Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Красиво шить не запретишь, или как открыть модное производство

Красиво шить не запретишь, или как открыть модное производство

Чтобы стартовать в модном бизнесе, нужны оригинальные идеи и стартовый капитал – не менее 130 тысяч долларов. Впрочем, даже с этим финансовым багажом «звездами» станут лишь единицы.

Открытие высокого стиля

http://www.point.ru/story_publications/5593/photos/udashkin2.jpg»/>Еще двадцать лет назад в России работали лишь два модных дома – Дом моды в Сокольниках и Дом моды Славы Зайцева. Однако желающих одеваться красиво и стильно было миллионы. Поэтому не удивительно, что большинство первых кооперативов, созданных после разрешения коммерческой деятельности, стали специализироваться на одежде. Расслоение швейного бизнеса произошло довольно быстро. Одни фирмы занялись поточным производством «вареных джинсов» или курток. Другие сразу сделали ставку на индивидуальное обслуживание клиентов, знающих толк в моде.

Для всех, кто считал себя дизайнером, момент истины настал в 1994 году. Тогда в Москве прошла первая Неделя высокой моды, на которой российские профессионалы смогли сравнить свои творения с работами знаменитых французских и итальянских коллег. Тем самым Россия фактически заявила об открытии перспективного рынка для производителей, работающих в сфере моды. Один за другим свои магазины в Москве открыли Benetton, Naf-Naf, MEXX. В результате российские модельеры, еще не успевшие встать на ноги, оказались зажатыми в тиски жесткой конкуренции. Как между собой, так и с более мощными западными компаниями. Хотя некоторым российским кутюрье все же удалось выстоять и завоевать симпатии российских и европейских клиентов.

Где водятся клиенты?

Главное для любого начинающего дизайнера – показать свои творения как можно большему количеству заинтересованных людей. Только так можно быстро «сделать себе имя» в модных кругах. Удачно прошедший показ новой коллекции может решить судьбу дизайнера на ближайшие годы. Ведь на особо «громкие» мероприятия, такие, как Российская неделя моды, приходят не только именитые и богатые клиенты, любопытствующая публика и журналисты. Там работают байеры – международные оптовые продавцы дизайнерских изделий. Если оригинальные идеи понравятся байерам, то изделия дизайнера могут сразу попасть в западные «шоу-румы», в которых делают закупки владельцы крупных зарубежных бутиков и дорогих магазинов.

Впрочем, из менее пафосных мероприятий также можно извлечь немало пользы. Многие демонстрируемые модели сразу продаются. Кроме того, такие шоу посещают индивидуальные клиенты, которые могут сделать заказ понравившемуся дизайнеру.

Еще один путь заявить о себе – участие в конкурсах. Например, победа в таком конкурсе, как «Русский стиль», позволяет начинающим дизайнерам войти в международную профессиональную тусовку и пройти стажировку в лучших европейских Домах моды.

Сколько стоит дом построить

Чтобы сделать одну коллекцию сезонной одежды, необходимо потратить не менее $30 тыс. Для выхода на рынок потребуется еще не менее $100 тыс. – на организацию показа и рекламу. Но если дизайнер еще мало кому известен, окупятся эти вложения только через три-четыре года. Лишь за этот срок реально сформировать клуб поклонников нового стиля и получить признание коллег, критиков и партнеров.

Впрочем, некоторые дизайнеры используют другой путь, делая недорогие, но эпатажные коллекции. Так действовал Андрей Шаров – «отец» очков из столовских алюминиевых ложек и бейсболок из бересты. Появление его на модной сцене было ознаменовано целым рядом шокирующих показов, сразу привлекших внимание и российских, и европейских модных критиков. В результате нашлись инвесторы для создания его модного дома. Хотя до этого Шаров был известен лишь экстравагантной публике, проводящей время в небольших клубах.

Яркие идеи помогли выйти на рынок с минимальными затратами не одному дизайнеру. Так, Денис Симачев в свое время придумал выпускать майки с надписью «СССР», с гербом Советского Союза и спортивные «олимпийки». Игра на ностальгических чувствах граждан позволила дизайнеру заработать хорошие деньги.

