Стрелявшего в Япончика ветерана-афганца бандиты нашли раньше милиционеров

Вячеслава Иванькова похоронят в семейной могиле

В ближайшее время в Москве пройдут масштабные похороны патриарха российского криминального мира Вячеслава Иванькова, более известного как Япончик.
Он так и не смог оправиться от тяжелого ранения, полученного им 28 июля этого года. Следствию пока не удалось установить заказчиков и исполнителей покушения на Иванькова, но, по данным «Газеты», окружение вора в законе смогло оперативно найти и ликвидировать киллера. Сейчас правоохранительные органы делают все возможное, чтобы гибель Иванькова не привела к началу полномасштабной гангстерской войны.

Вячеслав Иваньков был тяжело ранен в живот снайпером у ресторана «Тайский слон» на Хорошевском шоссе.
По некоторым данным, он приехал туда для встречи с другим влиятельным вором в законе — Асланом Усояном (Дедом Хасаном). Последний, как правило, проводит переговоры в других заведениях — в двух ресторанах, расположенных на территории Центрального дома литераторов на Поварской улице.

Однако Иваньков предпочел встретиться на «своей стороне»: «Тайский слон» и соседний бар бильярд » Девятка » находятся в сфере интересов его родственника по первой жене по кличке Леня Ассирийский.
При выходе из ресторана по Иванькову был сделан выстрел из снайперской винтовки Драгунова. Киллер прятался в «Газели», припаркованной на противоположной стороне шоссе.

Телохранители доставили раненного в живот вора в законе в ближайшее медучреждение — Боткинскую больницу, где Иванькова срочно прооперировали.
Однако состояние 69-летнего Иванькова продолжало оставаться тяжелым: прошедшая навылет пуля в пяти местах повредила тонкий кишечник. У него стал развиваться гнойный перитонит, и Япончика перевезли для дальнейшего лечения в частную клинику при онкологическом центре на Каширском шоссе.

Но врачам не удалось переломить ситуацию.
У Иванькова стали отказывать внутренние органы, он пережил клиническую смерть, и медики погрузили его в медикаментозный сон, чтобы поддержать организм.

Читайте также:  Бизнес по продаже спортивного питания

Несмотря на это, в ночь на пятницу Вячеслав Иваньков скончался.
Похоронят его либо на Востряковском кладбище, где находится могила его приемного сына Виктора Никифорова (вор в законе Витя Калина), убитого в 1992 году, либо на Ваганьковском — здесь покоится его мать.

Надо отметить, что именно в онкоцентре на Каширке в 1994 году от рака умер «наставник» Япончика Геннадий Корьков по кличке Монгол, в » бригаде » которого он начинал свое восхождение в криминальном мире еще в 60-х годах прошлого века.

Криминалитет провел свое расследование

Ход расследования покушения на Вячеслава Иванькова нельзя назвать успешным.
По крайней мере, со стороны правоохранительных органов. Как и следовало ожидать, люди из окружения Иванькова отказались сотрудничать со следствием. Зато, как стало известно «Газете» из осведомленных источников, представители криминалитета добились больших успехов.

Напомним, что изначально основной версией покушения на Япончика стал конфликт двух воровских кланов: «тбилисцев» Аслана Усояна и «кутаисцев» во главе с вором Тариэлом Ониани.
Последние намеревались подмять под себя находившийся под контролем «тбилисцев» бизнес.

Дед Хасан, заручившись поддержкой Япончика, выиграл борьбу.
Это стало очевидно после того, как сотрудники милиции пресекли в июле прошлого года сходку сторонников Ониани на теплоходе на Пироговском водохранилище в Подмосковье. Ряд «авторитетов» после этого отказались от поддержки Ониани и объявили себя лояльными Деду Хасану. Ониани с июня этого года находится в СИЗО № 1 «Матросская Тишина» по обвинению в похищении бизнесмена («Газета» рассказывала об этом).

Не исключалось также, что с Иваньковым могли расправиться из-за его вмешательства в строительный бизнес.
Якобы некоторое время назад он активно занялся в Московской области производством сухих бетонных смесей, из-за чего несколько предпринимателей (а соответственно, и их «крыша») понесли многомиллионные убытки.

