Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Лекарство от бедности

17 Лекарств от бедности

Для начала поймите, что наша система поощрения устроена таким образом, что противоречит долгосрочной выгоде.

Для того чтоб получить долгосрочную выгоду, в том числе финансовую, нужно уметь управлять своими эмоциями.

Эмоции – животное поведение, которое работает на краткосрочную перспективу, требует получить ресурсы здесь и сейчас. К сожалению это часто мешает здраво мыслить и действовать на перспективу.

При серьезном подходе, эта информация поможет исправить ситуацию и научится более правильному отношению к деньгам.

ОТСУТСТВИЕ ТЕРПЕНИЯ = СОЗДАНИЕ ДОЛГА

Тут и сейчас ваши эмоции сильнее, чем там и потом. Поэтому мы совершаем экономически вредные поступки (приобретаем то, что не заслужили, берем в долг, живем не по средствам, прогуливаем первую прибыль вместо нужного реинвеста и т.п.).

Самые успешные финансово (и не только) те люди, которые могут терпеть ограничения сейчас ради большего приза потом. Ситуация, когда вы берете что-либо в долг, является противоположной. (вы получаете сейчас мало, за которое придется в будущем работать много).

ЛЕКАРСТВО №1

Рефокус. Бороться со своими желаниями – бесполезно. Вместо этого сместите фокус. К примеру, если вы хотите взять новенький айфон в кредит, сместите фокус и побалуйте себя чашкой хорошего кофе с вкуснейшим круассаном или выпейте хорошего пива. Ну либо купите себе так вещь дешевле, чем телефон.(новую рубашку или платье)

Либо вообще сместите фокус в сторону не материального (приятное увлечение или вечеринка с друзьями).

ЛЕКАРСТВО №2

Заморозка действия. Эмоция сильна только тут и сейчас потому что оперирует инстинктивными желаниями(ваши чувства – это и есть инстинкты).

Не нужно бороться с эмоциями тут. Для этого ИЗБЕГАЙТЕ ситуаций провоцирующих подобные эмоции (если у вас нет денег, то не ходите по дорогим магазинам, автосалонам или ресторанам).

Если же вы уже «попали на крючок», то скажите себе что купите эту вещь…но чуть позднее. Не спорьте. Просто заведите себе привычку «ЗАМОРОЗКИ НА ДЕЙСТВИЕ» т.е. что бы вам не понравилось, требует три дня для обдумывания и только затем покупки. За это время ваши эмоции остынут, и вы примите более выгодное и рациональное решение. Обман эмоций позволяет им остыть, что дает вам возможность разумно оценить ситуацию.

ЛЕКАРСТВО №3

Планирование и учет на бумаге своих трат и бюджета. Если это входит в привычку, то человек более грамотно начинает управлять деньгами.

ОТСУТСТВИЯ ПЛАНИРОВАНИЯ ДОХОДНОСТИ

Большинство людей живут по биологической программе (работа, дом, еда, сон, работа и т.д.). У них отсутствует осознанность и планирование своего будущего. Люди просто плывут по течению. Нужно понимать, что создание капитала – это не случайный процесс, поэтому он требует планирования и четкого набора действий. Не факт, что вы добьетесь успеха в этом направлении.

Однако, если вы не будите пытаться, то вы гарантированно его не добьетесь. Что, собственно говоря, и происходит с большинством людей.

ЛЕКАРСТВО №4

Распишите на бумаге, какой реальный доход вы сможете сгенерировать за предстоящий год. Если он вас не устраивает, то напишите возможные варианты увеличения вашей доходности.(брать подработки, начинать развивать свое дело) Начните действовать в этом направлении.

ЛЕКАРСТВО №5

Пишите РЕАЛЬНЫЕ и ДОСТИЖИМЫЕ микро цели, которые постепенно превращаются в макро цели. Не нужно ставить себе цель заработать миллион долларов с месячным доходом 25 тыс. рублей. Вместо этого поставьте себе цель заработать +10% в месяц от того дохода который уже есть.

ЛЕКАРСТВО №6

Тестируйте различные способы увеличения вашей доходности. Не бойтесь делать ПОПЫТКИ (можно попробовать фриланс, можно найти подработку, а можно взять идею на нашем канале и воплотить ее в жизнь!). Нужно пробовать.

ЛЕКАРСТВО №7

Обязательно занимайтесь ИНВЕСТИРОВАНИЕМ на всех уровнях. Это касается не только материальных вложений в те или иные проекты. Это может быть так же и образование (включая самообразование), отношения, построение крепких социальных связей и т.д.

