Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Ликвидируем фирму и открываем новую: каковы риски такой схемы ухода от налога?

ФНС готова по-новому искать схемы ухода от налогов

Федеральная налоговая служба (ФНС) завершила реформу контроля за крупнейшими налогоплательщиками – инспекции, специализирующиеся на конкретных отраслях, будут администрировать вдвое больше компаний. Цель реформы – найти риски, характерные для отраслей и компаний со схожими бизнес-моделями, говорит представитель ФНС.

Реформа длилась более года – с конца 2017 г. До сих пор такие инспекции существовали только на федеральном уровне и контролировали 2000 налогоплательщиков с доходами от 20 млрд руб. в восьми отраслях: международные и транснациональные компании, нефтегазовый сектор, агропромышленный комплекс и розничные сети, производство и строительство, добыча и переработка сырья, энергетика и коммуникации, цифровая экономика, финансовый рынок. Теперь их зона контроля сужается – сумма дохода увеличена до 35 млрд руб. Но им подчиняются 12 новых межрайонных инспекций в разных городах (Кемерово, Екатеринбург, Новосибирск и др.). Они следят за теми же отраслями, но оказавшийся под их надзором бизнес поменьше – около 2000 компаний с доходом от 10 млрд руб. За последние годы увеличилась цифровизация экономики, изменился контроль за международными компаниями, структура экономики, начался обмен налоговой информацией, объясняет представитель ФНС.

Большинство опрошенных «Ведомостями» налоговых юристов и консультантов считают, что такие инспекции лучше понимают бизнес и будут более жестко взыскивать налоги. «Если какие-то компании до сих пор полагают, что их схемы не будут раскрыты, – это наивность», – предупреждает партнер PwC Раиса Алексахина. Но станет меньше неопределенности и необоснованных претензий, надеется партнер EY Алексей Нестеренко. «Реформа позволила создать центры компетенции для выработки единых правовых позиций и правоприменительной практики исходя из отраслевых принципов», – говорит замруководителя ФНС Сергей Аракелов. Это приведет к снижению административной нагрузки на компании и повышению их налоговой прозрачности, уверен он.

Бизнес часто жалуется, что налоговики по-разному трактуют одни и те же сделки или нормы права. Например, было много споров о применении льготы по энергоэффективности для коммерческой недвижимости, о том, что относится к движимому имуществу, являются ли крупные узлы техники (например, двигатели) самостоятельными объектами для амортизации. Подходы будут унифицированы, рассчитывает Нестеренко.

Благодаря реформе можно решать спорные вопросы до налоговой проверки, рассказывает финансовый директор «О’кей» Константин Арабидис (компания относится к специализированной «торговой» инспекции): «Не приходится каждый раз объяснять смысл стандартных для ритейла операций».

Режим самоочищения

ФНС выбирает отрасли, где видит массовые схемы ухода от налогов и проводит показательные проверки, называя это «системой управления поведением». Так налоговики действовали с фармацевтическим, ювелирным, алкогольным, клининговым секторами, с дистрибуторами IT, бытовой техники и электроники. После таких «чисток» компании некоторых отраслей стали подписывать хартии, обещая отказаться от недобросовестного поведения. Например, в 2017 г. аграрные компании обязались отказаться от контрактов с компаниями, похожими на «проблемные» и «транзитные». В противном случае ФНС начинает проверки. Так ФНС и сделала в феврале, проведя обыски вместе с ФСБ в крупных агрохолдингах.

Пока инспектора не разберутся в специ-фике бизнеса, они неизбежно относятся с подозрением ко всем сделкам, рассказывает заместитель гендиректора по правовым вопросам «Юкола-нефть» Федор Хорошев (также попала в отраслевую инспекцию). Представитель ФНС надеется, что изменения стимулируют компании переходить на налоговый мониторинг, т. е. согласовывать заранее сделки в обмен на предоставление онлайн-доступа к бухгалтерии.

Но любое изменение – встряска для компаний, предупреждает партнер Taxology Алексей Артюх, и бизнесу есть о чем беспокоиться. Очевидно, что реформа усилит контроль за крупнейшими налогоплательщиками, ожидания у бизнеса очень тревожные, сетует член -экспертного совета Торгово-промышленной палаты Максим Хвалибов: «У любой, даже самой добросовестной компании можно найти нарушения: можно воспринимать как схему любую законную сделку, уменьшающую налоги. Есть риски, что выводы по отдельной операции отдельной компании могут распространяться на всю отрасль». Инспекции, обнаруживая системные риски в отрасли, могут прийти с проверками к разным ее участникам, подтверждает представитель ФНС. Такой же подход в будущем нужно распространить и на все остальные компании, добавляет он.