Еще один пример «шокирующего» внедрения на рынок – использование для демонстрации одежды необычных моделей. Так действовал Александр Петлюра. Его «муза» – пожилая пани Броня – оказалась идеальной моделью для секонд-хэндовских коллекций дизайнера. Благодаря этому ходу художник-старьевщик быстро стал знаменитым. При этом не важно, что после показов мало желающих купить демонстрировавшееся старье. Зато билеты на эти шоу расходятся «на ура».

Казалось бы, развитию российской модной индустрии ничто не мешает: платежеспособный спрос на дизайнерскую одежду в разных ценовых группах постоянно растет.

– Потребитель давно стремится одеваться индивидуально, а не «идти в строю», – уверен владелец торговой марки V.Q. Владимир Перепёлкин. – Он хочет получить за свои деньги качественную, удобную и оригинальную одежду от модельера с именем.

– Многие покупатели предпочитают переплатить 15-20%, но купить товар известной фирмы, чтобы марка была известна и авторитетна, – говорит генеральный продюсер Российской недели моды Александр Шумский.

Главная проблема для отечественных модельеров состоит в том, что наши модники в большинстве своем не готовы платить большие деньги за одежду российского производства. Согласно исследованиям маркетологов, каждый второй покупатель модной одежды считает, что отечественная одежда класса прет-а-порте «отшивается» в Китае и других странах Юго-Восточной Азии. Пока российские модельеры нашли такой выход из положения: многие из них делают заказы на тех фабриках, с которыми сотрудничают европейские дома моды.

– В течение 17 лет наш Дом создает сезонные коллекции внутри страны, а отшиваются они в Чехии, – рассказывает Лидия Соселия, владелец марки Lidia Soselia.

Еще одна беда наших дизайнеров – отсутствие в России высококачественных материалов и аксессуаров. Большинство из них приходится закупать в Италии и Франции, что заметно увеличивает стоимость изделий и делает их недоступными для массового потребителя.

Но больше всего развитие модного бизнеса тормозит отсутствие профессионалов, способных продавать такую одежду.

– Модельеры и менеджеры пока не нашли друг друга, – уверен Александр Шумский. – До сих пор в России практически нет квалифицированных менеджеров, которые могли бы грамотно продвигать авторскую одежду.

Дорого или дешево?

Традиционно производители модной одежды используют три стратегии: выпуск массовой одежды прет-а-порте, создание эксклюзивных коллекций и сочетание первого и второго вида деятельности.

Среди самых известных российских модельеров, работающих с одеждой прет-а-порте, – Алексей Греков (марка Grekoff), Людмила Мезенцева (марки «Веретено» и «Formula Веретено»), Eлена Макашова (марка «Ширпотреб») и Лена Карэ (марка «Арт пойнт»). Обороты этих успешных по российским меркам компаний пока не превышают $1 млн. в год. Средняя розничная цена за один предмет в фирменных магазинах составляет $50-100.

– Я всегда придерживалась политики низких цен, – говорит Елена Макашова. – И это себя оправдало: как только мы вывесили на витрину логотип «Ширпотреб», к нам вместо единичных покупателей пришел поток – только успевай обслуживать.

Развитие индустрии массовой модной одежды серьезно тормозит отсутствие производственных компаний, способных выполнять заказы модельеров. Устаревшее оборудование, недостаток профессиональных кадров – эти атрибуты современной легкой промышленности не позволяют разработчикам одежды прет-а-порте работать в полную силу и достойно конкурировать с зарубежными производителями недорогой одежды.

– Молодые компании, делающие «моду по-нашему», рассчитывают выиграть за счет сочетания промышленного и ручного дизайна одежды, – рассказывает Елена Макашова. – Но, вероятно, именно эта специфика и не позволяет им тиражировать одежду в промышленных масштабах.

Чтобы максимально удовлетворить потребности массового потребителя, российские модельеры в последние годы стали проводить маркетинговые исследования. Например, один крупный производитель и дистрибьютор мужских сорочек недавно провел опрос порядка тысячи покупателей. В результате были определены модели и цвета, предпочитаемые мужчинами, стоимость и частота покупки, а также выяснено, кто же покупает сорочки – сами мужчины или их жены, любовницы или мамы.

– Такие тесты позволяют понять, что именно стоит улучшить, – говорит дизайнер Александр Арнгольдт. – Грамотно составленные вопросы помогают получить информацию даже по таким важным «мелочам», как расположение пуговиц или молнии.