ЛЕКАРСТВО №8

Награждайте себя за достижение микро-целей (покупка, поездка, развлечения и т.п.). Это поможет поддерживать мотивацию к дальнейшим активным действиям.

ОТСУТСТВИЕ ФИНАНСОВОЙ ПОДУШКИ БЕЗОПАСНОСТИ

Эта проблема тесно связана с предыдущей. Люди тратят абсолютно все что у них есть и даже влезают в долг. То ли они такие смелые, то ли они такие глупые. Совсем не думают о том, как будут в случае форс-мажора. По-видимому залазить в еще более глубокий долг…

ЛЕКАРСТВО №9

От 5% до 10% своего ежемесячного дохода нужно откладывать в «подушку безопасности» пока она не вырастет до такого размера который позволит вам не работать 6-12 месяцев. Это на экстренный случай, чтоб вы спокойно могли найти альтернативный способ заработка.

ЛЕКАРСТВО №10

Посмотрите на бомжей которые по утрам собирают еду из мусорных баков. Они не рождались на улице. Они там оказались потому что в какой-то момент у них не стало денег для того чтоб перекрыть критическую нехватку денег.

ОТСУТСТВИЕ ПРАВИЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ ВОКРУГ

Люди – животные социальные. Наше окружение влияет на нас сильнее, чем мы себе можем представить. В зависимости о того, кто вас окружает, вы будете себя вести как успешный человек, либо как неудачник.

ЛЕКАРСТВО №11

Приближайте к себе тех людей, которые позитивные и которые стремятся чего-то достигнуть в этой жизни. Например, можно ходить на встречи предпринимателей, конференции и выставки по тем или иным темам.

ЛЕКАРСТВО №12

Ограждайтесь от негативных людей, либо тех, кто не к чему не стремиться в этой жизни. Это заразно в большинстве случаев. Со временем, с ростом вас как успешной личности, такие люди плавно отсеются сами.

Да и вам самим будет с ними просто не интересно.

ЛЕКАРСТВО №13

Если вы самый крутой и умный в комнате, то это значит что вы не в своей комнате. Всегда ищите людей, у которых вы можете чему-либо научиться. Чтобы эти люди были в чем-то лучше, чем вы.

ЛЕКАРСТВО №14

Не надо понтов. Деньги любят тишину не только потому что это вопрос вашей безопасности. Но, прежде всего потому, что это привлекает внимание «не правильных» людей (они начинают ныть, поливать вас дерьмом, включается «крабий менталитет». О том, что такое «крабий менталитет» мы писали в этой статье.

ОТСУТСТВИЕ УВЕРЕННОСТИ В СЕБЕ

Это самая сложная преграда на пути к деньгам. Большинство людей просто не готовы психологически быть богатыми. Они боятся больших денег и бессознательно избегают их, ассоциируют большие деньги с очень высоким статусом и ответственностью до которых они еще не доросли. Ну и с проблемами конечно же.

ЛЕКАРСТВО №15

Уверенность появляется там, где есть привычка. То, что становится для вас «зоной комфорта» вы будите делать уверенно. Поэтому делайте правильные вещи, зарабатывайте, инвестируйте, наращивайте….и постепенно вы привыкните к этому. Ваша уверенность в своих сила и в себе выйдет на другой уровень. В дальнейшем на канале будет статья про зону комфорта. Если кратко, то основная суть такая, что самое интересное в вашей жизни начинается за «зоной комфорта», которую нужно прорывать, как бы вы себя не чувствовали в этот момент.

ЛЕКАРСТВО №16

Не критикуйте других людей. Ищите в них достоинства. Это НЛП: правильные действия формируют правильные мысли. Критика и хейт – это слабость. Позитивное восприятие – это сила. Делайте позитивные и правильные вещи. Это сделает вас сильнее и увереннее в себе.

ЛЕКАРСТВО №17

Поднимайте постепенно свой уровень нормы (привыкайте к дорогому отдыху, уровню жизни и т.д.). Помимо уверенности в себе, такие вещи будут вам давать дополнительную мотивацию к достижениям.