Ровно так и произошло, например, в табачной отрасли: в марте 2018 г. налоговики обнаружили схему занижения НДС и акцизов с помощью фиктивных сделок. Погарская сигаретно-сигарная фабрика в декабре заключала сделки с аффилированными компаниями на крупные партии, чтобы начислить акциз до его повышения с нового года. Налоговики утверждали, что компания недоплатила налогов на 800 млн руб. Похожие схемы характерны для всей табачной отрасли – проверки по другим компаниям приведут к доначислению десятков миллиардов рублей, уверен представитель ФНС. Фабрика пыталась судиться с налоговиками, но проиграла суд, ее представитель не ответил на запрос «Ведомостей».

Еще одна проблема – удаленность компаний от инспекций, говорит Артюх: некоторые московские клиенты «поехали» в Санкт-Петербург, самарские – в Новосибирск, красноярские – в Москву. «Разница во времени между Воркутой, где наша компания, и Кемеровом, где наша инспекция, четыре часа – как нам работать?» – сетует менеджер компании, попавшей в новую инспекцию.

У реформы могут быть и политические последствия. Крупные компании уже не будут контролироваться налоговиками из региона, где они работают, указывает партнер ФБК Галина Акчурина. Сейчас крупные налогоплательщики из небольших городов тесно связаны с контролирующими органами, поскольку от их платежей зависит местный бюджет. «Их переезд снижает риски того, что налоговые споры будут решаться по-домашнему», – объясняет она. Но есть и минус: местные инспекции лучше знают жизнь предприятия, рассуждает Акчурина. Централизация – одна из задач реформы, подтверждает федеральный чиновник.

Пока бизнесу не хватает информации о том, как будет выстраиваться взаимодействие, проводиться проверки, перечисляет руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов. Главное – чтобы система была более или менее постоянной и не менялась каждые несколько лет, заключает Акчурина.

Ликвидируем фирму и открываем новую: каковы риски такой схемы ухода от налога?

1) с «мамы», если на ее банковские счета поступает выручка «дочки»;

2) с «дочки», если на ее банковские счета поступает выручка «мамы»;

3) с «мамы», если «дочка», узнав о назначении в отношении ее контрольных мероприятий, передала «маме» денежные средства и иное имущество и такая передача сделала невозможным взыскание налоговой задолженности с «дочки»;

4) с «дочки», если «мама», узнав о назначении в отношении ее контрольных мероприятий, передала «дочке» денежные средства и иное имущество и такая передача сделала невозможным взыскание налоговой задолженности с «мамы».

  • Шаг 1. Принято решение по проверке о недоимке.
  • Шаг 2. Попытка исполнить решение в бесспорном порядке (инкассо на счета).
  • Шаг 3. Подача искового заявления в суд (ответчик-зависимое лицо). Нет досудебного порядка! Срок давности 3 года (Постановление АС УО от 26.07.2017 №Ф09-4033/17).

1) Признать организации взаимозависимыми,

Реорганизация или схема ухода от налогов?

Реорганизацию компании в форме выделения или разделения налоговые органы часто квалифицируют как дробление бизнеса с целью сокращения налоговой нагрузки путем использования специальных налоговых режимов, а именно «вмененки» или «упрощенки». Несмотря на то, что Гражданский кодекс позволяет собственникам бизнеса проводить реорганизацию, а Налоговый кодекс не запрещает компаниям выбирать наиболее выгодную систему налогообложения, налоговые органы издают внутриведомственные инструкции, призывающие инспекторов искать признаки и собирать доказательства искусственного дробления. Поэтому в настоящее время налоговики уделяют особое внимание любому разделению бизнеса, априори считая его искусственным. В результате они доначисляют исходной организации налог на прибыль, НДС и налог на имущество, пени и штрафы.

Читайте также:  Как открыть маркетинговую компанию

Рассмотрим признаки, на основании которых налоговики делают вывод о наличии схемы ухода от налогов:

1. Исходная компания находилась на общем режиме налогообложения, после реорганизации количество юридических лиц увеличилось, и вновь возникшие юрлица применяют «вмененку» или УСН.