Обороты компаний, работающих в более высокой ценовой категории (от $200 за костюм), могут составлять порядка $10 млн. в год. Однако здесь нашим компаниям тоже непросто достичь глобальных успехов. Наиболее кредитоспособный массовый клиент – «золотая молодежь» – опять же предпочитает за те же деньги купить что-то западное. Поэтому эксклюзивная и дорогая дизайнерская одежда в основном пользуется спросом только у узкого круга потребителей, ищущих смелые и не-стандартные решения.

Пути к покупателям

Сеть реализации дизайнерской одежды сложилась в Москве совсем недавно. В нее входят Дома моды и монобрэндовые бутики, торгующие эксклюзивными произведениями какой-либо общемировой марки, мультибрэндовые магазины, работающие с двумя-тремя модными домами, и магазины, представляющие изделия только российских дизайнеров, – Marki, Podium, Le Form, «Квартира 29».

Как правило, моно- и мультибрэндовые бутики заключают договор с поставщиком и чётко оговаривают сумму, на которую обязуются приобретать одежду из последней коллекции. Обычно сумма контракта составляет $10-15 тыс.

Но чтобы одежда успешно продавалась в бутиках, необходимо много денег на рекламу и маркетинг брэнда. Сэкономить можно только в том случае, если товаром заинтересуются главные игроки модного рынка – «Русское Золото», Articoli, Bosco di Ciliedgi, «Меркурий» и «Джамилько». Эти магазины – для состоятельных клиентов, они готовы продвигать брэнд собственными силами.

В эконом-классе наиболее разветвленные сети продаж имеют «Панинтер», «ВАССА», «Том Клайм». Но они в основном раскручивают своих модельеров, создающих коллекции специально для этих компаний.

Наиболее перспективный канал сбыта модной одежды – магазины, расположенные в торговых комплексах. Там каждый посетитель является потенциальным покупателем. Но самая заветная мечта модельера – открыть свой собственный бутик. Пока такие магазины имеют только «зубры» модного бизнеса – Слава Зайцев, Валентин Юдашкин, Арина Кремер и Лидия Соселия.

Впрочем, независимо от типа и расположения магазина, в большинстве случаев модельер получает деньги только после реализации коллекции. Поэтому многие дома моды не пренебрегают дополнительным заработком, например занимаясь пошивом костюмов для театра и кино. Но этот путь – для единиц. На всех модельеров не хватит ни мюзиклов, ни исторических фильмов.

Дополнительные деньги может приносить создание фирменного дизайна для обуви, головных уборов, товаров для дома, трикотажа, парфюмерии, косметики и ювелирных украшений, по договоренности с соответствующими производителями.

Образцом для подражания здесь является патриарх модного бизнеса Пьер Карден. Его компания ежегодно продает 3000 лицензий на то, чтобы всемирно известное имя украшало разнообразные товары – от кошелька до зонта. В России этой стратегии следуют Валентин Юдашкин и Игорь Чапурин, Нина Донис и Алёна Ахмадулина.

– Такая практика, отработанная на Западе, вскоре станет у нас повседневной, – уверен генеральный продюсер Российской недели моды Александр Шумский. – Дело за деньгами. Например, выпуск духов – от разработки запаха до внедрения в производство – будет стоить не менее $100 тыс. Для достижения успеха главное – иметь «раскрученное имя», заработанное на подиуме, и инвестиции.

10 ошибок новичков как заработать на шитье. Бизнес из хобби просто

Как заработать на шитье? Самый частый вопрос у тех, кто решает посвятить себя шитью и рукоделию не просто для утехи души, а с твердым намерением заработать. Я делю таких людей на две категории. Потому что к каждой группе рукодельниц, подход в намерении заработать разный. И нужно четко понимать из какой вы касты, чтобы сформировать себе правильный план действий.

Первые — это те кто делает бизнес на своем хобби. И у них часто возникает проблема, они не умеют продавать. То есть не знают простых истин в бизнесе. Таких как, что такое спрос, потребности, работа с возражениями, портрет целевой аудитории и другие важные аспекты без которых их любимое дело в скором времени лопается, как мыльный пузырь. Потому что творческие люди приходят в бизнес, не потому что им хочется заработать, а потому что им нравится заниматься любимым делом.

Читайте также:  Как взять товар под реализацию?