По некоторым данным, разбираясь во всех обстоятельствах покушения, представители криминала проявили большую настойчивость, нежели следователи.
Некоторое время назад сыщики получили оперативную информацию, что окружению Япончика якобы удалось найти стрелявшего в него киллера и расправиться с ним.

Как рассказывала «Газета», зацепок было только две: винтовка Драгунова и «Газель», из которой стреляли.
Первый след оказался тупиковым: произведенное в 1998 году оружие поступило в армию и было утрачено во время второй чеченской кампании. Автомашина же была записана на жителя Воскресенского района Подмосковья. Хозяин пояснял, что давным-давно продал машину по доверенности, и это вполне устроило следователей.

Однако проводившие альтернативное расследование члены одной из ОПГ были более настойчивы в «допросах» и якобы смогли пройти по всей цепочке владельцев фургона и вычислили стрелка, в прошлом воина» афганца».
С ним расправились, но перед смертью он вроде бы рассказал все, что знал о заказчиках.

В результате несколько недель назад, когда за жизнь Иванькова еще боролись врачи, по колониям и следственным изоляторам воры в законе запустили » маляву » — письмо, подписанное 34 влиятельными «законниками», в котором предписывали низложить Ониани со всеми вытекающими последствиями.

Кто заинтересован в устранении Япончика

Впрочем, источники » Газеты » в спецслужбах не склонны очень доверяться результатам «внутреннего расследования», хотя и подтверждают, что сторонники Ониани знают о послании воров в законе.
И один из их самых влиятельных остающихся на свободе представителей Мераб Сухумский (Мераб Джангвеладзе) якобы собирается провести сходку, чтобы обсудить появление обвинений.

В то же время нельзя исключать, что Ониани просто подставляют под удар: о его противостоянии с тандемом Япончик — Дед Хасан было общеизвестно.
Между тем в устранении Иванькова мог быть заинтересован и сам Дед Хасан. Есть данные, что, хотя Япончик и поддержал его в противостоянии с Ониани, полного согласия между ними не было. В частности, Вячеслав Иваньков якобы хотел провести ревизию расходования общероссийского воровского общака, хранителем которого был Дед Хасан. По некоторым данным, Япончик был недоволен тем, что часть средств Усоян хранит у своей гражданской жены, а его родственники свободно пользуются собранными деньгами. В частности, якобы именно на эти суммы Дед Хасан приобрел своим близким трехэтажную квартиру в одном из домов на Тверской улице.

Так или иначе, но в правоохранительных органах не исключают, что смерть патриарха может вызвать новый передел сфер влияния между ворами в законе.
При этом сыщики не склонны считать, что начнется полномасштабная война с многочисленными жертвами. По их словам, большая часть воров уже давно вошла в легальный бизнес и, располагая миллионными состояниями, просто побоится потерять его, ввязываясь в кровавые разборки. Начать их способны относительно молодые воры, которые находились под контролем Вячеслава Иванькова, но таких «авторитетов», по словам оперативников, можно достаточно быстро приструнить.

Сейчас подразделения, занимающиеся разработкой лидеров преступной среды, резко активизировали свою деятельность и работу с агентурой, чтобы в корне пресечь попытки начать гангстерскую войну.

Геннадий Корьков, вор в законе Монгол.
«Крестный отец» и наставник Вячеслава Иванькова. В конце 60-х принял Япончика в свою группировку. В 1994 году Монгол в возрасте 64 лет скончался в Российском онкологическом научном центре им. Н.Н. Блохина на Каширском шоссе.

Братья Отари и Амиран Квантришвили.
Ученики Иванькова. Япончик принял их в свою бригаду в начале 1980-х. В августе 1993 года киллер расстрелял Амирана Квантришвили. Почти через год, 5 апреля 1994 года, при выходе из Краснопресненских бань от снайперской пули погиб его брат Отари.