2. Лимиты, позволяющие исходной компании работать на спецрежиме, были на грани превышения. Данное обстоятельство вызовет подозрения, если сразу после реорганизации новое юрлицо заключило крупную сделку или приобрело дорогостоящее основное средство, из-за чего исходная организация должна была бы перейти на общую систему налогообложения.

Не считается схемой ухода от налогов реорганизация, при которой при объединении всех новых компаний сохраняются критерии для применения спецрежима.

Если компания сможет доказать, что реорганизация привела к повышению эффективности работы или сокращению затрат, это будет аргументом в ее пользу.

Мы рекомендуем нашим клиентам готовиться к реорганизации бизнеса заранее, хотя бы за квартал. Если это сделать невозможно, нужно исключить другие опасные признаки искусственного дробления. Например, регистрировать новые компании по разным адресам, учредители и руководители в таких компаниях не должны совпадать. Новые компании должны быть обеспечены собственным имуществом (помещением, оборудованием, автомобилями и др.) и кадрами.

3. Дублирование видов деятельности у вновь созданных компаний, единая производственная база, отсутствие собственных производственных мощностей, складов, оборудования, транспорта у компаний; новые юрлица используют имущество реорганизованной компании, например, по договору аренды, субаренды или безвозмездно.

Выводить в отдельные юрлица следует только те направления и функции, которые действительно можно обособить, т.е. которые не являются частью неразрывного процесса. Например, производственно-торговую компанию можно реорганизовать и выделить из нее 2 отдельных юрлица, которые будут заниматься производством и торговлей соответственно. Каждая компания должна заниматься своим видом деятельности. Наличие собственного имущества у компаний будет являться аргументом в пользу компании. Инспекторам следует предоставить документы о своевременных оплатах арендных платежей. Отношения с контрагентами на льготных основаниях нужно переоформить.

Если новые организации работают в одной сфере, объясните инспектору, что два юрлица занимаются оптовой торговлей, но реализуют разные виды товаров или продают их покупателям из разных регионов, или же покупателям, применяющим разные системы налогообложения. Например, покупателю, который находится на общем режиме, выгодно покупать товары или услуги у компании, находящейся на ОСН, тогда он может принять НДС к вычету. А «упрощенщики» или «вмененщики», а также физические лица будут покупать товары и услуги без НДС, т.к. они для них дешевле.

4. Сотрудники оформлены в одной компании, а фактически работают в нескольких, т.е. используются одни и те же сотрудники в разных компаниях. У работников не изменились должности, зарплата, адрес места работы, непосредственные руководители. Например, бухгалтерия обслуживает несколько юрлиц. В совокупности с другими признаками этот факт может сыграть не в пользу компании.

Избегайте создания общих структурных подразделений. В данном случае либо необходимо иметь в каждой компании бухгалтера, юриста, специалиста по кадровым вопросам, либо организовать отдельную независимую сервисную компанию. Если обслуживанием всех компаний занимается сервисная компания, следует тщательно проработать договоры обслуживания и своевременно оплачивать услуги, о чем регулярно составлять акты оказанных услуг. Еще один вариант, снижающий риски – передать сервисные функции на аутсорсинг.

5. У вновь созданных компаний и у реорганизованной одни и те же учредители и директора. Любое физлицо может быть руководителем неограниченного количества организаций, эта норма предусмотрена гражданским законодательством. Закон не ограничивает количество юридических лиц с одинаковым составом участников. Учредители вправе создавать столько организаций, сколько считают нужным. Суды считают, что эти признаки сами по себе не доказывают уклонения от уплаты налогов, если нет дополнительных доказательств. Чтобы доначислить налоги, налоговая будет пытаться доказать, что именно действия одинаковых учредителей или их взаимозависимость привели к уклонению от уплаты налогов.

6. Согласованность действий и подконтрольность компаний одной компании. Признаком такой подконтрольности является факт перечисления всей прибыли в реорганизованную компанию. Исходная компания несет расходы за подконтрольных контрагентов. Компании работают только с компаниями внутри группы. Налоговикам достаточно определить, насколько жизнеспособна каждая такая новая компания без взаимодействия с остальными, чтобы сделать доначисления.

7. Присоединение к убыточной компании с целью уменьшения прибыли. Сейчас такие схемы тщательно проверяются налоговыми органами. Если компания долгое время несет убытки, нужно быть готовым ответить, почему за определенный период времени компания так и не смогла развить свою деятельность и до сих пор не вышла на прибыль, какие попытки для этого предпринимались.