Есть так же вторая группа людей, чей бизнес возникает из желания разбогатеть. Они знают, как организовать спрос, где брать море горячих клиентов, но у них так же не покупают. А все почему? Потому что продажи без любви к своему делу — это изначально крах. Я всегда говорю, что если человек будет заниматься тем чем любит, чем горит его душа — его всегда ждет успех. А если вы, грубо говоря, впихиваете людям свой товар и услуги, клиенты будут бежать от ваших — «купи», «сегодня последний день скидки» и т.д.

Поговорим сегодня о самых распространенных ошибках первой категории рукодельниц, потому что я сама отношу себя к ней. И на собственном опыте прошла путь от увлечения хобби в работу мечты. И если вы как и я горите собственным делом, но не знаете до сих пор, как заработать на шитье, мне есть чем с вами поделится.

ТОП-10 ошибок новичков как заработать на шитье

1. Не знание своей целевой аудитории

Об этом сейчас кричит на каждом углу любой начинающий бизнес тренер. Если вы до сих пор не слышали, что такое идеальный портрет своего клиента, ваш бизнес далек от больших доходов. Вы лишаете себя горячих покупателей, готовых сделать у вас заказ прямо сейчас. И это не шутки!

Почему важно знать свою ЦА? Потому что когда мы предлагаем свой продукт (услугу) всем, это значит мы не предлагаем ее никому. Люди любят покупать продукт, который удовлетворить именно их потребности. Поэтому нужно понять какую из потребностей людей вы закрываете своей услугой, их боли и проблемы. Задайте себе простой вопрос — «Что вы можете предложить людям и почему именно ВЫ?»

2. Не знание, как в современном мире строятся процессы продаж

До сих пор многие уверены, что чтобы люди услышали о тебе нужно действовать по старинке. Запускать «сарафанное радио» среди знакомых, наклеивать объявления на подъездах, раздавать флаеры и т.д. Поверьте, если вы сейчас будете действовать подобным образом, то вашими клиентами будут бабушки — пенсионерки и родственники. Обе эти категории не относятся к тем, кто готов покупать «дорого». У вас будет работа, но чтобы заработать себе на хлеб, вам придется пахать как лошадь. Вы об этом мечтали, когда начинали заниматься любимым делом?

3. Продать дешевле, чем у конкурентов

Это самая распространенная ошибка новичка. Все думают, что если поставят цены ниже, то переманят всех клиентов себе. Но такой метод зачастую имеет обратный эффект. То есть люди видят что дешево, и думают что за эту цену они получат некачественный продукт. Поэтому никогда не делайте ставку на дешево. Ставьте на качество, в этом случае вы не прогадаете. Если к вам и придет клиент готовый платить самую низкую цену, то сами подумайте каких покупателей вы притягиваете.

4. Браться за все сразу

Мне часто встречаются швеи, которые шьют все подряд. То есть они заявляют о своих услугах — шью вечерние платья, делаю мелкий ремонт, шью шторы по вашим меркам, одежду для собак и т.д. У меня лично при виде такого позиционирования себя возникает вопрос — А в чём конкретно ты специалист? К примеру, я не заказываю платье в ателье в своём доме, потому что знаю, что все работники там занимаются мелким ремонтом. Да, они отлично подшивают шубы, меняют сломанные замки, но у них нет опыта в пошиве изделия по индивидуальным меркам. Поэтому было бы оплошностью пойти шить платье на торжество к швее, не умеющей работать с лекалами.

5. Брать много заказов сверх нормы

Знаете притчу про семь смертных грехов? Так вот в этом случае над рукодельницей может сыграть злую шутку одна из человеческих страстей, это жадность. Рукодельница говорит себе — «Возьму много заказов, заработаю много денег. И не важно, что я могу не успеть». Чем может грозить такая ошибка на деле? Самое невинное — это вы просто можете не сдать вовремя заказ, и самое непоправимое — испортить ткань. В погоне за наживой, устраивая себе такой челлендж, вы делаете себе только хуже. Я на своем опыте знаю, что когда я брала что-то сверх плана у меня случались ошибки, которые потом стоили мне переделки, а значит времени и денег.

6. Браться за сложные заказы

Простой пример. Если вам клиент скидывает картинку с показа Гуччи, где изображено платье расшитое бисером в пол и спрашивает сможете ли вы сотворить подобное, а вы сомневаетесь. Я советую не рисковать, и если у вас мало опыта, ответить отказом. Пусть вам не покажется это принижением собственных возможностей. Поверьте, если вы глядя на картинку не можете определить из какой ткани там платье, то это не ваш заказ.