Можно ли вылечить бедность? Лекарство уже ищут. Комментарий Семена Новопрудского

Лента новостей

Все новости »

Премию по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля, неофициально называемую Нобелевской премией по экономике, получили трое ученых за их экспериментальный подход к искоренению нищеты в мире

Семен Новопрудский. Фото: Татьяна Фролова. —>

Семнадцатое октября — Международный день борьбы за ликвидацию нищеты. Это главная и самая массовая проблема человечества. Будто специально подгадав к этому дню (язык не поворачивается назвать его праздником), Шведская королевская академия наук присудила премию по экономике памяти Альфреда Нобеля, учрежденную Банком Швеции, трем экономистам, которые превратили экономическую науку в… медицину. Они пытаются лечить нищету примерно так же, как хронические болезни.

Нобелевская премия по экономике, кажется, становится самой разумной, честной и доступной пониманию нормальных людей наградой в научном мире. В 2019 году «Нобеля» по экономике разделили Майкл Кремер и супружеская пара Эстер Дюфло (всего лишь вторая женщина в истории, получившая эту премию) и Абиджит Банерджи.

Читайте также:  Как открыть торговлю одеждой секонд-хенд?

Награду трое работающих в США ученых получили за «новый подход к поиску рецептов борьбы с бедностью». Этот подход очень просто объяснить: они изучают, как выглядит бедность на местах, в ходе полевых исследований, и, главное, какой эффект на борьбу с ней оказывают конкретные деньги, выделяемые на конкретные цели. То есть фактически проводят клинические испытания «лекарств от бедности».

Увы, пространство для полевых экспериментов по изучению бедности огромно: это практически весь мир. Согласно последнему пока по времени двухгодичному докладу Всемирного банка о состоянии бедности в мире за 2015-2016 годы, 3,4 млрд жителей планеты — больше 45% — живут меньше чем на 5,5 доллара в день. Больше 25% человечества (1,9 млрд) — меньше чем на 3,2 доллара в день. Наконец, примерно 10% населения Земли — более 700 млн человек — по градации Всемирного банка являются нищими: их ежедневный доход — меньше 1,9 доллара на человека.

Причем в последние годы темпы уменьшения количества бедных в мире замедляются. Одна из главных причин — рост числа бедных в экономически благополучных странах. Там год от года становится больше не только миллиардеров и миллионеров, но и бедняков.

В России бедность, несмотря на то что борьба с ней была публично объявлена государством главной задачей еще в начале 2000-х и даже ставилась цель уменьшить к 2010 году число живущих ниже прожиточного минимума вдвое, в последние годы растет. По данным Росстата, в первом квартале 2019 года россиян с доходами ниже прожиточного минимума было 20,9 млн, или 14,3% от всего населения.

Причем сами граждане считают себя гораздо более бедными, чем полагает российская власть. Согласно опубликованному в конце сентября исследованию «Левада-центра», посвященному субъективному восприятию людьми бедности, семья живет в нищете, если месячный доход на одного члена семьи ниже 12,5 тысячи рублей. При этом официальный прожиточный минимум в России — 11 069 рублей на трудоспособного человека. А у пенсионеров и детей он еще ниже. Разница в понимании порога бедности гражданами и государством — больше 10%.

Нормальным доходом для семьи россияне назвали 38,1 тысячи рублей в месяц на человека. Но когда социологи попросили респондентов назвать среднедушевой доход их собственных семей за прошедший месяц, он оказался почти в 2,5 раза меньше этого «нормального» — 16,8 тысячи рублей. Причем оказалось, что «нормальный» доход только у 7% семей опрошенных. То есть 93% россиян считают, что живут бедно или очень бедно.

Свежеиспеченные нобелевские лауреаты в кенийских и индийских деревнях изучали, какую отдачу дают вложенные в борьбу с бедностью деньги. Они измеряли эффективность отдачи на 1 доллар вложений, разбив общую и во многом абстрактную проблему нищеты на множество конкретных маленьких проблем, и выяснили нетривиальные вещи.

Например, оказалось, что затраты на непосредственное образование беднейших слоев населения (стипендии, школьные обеды, дополнительные педагоги в труднодоступных районах) в 15 раз менее эффективны, чем если эти деньги тратятся на… пиар необходимости получать образование. Еще более неожиданным оказалось то, что вложение средств в «образование» для бедноты становится в десять раз более эффективным, если тратить деньги… на борьбу с паразитами (гельминтами). Потому что эти паразиты в организмах детей в бедных районах Индии и Кении сдерживают умственное и физическое развитие и мешают хорошо учиться.