Читайте также:  Как открыть свой сток

Нужно отметить, чем больше опасных признаков, тем выше риск доначислений. При оспаривании доначислений в судах, последние делают вывод о наличии налоговой схемы, исходя из совокупности обстоятельств. В зависимости от вида и специфики деятельности набор опасных признаков варьируется.

Приведем некоторые доводы, которые могут помочь компании доказать то, что реорганизация была проведена обоснованно:

  • решение участников организации содержит информацию о деловых целях, которые преследует реорганизация компании, а экономические расчеты показывают, что компания добилась поставленных целей.
  • существует экономически-обоснованный бизнес-план реорганизации, демонстрирующий улучшение бизнес-процессов. В результате реорганизации эффективность работы компании повысилась, внутренний контроль усилился. Например, произошла оптимизация производства, снизились издержки, увеличилась скорость принятия решений руководителем и пр.
  • доходы компании выросли, об этом говорит анализ данных по выручке до реорганизации и после нее. Компания не боится превысить лимиты по выручке и применять общий режим налогообложения.
  • в результате реорганизации создано 2 компании, одна для работы с компаниями на общем режиме, другая – с «упрощенщиками» и «вмененщиками»
  • существующие юрлица действуют самостоятельно.
  • затраты сократились, было предотвращено банкротство организации или сокращены бизнес-риски. Благодаря реорганизации компании и оптимизации бизнес-процессов владельцы сохранили бизнес и рабочие места для коллектива. Компания преследовала цель оздоровления, а не минимизации налогов.
  • группа компаний запустила новые виды деятельности или избавилась от убыточных.
  • была организована или расширена сеть сбыта, были открыты новые магазины, компания создала новый бренд.

Риски при ликвидации фирмы

В чем заключается ошибка предпринимателя и каковы последствия такой ошибки

До сих пор при ликвидации фирмы по совету псевдо – юристов (далее – «альтернативщики»), целью которых является получение прибыли любой ценой (даже ценой безопасности своего клиента), бизнесмен использует незаконные и крайне опасные способы, не понимая рисков, т.к. негативные последствия замалчиваются. Речь идет о так называемых альтернативных ликвидациях. Итак, в чем заключаются риски?

Борьба ФНС с незаконными видами ликвидации и применяемые методы

Начиная с 2007 г., Налоговая Служба стала применять новые методы борьбы с незаконным уходом от ответственности по обязательствам юридического лица. К ним относятся: автоматический обмен информацией между регионами по любым изменениям в компаниях, введение списка массовых директоров, учредителей и юридических адресов, внедрение базы задолженности, прочее. Для этих целей существует информационная база с полной выкладкой по всем субъектам федерации. Еще недавно налоговики разных регионов слабо взаимодействовали между собой, однако с 2011 г. ситуация поменялась в корне.

Опасность уголовной ответственности

С 2012 г. введена уголовная ответственность за использование паспортов так называемых «номиналов». Как правило, это неблагополучные люди без постоянной работы и места жительства, которым платятся сущие «гроши». Вычислить их легко – на них числятся множество организаций. Трудно ли правоохранительным органам понять, что и в случае ликвидации речь идет о схеме? Сценарий прост – силовики получают заявление от него, что он в бизнесе не участвовал, его подписи на документах подделаны, а паспорт использован мошенниками. Кто выступит в роли мошенника? А выступит им оплативший услугу предприниматель. Также велик риск возбуждения уголовного дела по уклонению от уплаты налогов.

Опасность доначисления налогов

После проведения альтернативной ликвидации клиент уверен, что проблема решена. Она не решена, все только начинается. После произведения альтернативных смен ФНС обязана проверить законность сделки. В ее базе зажигается так называемый красный флажок, т.к. были использованы массовые номиналы и адрес. После это может произойти выездная проверка, результат которой предсказуем. Если повезло, налоговики ограничатся уведомлением о необходимости сверки налогов. После неполучения ответа налоги исчисляются расчетным методом в произвольной форме и предприниматель получает сюрприз – налоги на «пустом месте» с вызовом в суд. Как в суде объяснить, что компания продана «бомжу»?