Андрей Исаев, вор в законе Роспись.
«Коронованный» Япончиком в конце 80-х он считался проводником воли Иванькова в России. Возглавлял славянский клан воров в законе. Убит в июле 1997 года в польском городе Познань.

Вячеслав Слива, вор в законе Слива.
Ближайший друг Япончика. Оба входили в банду Монгола. В 2000 году Слива умер в Москве от рака.

Евгений Васин, вор в законе Джем.
Партнер Вячеслава Иванькова по Дальнему Востоку. По одной из версий, именно Иваньков выступал за коронацию Васина. В 2001 году Джема задержали по подозрению в поджоге кафе «Чародейка» в Комсомольске-на-Амуре. В октябре того же года он умер в СИЗО от сердечного приступа.

Андрей Голубев, вор в законе Скиф.
Активный сторонник Иванькова. В мае этого года киллеры расстреляли его джип на Волгоградском проспекте. Голубев скончался на месте.

Захарий Калашов, вор в законе Шакро-молодой.
Ближайший соратник Япончика. Был одним из боссов русской мафии, действовавшей на юге Испании. Сейчас находится под следствием по обвинению испанскими правоохранительными органами в отмывании денег.

Алимжан Тохтахунов, Тайванчик.
Один из старейших друзей Иванькова. В 2002 году подозревался в подкупе судей на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, но его вина доказана не была. Живет в Москве.

Мамелюк в законе

Своим восхождением на криминальный олимп 36-летний Хаджи Бейлаганский, уроженец азербайджанского города Бейлагана, полностью обязан своему боссу, ныне покойному вору в законе Ровшану Джаниеву (Ленкоранский). Долгое время Хаджи был личным мамелюком (охранником) Ровшана — и босс отблагодарил его за верность: в 2012 году на воровской сходке в Дубае Бейлаганский получил воровскую корону.

В августе 2016 года Ровшан был расстрелян в Стамбуле; заказчиком этого преступления многие посчитали Надира Салифова (Гули), азербайджанского вора в законе №1. После того как Захарий Калашов, лидер преступного мира России, пошел под суд и получил десятилетний тюремный срок за вымогательство, именно Гули считается едва ли не главным претендентом на воровской трон.

После смерти Ровшана принадлежавшие ему торговые точки в крупнейшем оптово-розничном продовольственном центре Москвы — расположенном на Калужском шоссе «Фуд Сити» — перешли к Зауру Ахмедову, двоюродному брату и одновременно шурину погибшего авторитета. Ахмедов поклялся свершить в отношении Гули кровную месть и стал идейным вдохновителем воровской войны.

Скелет из прошлого

В столице Хаджи уже ждали. Заур Ахмедов предоставил законнику все необходимое — престижный пентхаус и две бронемашины, после чего Хаджи начал действовать. Он встречался с крупными столичными бизнесменами из числа земляков, склоняя их к участию в войне против Гули. Неизвестно, каких успехов сумел бы добиться Хаджи на этом поприще, но 31 мая в ресторане «Белый дом» его задержали сотрудники московского уголовного розыска.

В чем именно сыщики обвиняли Хаджи, стало известно не сразу. В первое время говорилось лишь о том, что его уличили в совершении особо тяжкого преступления, но детали предъявленного обвинения держались в тайне. Впрочем, вскоре выяснилось: по версии следствия, задержанный в апреле 2012 года на Пресненском Валу в Москве застрелил из пистолета криминального авторитета Ильгара Алиева (Ильгар Данабаш) и стрелял в его молодую спутницу. Ильгар был сподвижником и личным другом лидера преступного мира России, вора в законе Аслана Усояна (Дед Хасан), убитого в Москве годом позже, в январе 2013-го.

Читайте также:  Бизнес-план проката водных мотоциклов

— Вплоть до своей гибели Ильгар был на прямом ежедневном контакте с Асланом Усояном, — рассказывает Виктория Гефтер, редактор «Прайм Крайм». — Дело в том, что московский «офис» Деда Хасана, где он проводил значительную часть времени, находился в ресторанном комплексе Ильгара на Поварской. Ильгар был настолько доверенным лицом Хасана, что даже мог выдвигать на коронацию своих протеже.