Конечно, причины для бедности в разных странах и разных регионах одной и той же страны, особенно такой большой и разнообразной, как Россия, не одинаковые. Едва ли можно найти универсальные рецепты борьбы с бедностью, которые гарантированно помогут всем и везде. Но кроме вроде бы давно хорошо понятных макроэкономических рецептов — увеличения экономического роста, создания рабочих мест, повышения качества образования — есть еще частные «микроэкономические».

Оказалось, что современная экономическая наука действительно становится похожа на медицину. Человечество уже понимает, что самая эффективная медицина — точечная, индивидуальная, учитывающая личные особенности организма каждого человека. И от нищеты можно лечить, исходя из похожих принципов, с учетом множества мелких факторов, делающих нищими жителей конкретных регионов конкретных государств.

Умирающие от голода дети и старики — главный позор человечества. В конце концов, все наши технологические, экономические, научные и культурные достижения имеют смысл, только если все мы коллективными и личными усилиями способны прокормить и обеспечить достойный уровень жизни каждому рожденному на Земле человеку.

Нобелевскую премию по экономике присудили за «лекарство от бедности»

Премию по экономике Банка Швеции, неофициально называемую Нобелевской премией по экономике, разделили американец Майкл Кремер, американо-индийский ученый Абхиджит Банерджи и француженка Эстер Дюфло. Их работы были в авангарде поиска научно доказанных мер борьбы с бедностью.

Это случай, когда Нобелевскую премию присудили не столько за научные разработки, сколько за внедрение их в практику, прокомментировала РБК директор Института социальной политики НИУ ВШЭ Лилия Овчарова.

Кремер представляет Гарвардский университет, а Банерджи и Дюфло совмещают работу в Массачусетском технологическом институте (MIT) и Лаборатории борьбы с бедностью им. Абдул-Латифа Джамиля (Poverty Action Lab). Эта организация с сетью контактов по всему миру объединяет ученых, бизнесменов-филантропов, благотворителей и волонтеров.

Дюфло и Банерджи стали первой в истории супружеской парой, совместно получившей Нобелевскую премию по экономике. Дюфло — еще и самый молодой лауреат (ей 46 лет), а также вторая женщина, удостоенная Нобелевской премии по экономике (первой в 2009 году стала Элинор Остром).

Размер премии — 9 млн шведских крон ($915 тыс.), которые участники разделят поровну.

В мире функционирует целая индустрия по борьбе с бедностью — программы ООН, Всемирного банка, Международного валютного фонда и многочисленных благотворительных фондов. Но огромные финансовые вливания в бедные страны пока не смогли искоренить бедность. Часто они не помогают, а, наоборот, провоцируют коррупцию и зависимость. «Деньги для бедных стран попадают в руки элит, какая-то часть оседает в институтах развития и не доходит до конкретных семей», — отмечает Овчарова.

Борьба с бедностью — это еще и отказ тратить деньги на неэффективные меры. Если отличить действенные лекарства от недейственных помогают клинические испытания, то определить, какие меры социальной политики принесут реальную пользу, а какие нет, сложнее. «Если мы не знаем, делаем ли мы что-то хорошее, мы ничуть не лучше средневековых докторов и их пиявок», — уверена Дюфло.

В середине 1990-х Кремер, Банерджи и Дюфло первыми начали тестировать социальные инновации на практике, чтобы предложить научно доказанные решения. «Они научились не только диагностировать причины бедности, но и выстраивать их в пирамиду — в какой последовательности их правильнее преодолевать для конкретной семьи, населенного пункта, региона или страны», — объяснила Овчарова.

Спустя почти 25 лет экспериментальный метод доминирует в экономике развития, а правительства и организации закрыли многие программы, которые оказались неэффективными.

Как устроены эксперименты

Не раз попытки помочь людям в бедных странах проваливались из-за непредвиденных причин. «В одной из стран раздача противозачаточных средств не дала результата, потому что благотворители забыли сказать, что их нужно пить женщинам, а не мужчинам. Или на примере борьбы с лихорадкой Эбола мы знаем, что люди убивали врачей, которые пытались сделать им прививку, потому что им не хватало образования понять необходимость вакцинации», — напоминает Овчарова.

Чтобы достоверно измерить пользу тех или иных мер, будущие лауреаты проводили полевые исследования, рассказал РБК старший преподаватель экономического факультета МГУ Даниил Шестаков. Случайным образом разным людям в развивающихся странах предлагались «лекарства от бедности» — москитные сетки против малярии или контрацептивы. Спустя несколько лет исследователи смотрели на результат: насколько снизилась заболеваемость малярией или нежелательные беременности. Такой подход они применяли ко всему, чтобы понять, какие «лекарства» снижают бедность лучше всего, рассказал Шестаков.