7. Экономить на обучении

Новички в шитье уверены, что если ты умеешь шить, больше никаких других знаний не нужно. И это самое большое заблуждение. Прежде чем начать зарабатывать на шитье, вам нужно стать SMM-специалистом, маркетологом, копирайтером, администратор сайта, и т.д. Вы скажете — Зачем мне это, я могу нанять людей для каждой отдельной опции. А теперь посчитайте во сколько ежемесячно вам обойдется каждый такой работник. На первых порах вам дешевле самим пройти обучение, тем более если вы планируете в будущем развиваться и масштабироваться, вы как руководитель должны знать, как устроен технологический процесс в бизнес проекте.

8. Работать без планирования

Я иногда просматриваю странички швей с которыми мы вместе начинали работать, и при виде некоторых профилей меня охватывает печаль. У человека, как было пять лет назад видение, так оно и осталось. Я не вижу роста, каких то изменений, страница как была с плохими фото или скаченными с интернета, так и висит по сей день с таким же количеством участников. Это означает, что у рукодельницы изначально нет планирования, и целей. Говоря языком школьника, нужно понимать из какой точки А вы двигаетесь, и к какой точке В планируете прийти. Так же должны быть временные отрезки, то есть я, к примеру, ставлю цели на год, на месяц, и т.д. Следующий шаг — это расписывание пошагово действий, что необходимо сделать для достижения каждой из поставленных целей.

9. Не брать ответственность за свои действия

Я считаю он самый сложный из всех перечисленных пунктов, особенно для тех кто привык постоянно жаловаться и ныть. Многие люди не готовы нести ответственность за свои поступки и последствия от них. То есть, если у них не получается заработать на шитье, они будут винить клиентов, кризис в стране, нехватку времени, наличие детей, но только не себя.

Говоря про себя, я понимаю, что все что происходит в моей жизни — это моя ответственность. Никто в этом не виноват, и я буду с этим работать. И когда я принимаю ответственность за свои действия на 100 процентов, происходит тотальный сдвиг или прорыв.

10. Искать «волшебную таблетку» для обогащения

Объясню на примере откуда пошло данное увлечение. Сейчас стало модно пропагандировать простые методы обогащения, к примеру, как через месяц выйти на доход с пятью нулями, как найти богатого мужа и т.д. Люди бегут записываться на тренинги к коучам, поют мантры по утрам, говорят сто раз по дню аффирмации. Да, я не против медитаций, но если просто сидеть сложа руки и смотреть на карту желаний, даже если она составлена по рекомендациям самого крутого бизнес коуча, не фига у вас не сбудется! Не существует «волшебной таблетки», для того чтобы прийти к крутому результату нужны действия, чтобы сделать бизнес из хобби — нужно работать над проектом иногда по 20 часов в сутки. Даже любимое дело требует колоссальной работы над ним, и не всегда она делается легко и просто. Мало кто решается показать закулисье своего проекта, потому что за релаксной картинкой с пляжа в соц. сетях стоит порой титанический труд.

Бизнес план как зарабатывать на шитье

А для тех кто хочет иметь пошаговое руководство к действию, которое приведет вас к денежному результату, я сделала бизнес — план по шитью. В нем вы найдете ответы на вопросы: как зарабатывать на шитье дома; как швее начать работать на себя; что легче всего шить на машинке, чтобы потом продавать и т.д. Узнаете — какие существуют риски швеи на дому и сможете их избежать; узнаете сколько средств нужно вложить в бизнес швея на дому, какое нужно оборудование и инструменты и т.д.

Красиво шить не запретишь, или как открыть модное производство

&nbsp Красиво шить не запретишь

Странно жаловаться на то, что одежды в продаже мало и выбрать не из чего,— одежды полно и на вещевых рынках, и в магазинах, и в бутиках. Но иной раз хочется чего-то другого, прекрасного, чего нигде найти не удается. И тогда в голову приходит неожиданная мысль: сшить! Заказать платье или костюм у портного. Оказывается, это не так сложно, как может показаться сначала.

Конечно, можно просто отправиться в шоп-тур по московским магазинам в поисках той единственной вещи, которая давно снится. Но либо размер не тот, либо цвет нехорош, либо цена не подходит. А обладателям нестандартной фигуры и вовсе тяжело — можно перемерить хоть полмагазина, а пиджак все равно будет сидеть не так. Вот тут-то самое время вспомнить об ателье.