— Дело в том, что азербайджанский бизнес Ильгара (иными словами, Деда Хасана) напрямую конкурировал с интересами семьи Ровшана, — продолжает Гефтер. — Впрочем, экономическая подоплека убийства была не единственной. По времени оно произошло спустя считаные дни после коронации нового азербайджанского вора в законе по протекции Ильгара — в противовес Ровшану. Но главное — убийство Ильгара было сигналом Деду Хасану, репетицией убийства его самого. Убив человека из ближайшего окружения Хасана, Ровшан давал понять, что достать самого Деда ему труда не составит. Кто на самом деле убил Хасана — на сегодняшний день тайна, покрытая мраком. Если за убийством Деда стоит тот, кто я думаю, то преступление раскрыто не будет.

Вор-ликвидатор

По воровским понятиям, действовавшим многие годы, законник не может убивать других воров, кроме как по решению воровской сходки. Убив Алиева, Хаджи нарушил воровской кодекс; однако на его совести может быть кровь многих других жертв — по некоторым данным, около десяти, включая Годжу. Кроме того, Хаджи пытался покуситься на Гули и членов его семьи. Фактически Бейлаганский оказывается не просто вором-ронином, мстящим за смерть босса, а полноценным киллером с воровским титулом.

— Прежде чем стать вором в 2012 году, Хаджи как раз-таки и был профессиональным наемным убийцей, — объясняет Виктория Гефтер. — Его коронация — это примета нашего времени. Если раньше убийца мог стать вором из-за преданности воровским понятиям, то сегодня нередки случаи, когда коронуют киллеров из-за личной преданности «донам». Больше того: скорее всего, Хаджи был коронован именно за убийство Ильгара Алиева. Вот насколько оно было важным для Ровшана.

Вор-ликвидатор своими расправами вполне предсказуемо нажил немало врагов, самый опасный из которых, безусловно, Гули. Наследник воровского трона давно доказал, что он — вор гангстерского типа, готовый при необходимости устранить каждого, если на кону будет его воровская честь. Причем это не противоречит воровским понятиям: есть поступки в отношении воров, за которые принято убивать, чтобы не обесценивался сам титул. И в криминальном мире Гули, с одной стороны, боятся за его жесткость, а с другой — уважают за то, что он не выходит за рамки воровского закона.

. Сразу после задержания Хаджи Бейгаланского его поместили в изолятор временного содержания (ИВС) на Петровке. Однако сотрудники правоохранительных органов, судя по всему, быстро сообразили, что с такими врагами у Хаджи есть все шансы не дожить до суда — и решили перевести его в безопасное место. Совершенно неожиданно таким местом оказалось СИЗО №6 на Шоссейной улице в Печатниках — единственный женский изолятор Москвы, где помимо представительниц прекрасного пола содержатся еще и бывшие силовики.

Бегущий по лезвию

По мнению экспертов, попытка спасти Хаджи от мстителей, спрятав его в безопасном месте, — ход вполне логичный. Впрочем, вопросы вызывает тот факт, что законника попытались спрятать именно в женском СИЗО №6.

— Практика изоляции авторитета от мести криминального мира существует, — говорит адвокат Иван Миронов. — По блатным законам, любой порядочный арестант должен спросить с уголовника, на котором воровская кровь, если он оказался в одной камере с таким человеком. Поэтому предпринимаются меры: обычно этих людей помещают в особые камеры «Кремлевского централа» (спецблок в СИЗО «Матросская Тишина») или в СИЗО «Лефортово» (подведомственный ФСБ).

По словам защитника, при обеспечении безопасности вора в законе, жизнь которого в опасности, учитывается не только возможность других арестантов исполнить «приговор», но и степень коррумпированности сотрудников СИЗО. Именно поэтому решение отправить Хаджи в женский изолятор вызывает вопросы.