Что за юристы занимаются альтернативными ликвидациями

Сами альтернативщики (хозяева номиналов) тоже зарабатывают весьма посредственно. Как правило, они часто меняют место работы или вообще функционируют на дому. Кажется, весьма интересно понять, почему же «альтернативки» стоят так недорого. Что же происходит? Ясно, что они пытаются уменьшить свои расходы любыми способами, а именно: «вешают» на бедолагу — номинала тысячи компаний, регистрируют сотни фирм по одному адресу. А теперь нужно задуматься – может ли вдумчивый и знающий бизнесмен доверить свою судьбу в их руки? Чтобы понять это, мы рекомендуем ознакомиться с судебной практикой.

Почему альтернативные ликвидации несут колоссальные риски

Такие мероприятия не являются ликвидацией в юридическом смысле, этот термин придуман для привлечения клиентуры, методы используются весьма грязные в юридическом смысле. Основная проблема в том, что после присоединения, смены директора или юридического адреса налоговики начинают интересоваться судьбой компании и особенно ее налогами, а бизнесмен (выступая директором и учредителем) отвечает за ее обязательства. При реорганизации в регион или смене директора ФНС автоматически узнает об этом, и посылает запрос по месту нахождения. При отсутствии ответа начисляются налоги по расчетно-кассовому методу, и возникает недоимка, о которой предприниматель и не догадывается.

Почему клиент теряет контроль над ситуацией полностью и становится ее заложником

Ирония судьбы в том, что он теряет контроль над компанией, которая «тянет его ко дну», т.к. после проведения «альтернативки» юридически он не участвует в ней никак, ее контролирует неведомый номинал Вася Пупкмн, скажем, из Урюпинска. Далее ситуация тянется очень долго, бизнесмен теряет год жизни, причем проводит его в стрессе, «бегая по судам» и «оббивая пороги» более серьезных структур. К сожалению, многие из наших клиентов пострадали в этих ситуациях, вот их наиболее распространенная цитата: «Руки и не только нужно оторвать юристам, предложившим мне присоединение к «помойке» и смену на «бомжа». Нельзя забывать, что с 2008 года ФНС «обожает» привлекать «альтернативки» к субсидиарной ответственности и доначислению налогов.

Официальная процедура ликвидации – единственный безопасный способ

При такой процедуре клиент всегда контролирует ситуацию, а при завершении проекта его организация вычеркивается из реестра юридических лиц, а его обязательства как директора и учредителя прекращаются, в том числе по долгам предприятия. Более подробно с этой услугой можно ознакомиться тут: добровольная ликвидация фирмы

Читайте также:  Бизнес на дому: изготовление календарей

ФНС готова по-новому искать схемы ухода от налогов

Федеральная налоговая служба (ФНС) завершила реформу контроля за крупнейшими налогоплательщиками – инспекции, специализирующиеся на конкретных отраслях, будут администрировать вдвое больше компаний. Цель реформы – найти риски, характерные для отраслей и компаний со схожими бизнес-моделями, говорит представитель ФНС.

Реформа длилась более года – с конца 2017 г. До сих пор такие инспекции существовали только на федеральном уровне и контролировали 2000 налогоплательщиков с доходами от 20 млрд руб. в восьми отраслях: международные и транснациональные компании, нефтегазовый сектор, агропромышленный комплекс и розничные сети, производство и строительство, добыча и переработка сырья, энергетика и коммуникации, цифровая экономика, финансовый рынок. Теперь их зона контроля сужается – сумма дохода увеличена до 35 млрд руб. Но им подчиняются 12 новых межрайонных инспекций в разных городах (Кемерово, Екатеринбург, Новосибирск и др.). Они следят за теми же отраслями, но оказавшийся под их надзором бизнес поменьше – около 2000 компаний с доходом от 10 млрд руб. За последние годы увеличилась цифровизация экономики, изменился контроль за международными компаниями, структура экономики, начался обмен налоговой информацией, объясняет представитель ФНС.

Большинство опрошенных «Ведомостями» налоговых юристов и консультантов считают, что такие инспекции лучше понимают бизнес и будут более жестко взыскивать налоги. «Если какие-то компании до сих пор полагают, что их схемы не будут раскрыты, – это наивность», – предупреждает партнер PwC Раиса Алексахина. Но станет меньше неопределенности и необоснованных претензий, надеется партнер EY Алексей Нестеренко. «Реформа позволила создать центры компетенции для выработки единых правовых позиций и правоприменительной практики исходя из отраслевых принципов», – говорит замруководителя ФНС Сергей Аракелов. Это приведет к снижению административной нагрузки на компании и повышению их налоговой прозрачности, уверен он.