Например, когда Банерджи и Дюфло начали работать в округе Удайпур (индийский штат Раджастан), там были привиты всего 1% детей, хотя вакцинация была бесплатной. Оказалось, что медпункты находились далеко от деревень, а медиков часто не было на работе. После запуска мобильных клиник уровень вакцинации вырос до 18% и до 39% в деревнях, где семьи получали мешок чечевицы в качестве бонуса.

Читайте также:  Как открыть свой бар

Или, например, в середине 1990-х Майкл Кремер и его коллеги провели эксперимент по повышению успеваемости в школах Западной Кении. Одни школы получили больше учебников, другие — бесплатное питание, третьи — помощь слабым ученикам. Питание и книги практически не дали эффекта, учебники повысили знания только лучших учеников. Наилучший результат в краткосрочной и среднесрочной перспективе показали программы репетиторства. Аналогичный результат дали эксперименты в Индии. В итоге программы дополнительной подготовки охватили более 5 млн детей в 100 тыс. индийских школ.

После исследований в Кении и Индии последовало множество новых в других областях — здравоохранении, доступе к кредитам и внедрении новых технологий.

Применяется ли такой подход в России

Методы Кремера, Банерджи и Дюфло рассчитаны на очень бедные страны и дают всходы только на почве с большим дефицитом развития, замечает Овчарова. Но России есть чему поучиться. «В нашей стране привыкли работать не на уровне конкретных домашних хозяйств, а «крупными мазками» — помогать всем семьям с детьми, всем пожилым и т.д., а адресные меры поддержки пока даются тяжело», — отмечает Овчарова.

За чертой бедности в 2000 году находились 42 млн россиян, или 29% (уровень бедности измеряется как доля населения с доходами ниже прожиточного минимума). По последним данным на второй квартал 2019 года, доля бедных россиян составила 12,7%, или 18,6 млн человек.

В два раза снизить уровень бедности — одна из целей майского указа президента. Но в России до сих пор нет национальной стратегии сокращения бедности, отмечает Овчарова. «Можно точно сказать, что предусмотренных мер точно недостаточно, чтобы сократить бедность в два раза», — отмечает она. Об этом заявляла вице-премьер по социальным вопросам Татьяна Голикова.

Аналогом такого подхода в России могут стать социальные контракты, считает Овчарова. Эта мера поддержки действует с 2013 года — контракты заключаются с малоимущими семьями, которые активно стремятся преодолеть бедность. Они получают более весомую материальную поддержку в обмен на обязательства устроиться на работу, пройти обучение или получить новую профессию, улучшить подсобное хозяйство, начать собственное дело. За 2018 год, по данным Минтруда, заключено более 100 тыс. соцконтрактов с охватом около 300 тыс. человек.

Таблетка от бедности. За что дали Нобеля по экономике — в 100 и 500 словах

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Мир тратит миллиарды на борьбу с бедностью. Собирает деньги на туалеты в Индии, водопроводы в Африке, школы в Латинской Америке. А что если все это зря? Как убедиться, какое лекарство от бедности работает, а какое — плацебо или даже яд?

    Поскольку речь о деньгах — это вопрос к экономистам. Именно за упорный поиск ответа на этот вопрос трое из них получили в понедельник почти миллион долларов и Нобелевскую премию по экономике.

    Приз, который формально не является Нобелевской премией, но вручается на той же церемонии и тем же комитетом, разделят поровну ученые из ведущих университетов США: Майкл Кремер из Гарварда и его последователи и коллеги, супруги Эстер Дюфло и Абхиджит Банерджи из Массачусетского технологического института.

    «Они разработали новый подход к поиску рецептов борьбы с бедностью. Они разбили большую проблему на много маленьких вопросов и доказали, что лучший способ найти ответы на них — это полевые эксперименты», — обосновала свое решение Шведская академия наук.

    Русская служба Би-би-си объясняет, что дали миру лауреаты: кратко (в 100 словах на полминуты чтения) и подробнее (на 500 слов и пару минут).

    Каждый десятый житель планеты прозябает в нищете. Бедность подрывает здоровье, работоспособность и научный потенциал наций, обременяет казну, дестабилизирует политику. Мешает государствам богатеть, жить мирно и счастливо.