Материал заказчика
В Москве действует более 500 ателье по пошиву одежды. Качество и количество услуг, которые они оказывают, самые разные. И если раньше существовала градация — 1-й и 2-й классы, высший разряд, «люкс», дома моделей, то сегодня салонами или даже домами моделей многие ателье называют себя сами. Но это влияет скорее не на качество пошива, а на цену.
В ателье, что сохранились с советских времен, расценки самые низкие. И если вы задумали сшить нечто особенное, не удивляйтесь, когда там попросят вас принести выкройку. Но скорее всего вам просто откажут. Работу художника-модельера здесь, как правило, выполняет закройщик, поэтому ваш выбор будет ограничен моделями из разных журналов по шитью. Ткань придется покупать самостоятельно, поэтому выясните заранее, сколько ее нужно (ведь цена костюмной ткани может составлять 500 рублей за метр и выше) и какого качества. Кроме того, понадобится купить клеевую и подкладочную ткань и фурнитуру (пуговицы, молнии, замки, кнопки). Правда, в некоторых ателье закупку всего необходимого можно передоверить работникам ателье — если вы, конечно, доверяете их вкусу. Лариса Белова, заведующая ателье БОН #18: По желанию клиента мы можем сами все купить. Причем никакой наценки за поход в магазин не возьмем. Надо же удерживать заказчиков.
Следующий этап — снятие мерок и оформление заказа. Пошив женского делового костюма (юбка и пиджак), например, в ателье #11 «Наш стиль» стоит от 1 тыс. рублей, а на швейной фабрике БОН — от 1850. И даже в фирме «Кутюр» расценки несравненно более скромные, чем в домах высокой моды,— 1200 рублей.
Пока вещь шьется, необходимо несколько раз прийти на примерку. Прямые юбки, сарафаны требуют одной примерки, а пиджаки, брюки и платья нуждаются как минимум в двух. Не ленитесь: чем больше будет сделано примерок, тем лучше будет сидеть вещь. Срок, отведенный на пошив в разных ателье, неодинаков — от двух до четырех недель, он зависит от загруженности ателье. За срочность придется доплачивать — стоимость костюма, сшитого за 1-5 дней, вырастает на 20-40%.
Если вас не удовлетворит качество работы, вы можете потребовать вернуть деньги или договориться о переделке. Сразу предупреждаем: вернуть деньги, скорее всего, удастся лишь по решению суда. А устранить недостатки обязаны в любом ателье. Дается и гарантия: на обнаружение скрытых дефектов отводится шесть месяцев, с явными можно обратиться в течение двух недель.