Бизнес часто жалуется, что налоговики по-разному трактуют одни и те же сделки или нормы права. Например, было много споров о применении льготы по энергоэффективности для коммерческой недвижимости, о том, что относится к движимому имуществу, являются ли крупные узлы техники (например, двигатели) самостоятельными объектами для амортизации. Подходы будут унифицированы, рассчитывает Нестеренко.

Благодаря реформе можно решать спорные вопросы до налоговой проверки, рассказывает финансовый директор «О’кей» Константин Арабидис (компания относится к специализированной «торговой» инспекции): «Не приходится каждый раз объяснять смысл стандартных для ритейла операций».

Режим самоочищения

ФНС выбирает отрасли, где видит массовые схемы ухода от налогов и проводит показательные проверки, называя это «системой управления поведением». Так налоговики действовали с фармацевтическим, ювелирным, алкогольным, клининговым секторами, с дистрибуторами IT, бытовой техники и электроники. После таких «чисток» компании некоторых отраслей стали подписывать хартии, обещая отказаться от недобросовестного поведения. Например, в 2017 г. аграрные компании обязались отказаться от контрактов с компаниями, похожими на «проблемные» и «транзитные». В противном случае ФНС начинает проверки. Так ФНС и сделала в феврале, проведя обыски вместе с ФСБ в крупных агрохолдингах.

Пока инспектора не разберутся в специ-фике бизнеса, они неизбежно относятся с подозрением ко всем сделкам, рассказывает заместитель гендиректора по правовым вопросам «Юкола-нефть» Федор Хорошев (также попала в отраслевую инспекцию). Представитель ФНС надеется, что изменения стимулируют компании переходить на налоговый мониторинг, т. е. согласовывать заранее сделки в обмен на предоставление онлайн-доступа к бухгалтерии.

Но любое изменение – встряска для компаний, предупреждает партнер Taxology Алексей Артюх, и бизнесу есть о чем беспокоиться. Очевидно, что реформа усилит контроль за крупнейшими налогоплательщиками, ожидания у бизнеса очень тревожные, сетует член -экспертного совета Торгово-промышленной палаты Максим Хвалибов: «У любой, даже самой добросовестной компании можно найти нарушения: можно воспринимать как схему любую законную сделку, уменьшающую налоги. Есть риски, что выводы по отдельной операции отдельной компании могут распространяться на всю отрасль». Инспекции, обнаруживая системные риски в отрасли, могут прийти с проверками к разным ее участникам, подтверждает представитель ФНС. Такой же подход в будущем нужно распространить и на все остальные компании, добавляет он.

Ровно так и произошло, например, в табачной отрасли: в марте 2018 г. налоговики обнаружили схему занижения НДС и акцизов с помощью фиктивных сделок. Погарская сигаретно-сигарная фабрика в декабре заключала сделки с аффилированными компаниями на крупные партии, чтобы начислить акциз до его повышения с нового года. Налоговики утверждали, что компания недоплатила налогов на 800 млн руб. Похожие схемы характерны для всей табачной отрасли – проверки по другим компаниям приведут к доначислению десятков миллиардов рублей, уверен представитель ФНС. Фабрика пыталась судиться с налоговиками, но проиграла суд, ее представитель не ответил на запрос «Ведомостей».

Еще одна проблема – удаленность компаний от инспекций, говорит Артюх: некоторые московские клиенты «поехали» в Санкт-Петербург, самарские – в Новосибирск, красноярские – в Москву. «Разница во времени между Воркутой, где наша компания, и Кемеровом, где наша инспекция, четыре часа – как нам работать?» – сетует менеджер компании, попавшей в новую инспекцию.

У реформы могут быть и политические последствия. Крупные компании уже не будут контролироваться налоговиками из региона, где они работают, указывает партнер ФБК Галина Акчурина. Сейчас крупные налогоплательщики из небольших городов тесно связаны с контролирующими органами, поскольку от их платежей зависит местный бюджет. «Их переезд снижает риски того, что налоговые споры будут решаться по-домашнему», – объясняет она. Но есть и минус: местные инспекции лучше знают жизнь предприятия, рассуждает Акчурина. Централизация – одна из задач реформы, подтверждает федеральный чиновник.

Пока бизнесу не хватает информации о том, как будет выстраиваться взаимодействие, проводиться проверки, перечисляет руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов. Главное – чтобы система была более или менее постоянной и не менялась каждые несколько лет, заключает Акчурина.

Ссылка на основную публикацию