    Проблема известна. Желающих помочь — довольно. Нет только научного ответа на вопрос: как эффективнее потратить пожертвования миллиардеров-филантропов и сердобольных граждан, кредиты Всемирного банка и международную помощь развитых стран?

    Раньше решения принимали сами филантропы, политики богатых стран-доноров или правители бедных стран, получающих помощь. В лучшем случае они действовали вслепую, в худшем — исходя из политической целесообразности.

    Кремер решил проверить эффективность трат экспериментальным путем. Он поехал в Кению и выяснил, что дает лучшую отдачу на $1 помощи. Дюфло и Банерджи развили его начинания.

    Молодая экономическая наука решила пойти по пути старшей сестры — медицины, в которой при клинических исследованиях эффективности препаратов давно используются аналогичные эксперименты.

    «Экономическая наука в 21 веке должна повторить путь, пройденный медициной в 20-м. Это трудный путь проб и ошибок, дискуссий и экспериментов», — говорила Дюфло.

    «Медицинская наука пока не дала миру таблетку от всех болезней, но современные врачи спасают миллионы жизней каждый год. Мы, экономисты, должны достичь того же».

    В поисках панацеи Дюфло и Банерджи создали «лабораторию борьбы с с бедностью» — Poverty Action Lab, с целью привлечь ученых со всего мира к полевым экспериментам.

    Они доказали, что только опытным путем можно выяснить, какие меры экономической и социальной политики лучше всего сокращают бедность и ее последствия. И для этого придется опуститься с политических и академических небес на землю, оставить комфорт кабинета и отправиться в индийскую деревню. А потом — в африканскую.

    Что они и сделали.

    «В бизнесе и технологиях мы экспериментируем, находим самый эффективный способ — и внедряем его. Почему бы не сделать то же в социальной политике?» — задавалась вопросом Дюфло.

    Эксперименты давали порой неожиданные результаты. Так, изучая последствия расходования денег на образование среди бедноты, ученые выяснили, что традиционные направления субсидий — дополнительные учителя, бесплатные обеды, школьная форма и стипендии — увеличивают охват образования.

    Однако эффект на каждый вложенный доллар оказался в 15 раз больше, когда те же деньги были потрачены на информационную кампанию, объясняющую выгоды и преимущества образования. И в 10 раз больше, если потратить те же средства на дегельминтизацию — борьбу с паразитами, которые, по данным Всемирной организации здравоохранения, «сдерживают физическое и когнитивное развитие детей, ограничивают прогресс в образовании и задерживают экономическое развитие».

    До этого эксперимента никому в голову не приходило делать борьбу с паразитами в желудках детей приоритетом в расходах на образование. Но как только о его результатах узнали на ежегодном слете большого бизнеса и политиков в Давосе, всего за год нашлись деньги на дегельминтизацию 20 млн детей школьного возраста в 26 странах.

    Именно такие опыты отметил премией Нобелевский комитет.

    «Их методы сегодня стали доминирующим видом экспериментальных исследований в экономической науке при изучении проблем развития», — сообщила академия.

    Вот уже который год она старается давать премии экономистам, занятым доступными простому человеку проблемами. В прошлом году ее получили Пол Ромер и Уильям Нордхаус, которые продвинули экономическую науку на шаг к решению главного вопроса: как избежать кризисов, чтобы быстрее искоренить бедность и неравенство в мире. И как влияет изменение климата на экономику.

    На этот раз премия еще более «народная», радуется ведущий российский экономист Константин Сонин.

    «Прекрасный приз! В этот раз будет особенно легко отвечать на вопрос «кому и зачем это нужно»? Потому что всем», — написал он у себя в блоге.

    Сонин давно прочил премию Дюфло и Банерджи, отмечая, что «до появления полевых экспериментов не было точных методов анализа последствий» расходов на борьбу с бедностью.

    Их опыт пригодился бы и в России, полагает Сонин, профессор Чикагского университета и Высшей школы экономики:

    «У нас в стране оценку программ с помощью рандомизированных экспериментов не проводят, а зря — это примерно такое же отставание в технологическом плане, как если бы чиновникам запретили пользоваться мобильной связью. Жизнь бы продолжилась, но эффективность бы снизилась».

    Таблетка от бедности

    22.11.2019
    Редактировать статью

    После Гарварда он поехал простым учителем в Африку – и с тех пор борется с бедностью. Доказав, что таблетки от глистов вызволяют из нищеты, Майкл Кремер получил Нобелевскую премию по экономике.