— Я считаю, что СИЗО №6 — не самое лучшее место для этого, исходя из того, что о нем говорят и пишут, — объясняет Миронов. — Это достаточно беспредельная тюрьма, а там, где есть беспредел, всегда есть коррупция. Значит, этот изолятор непрозрачен, значит, какие-то вопросы с администрацией могут решаться неформально. Если следствие обеспокоено тем, чтобы сохранить жизнь арестанта до суда, то лучше «Лефортово» и «Кремлевского централа» места нет.

— Его могут какое-то время повозить со спецконвоем, изолировав от общих автозаков, но не более того, — считает Миронов. — То, что Хаджи поместили в секцию бывших силовиков на женский централ, говорит о том, что его безопасности и жизни никто особого значения не придает. Иначе были бы приняты более жесткие меры. Кстати, одного законника тоже никто не оставит, потому что, когда человек находится один под грузом психологических проблем, он может не справиться с эмоциями и тихо покончить с собой. Или ему в этом может «помочь» кто-то из коррумпированных сотрудников. Поэтому никто не возьмет на себя ответственность помещать Хаджи в одиночку — он в любом случае должен быть под присмотром сокамерников, которые в тесной связи с администрацией.

С тем, что СИЗО №6 — не лучшее место для такого авторитета, как Хаджи, согласен и адвокат Сергей Беляк. Он отмечает: поскольку в женском СИЗО содержатся еще и мужчины — бывшие сотрудники правоохранительных органов, возникает эффект изолятора в изоляторе. Именно поэтому, а не потому, что сидят там женщины, возможность криминальных разборок в Печатниках меньше.

— Впрочем, исключать их нельзя, и само по себе женское СИЗО — весьма условная и временная защита для вора в законе, — говорит Беляк. — Если захотят, человека могут достать и там, и заточка в руках бывшего продажного полицейского или даже женщины-наркоманки не менее остра и опасна, чем в руках какого-нибудь жигана. У нас просто нет по-настоящему эффективной системы защиты свидетелей, а потому приходится изгаляться, придумывая подобные фокусы с женским СИЗО.

Тщетная предосторожность

Как бы там ни было, до суда или после Хаджи Бейлаганский наверняка будет содержаться в изоляции от других заключенных: его будут прятать весь срок. Впрочем, подобные меры безопасности в любом случае пойдут в ущерб его воровскому статусу. А именно это сейчас заботит его главного врага.

— Главное для Гули сейчас — не устранение Хаджи, а то, чтобы он сидел не как вор в законе, — объясняет Виктория Гефтер. — Если Гули захочет дотянуться до Хаджи в СИЗО, найдутся десятки желающих обратить на себя внимание влиятельного авторитета. За почетное право исполнить волю Гули будет конкурс. Но вполне в духе законника дать Хаджи пожить, пока тот будет сидеть, чтобы потом, когда он освободится, посмаковать блюдо совсем уж остывшим.

Главному киллеру воровского мира будет сложно сохранить свой титул. Помочь ему в этом наперекор Гули сегодня в состоянии только клан законника Мераба Джангвеладзе (Мераб Сухумский) — и Хаджи очень ждет этого. Именно клан Джангвеладзе стоял за посвящением Бейлаганского в воры в законе в Дубае в 2012 году. Кроме того, на Хаджи замыкаются бывшие связи убитого Ровшана, на часть которых претендуют сухумцы.

Получит ли Хаджи какую-то поддержку в воровском мире — сегодня большой вопрос. Воры, которые признают Хаджи, автоматически станут врагами Гули, а ссориться с ним боятся даже бывалые авторитеты. Виктория Гефтер отмечает: в конечном итоге шансов уцелеть у Бейлаганского практически нет, рано или поздно могущественный враг до него доберется. А пока вор-ликвидатор прячется в женском СИЗО, целью Гули стали те, кому Хаджи полностью предан: братья покойного Ровшана — Намик и Заур. Поэтому в «Игре престолов» воровского мира до финала еще очень далеко. (Lenta.ru, 15.06.2018, Владимир Шарапов)

Следите за новостями воровского мира на канале Прайм Крайм в Telegram и Яндекс.Дзен

Ссылка на основную публикацию