    В 1985 году 21-летний уроженец Канзаса Майкл Кремер, блестяще окончив Гарвард в области социальных наук, отправился в Кению, чтобы поработать там сельским учителем. В США он вернулся через год, переболев малярией, – и вновь поступил в Гарвард. На этот раз, чтобы защитить диссертацию по экономике. Темой диссертации – да и всей последующей научной карьеры – он избрал то, что поразило его в Кении больше всего – бедность.

    Читайте также:  Аутсорсинговые колл-центры: обзор услуг

    «Большинство экономистов, когда им попадается идея, как изменить мир к лучшему, быстро от нее отказываются. Полагают, что если бы такая идея работала, ее бы уже давно воплотили, – говорит коллега Кремера, профессор Абхиджит Банерджи. – Майкл же делает все, чтобы претворить эту идею в жизнь».

    Получив степень PhD, в 1993 году Майкл снова поехал в Кению – уже с женой Рейчел Гленнерстер, с которой он познакомился на одном из курсов в Оксфорде. Его по-прежнему волновала тема тропических болезней, в которую он успел погрузиться в свой предыдущий приезд. «Африканские страны страдают не только от малярии и СПИДа, – рассказывал он позднее. – Такие заболевания, как шистосомоз, о которых почти никто в странах с высоким уровнем дохода никогда и не слышал, также ложатся тяжелым бременем на бедные страны». Дальше Кремер пояснял, что доставить в Африку вакцины от этих болезней – не проблема, вот только мало кто хочет разрабатывать лекарства от болезней, которые затрагивают в первую очередь страны с низким уровнем дохода. «Из 1233 лекарств, лицензированных во всем мире в период с 1975 по 1997 год, только 13 были предназначены для лечения тропических болезней, – приводил он печальную статистику. – И только четыре были разработаны коммерческими фармацевтическими фирмами специально для лечения тропических болезней людей».

    Вместе с женой Кремер придумал схему, при которой фармацевтические компании охотнее брались бы за разработку вакцин для бедных стран. Новый финансовый механизм назвали авансированными закупками – Advance Market Commitment, или AMC, – на его внедрение ушло 14 лет. В феврале 2007 года пять стран – Великобритания, Италия, Канада, Россия и Норвегия – объявили, что выделят полтора миллиарда долларов на авансированные закупки новых вакцин против пневмонии и менингита. По оценкам Всемирного банка и альянса GAVI, занимающегося иммунизацией населения, одно только это обязательство должно предотвратить не меньше пяти миллионов детских смертей к 2030 году.

    Роберт Барро, один из гуру исследования экономического роста и консультант Кремера в Гарварде, говорит, что идея авансированных закупок «может внести беспрецедентный вклад в развитие наиболее нуждающихся стран мира». Впрочем, совместное путешествие Кремера и его супруги в Кению имело не только этот результат. В Африке они встретили знакомого, работающего на голландскую благотворительную организацию. Он и его коллеги хотели повысить качество школьного образования, но что делать конкретно, не знали: то ли новые учебники закупать, то ли кормить детей лучше, то ли отправлять местных учителей на курсы повышения квалификации.

    Кремер предложил новаторский метод, до того почти не используемый в экономике, – рандомизированные контролируемые исследования. Суть заключалась в следующем: взять 14 рандомных, то есть произвольно выбранных, школ, в каждой из них улучшить тот или иной параметр и посмотреть на результат. Оказалось, что школьные обеды и новые учебники эффекта не давали вообще. А вот что дало результат – так это таблетки от глистов: прогулов стало меньше, хороших оценок – больше. Через 10 лет выяснилось, что дети, регулярно получавшие таблетку, которая защищала их от паразитов на целый год, выросли в специалистов, в целом зарабатывавших на 20 процентов больше тех из сверстников, кто никакой помощи не получал.

    На фоне этого успеха в 2007 году Кремер и его жена стали соучредителями некоммерческой инициативы «Обезвреживание мира», цель которой – помогать правительствам развивающихся стран в борьбе с паразитарными инфекциями. К тому времени жена Кремера стала исполнительным директором Лаборатории по борьбе с бедностью – J-PAL – в Массачусетском технологическом институте. Лаборатория была основана в 2003 году супругами Абхиджитом Банерджи и Эстер Дюфло – они-то, кстати, и разделили в этом году с Кремером Нобелевскую премию по экономике. При этом оба неизменно подчеркивают, что Майкл в их деле – пионер: «С самого начала он брал на себя невероятные риски и проявлял визионерские качества». В 2005 году лаборатория получила финансирование от фонда саудовского шейха Абдула Латифа Джамиля. На эти деньги и стало проводиться масштабное исследование по теме бедности, в котором были задействованы 200 профессоров по всему миру – в том числе и Майкл Кремер.

    Сам Кремер с 1999 года и по сей день преподает в родном Гарварде. Студенты отзываются о нем как об одном из самых скромных и педантичных преподавателей – что бы ни случилось, через 48 часов любой студент может получить сданную работу с обстоятельными комментариями. Это при том, что научная и общественная деятельность для Майкла всегда на первом месте. Кремер основал при Гарвардском университете организацию WordTech – отправляет студентов и недавних выпускников учителями-добровольцами на летние и годовые программы в развивающиеся страны. Он также возглавил Институт инноваций для борьбы с бедностью, созданный при Гарварде на деньги Билла и Мелинды Гейтс.

    Гейтсы заинтересовались идеями Кремера в начале 2010-х годов. Эстер Дюфло вспоминала, что это произошло после ее выступления на ТED. Рассказывая об успехах экспериментальной экономики и конкретных исследованиях Кремера, она снова приводила в пример Африку: «Туда были инвестированы миллиарды долларов, но уровень бедности так и не изменился. Без специальных исследований мы не знаем, было бы еще хуже без этих инвестиций или даже лучше – потому что, возможно, эти деньги пошли на финансирование войн и развитие коррупции». Вполне логично, что Билл Гейтс заинтересовался этим выступлением – к этому времени фонд Билла и Мелинды Гейтс активно критиковали как раз за неэффективные вложения в Африку.

    С деньгами Гейтса работа Лаборатории по борьбе с бедностью стала еще более масштабной – к настоящему моменту проведено 948 исследований в 81 стране. Стала заметней и зависть коллег по цеху, на которых не пролился золотой дождь. Теории Кремера, в частности, обвиняли в излишней простоте. И они действительно выглядят простыми – и в этом, в общем-то, их гениальность.

    Например, к числу важных открытий Кремера, вошедших в общую копилку знаний о борьбе с бедностью, относится теория экономического развития с уплотнительными кольцами. Уплотнительное кольцо, O-ring, – копеечная резиновая деталь, дефект которой в 1986 году погубил космический челнок Challenger и весь его экипаж. Так вот суть теории Кремера в том, что в экономических системах даже незначительный элемент может привести к коллапсу. Вот почему все качественное – люди и компании с высоким потенциалом – будет стремиться в качественную среду, а высококлассные элементы в некачественной среде будут не на своем месте. Большинство современных экономистов согласны, что эта модель – ключ к пониманию международного экономического неравенства.

    В прошлом году жена Кремера переехала на свою родину – в Лондон, чтобы занять должность главного экономиста в Министерстве международного развития Великобритании, которое было создано в том числе для «искоренения нищеты в мире». Там, в Лондоне, Кремера и застало известие о присуждении ему Нобелевской премии по экономике. Известный своей скромностью, Майкл в случившееся не поверил. «Мне в Skype написал о премии знакомый из Швеции. И я стал ему писать смс, что его аккаунт в Skype взломали и пишут оттуда всякую ерунду!» – рассказывал он. Но не успел он дописать, как ему в гостиничный номер постучали – чтобы официально сообщить о том же самом.

    В течение следующих нескольких месяцев Абхиджит Банерджи и Эстер Дюфло дали сотни интервью. Интерес к ним был гораздо выше, поскольку 46-летняя Эстер Дюфло – самый молодой экономист, который получал когда-либо Нобелевскую премию, всего лишь вторая женщина в этой номинации, а вместе с 58-летним Банерджи они образуют семейную пару, каковые в истории премии встречались, но тоже нечасто. В немногочисленных интервью Майкла Кремера звучали лишь слова, как он счастлив разделить премию со своими многолетними и дорогими коллегами.

    Острословы уже назвали открытия нобелиатов «теорией малых дел в экономике». В соответствии с идеей «уплотнительного кольца» наиболее эффективными в деле борьбы с бедностью оказываются внешне незначительные меры – таблетки от глистов, москитные сетки по хорошей цене, дешевые и качественные вакцины.

    Ссылка на основную публикацию