Читайте также:  Успешный предприниматель: взгляд через призму компетенций

Идеи художника
Если захотелось чего-то очень непростого, лучше идти в авторские салоны, дома мод или ателье класса «люкс». Тогда с вами будет работать профессиональный художник-модельер, который материализует вашу идею или предложит свою. Услуги модельера, как правило, входят в общую стоимость пошива, и заплатить придется, даже если вы не воспользуетесь ими. Но есть и исключения, например ателье Управления делами президента РФ. Если вы все-таки воспользуетесь советами профессионального художника-модельера или закройщика, стоимость заказа увеличится на 30%. Инна Шубина, директор ателье Управления делами президента РФ: Наши клиенты в основном предпочитают классический стиль в одежде, но с удовольствием советуются с художником. С модельером консультируется около половины клиентов.
«Такое же платье, как в том журнале», вам сошьют практически в любом ателье высшей категории, нужно просто показать картинку модельеру — он сделает эскизы, а по ним конструктор построит лекала. А вот в ателье «Бурда Моден» всю одежду шьют только по своим выкройкам. Если же клиент выбрал нестандартную модель, на помощь приходит специальная технология, разработанная Энни Бурда, с помощью которой здесь строят любые лекала. С тканями дело обстоит иначе. В большинстве таких ателье работают только с материалом заказчика. Марина Бичева, заведующая производством ателье «Бурда Моден»: В последнее время мы не закупаем ткань, потому что это стало невыгодно. По низким ценам можно купить только оптом, а нас интересует скорее большой выбор, а не большой метраж. Поэтому, если клиент пришел без ткани, мы можем ему посоветовать фирменный магазин «Бурда» или магазин тканей «Барокко», материал для мужских костюмов мы советуем покупать на Октябрьской фабрике. По желанию заказчика мы и сами можем купить ткань, но это будет стоить дороже. В авторском салоне Аверкиной и Доме моделей Вячеслава Зайцева работают с материалами заказчика, но могут предложить вам и свои — у них неплохой выбор.
Наличие в ателье художника-модельера, безусловно, увеличивает стоимость работ. К примеру, в ателье «Москвичка» сшить женский костюм стоит от 2 тыс. рублей, в авторском салоне моды Аверкиной — около 2,5 тыс. рублей, а в ателье «Бурда Моден» — не меньше 3150 рублей. Ученики Вячеслава Зайцева за пошив пиджака и юбки возьмут как минимум 8 тыс. рублей. Если повезет, вашим заказом займется лично Вячеслав Зайцев (как это повлияет на стоимость заказа — коммерческая тайна; многие известные дизайнеры также шьют одежду на заказ, но не любят это афишировать). Пошив мужского костюма обойдется на 10-30% дороже.
Особняком стоит ателье Управления делами президента, в котором работают три профессиональных художника-модельера — цены здесь доступны даже для людей сравнительно небольшого достатка. Пошив женского костюма стоит от 900 рублей, мужского — от 1200 рублей. Впрочем, общие расходы могут оказаться в два-три раза выше — все зависит от цены ткани, подкладки и фурнитуры.
Что касается гарантий, то в ателье этой ценовой группы очень трепетно относятся к клиенту и не только устраняют свои оплошности, но и бесплатно вносят изменения по желанию клиента. Римма Брундукова, администратор авторского салона моды Аверкиной «Ваш стиль»: В процессе пошива клиент несколько раз приезжает на примерку, и, если его что-то не устраивает, он просто об этом говорит, и мы исправляем так, как ему нужно. Это совершенно нормально. Ведь в отличие от мастера обычному человеку очень трудно описать, как должна выглядеть будущая вещь, и проблемы возникают постоянно.

Качество портного
Ну и, наконец, если средства позволяют, можно обратиться в московские бутики Ermenegildo Zegna и «Калигула» (представляющий марку Brioni), которые недавно стали принимать заказы на пошив мужских костюмов. Приобретая здесь костюм, вы получаете не только вещь отменного качества, но и чувство принадлежности к сильным мира сего. Услугами портных Zegna или Brioni пользуются многие западные и отечественные бизнесмены и политики. В Brioni шьет костюмы Борис Березовский, в Zegna — Нурсултан Назарбаев.
Конечно, в эти бутики ни со своей тканью, ни со своей выкройкой не придешь. Дэвид Джизи, менеджер Zegna: У нас большой выбор тканей — кашемир, шерсть, хлопок, фланель, cover (шерсть специальной выработки.— Ъ). Есть также лен, бархат и вельвет. Лучшая шерстяная ткань, которая у нас имеется,— «супер 150». Это особый продукт Zegna, производится в Австралии, и на сегодня это одна из лучших шерстяных тканей в мире. Впрочем, тем, кто может позволить себе одежду от Zegna или Brioni, думать о ткани, скорее всего, некогда — костюм стоит несколько тысяч долларов. И тут дело не только в тканях и моделях, дело в другом — заказанная вещь шьется в Италии.
Чуть ли не самой сложной частью всего процесса пошива костюма считается снятие мерок. Этим занимаются обученные на итальянской фабрике закройщики-консультанты. А осенью и весной мерки снимают приглашенные бутиками «Калигула» и Zegna итальянские портные. Андрей Дейниченко, менеджер по связям с общественностью бутиков «Калигула»: Силуэт классических итальянских костюмов подчеркивает фигуру, поэтому чрезвычайно важно точно снять мерки.
Пиджаки для костюмов Brioni и Zegna шьются вручную, из очень дорогих тканей, пошивом полностью занимается мастер-портной. Поэтому и цена на них высока. Дэвид Джизи: У нас очень большой выбор как однобортных, так и двубортных пиджаков. Но клиентам мы предлагаем однобортные пиджаки, хорошо сидящие на фигуре, с тремя пуговицами, двумя шлицами и узким лацканом. Сегодня это очень модно.
Костюмы Brioni стоят $2-5 тыс., хлопчатобумажные сорочки — $400-600, шелковые — около $1 тыс. У Zegna цены ниже: костюмы — $1900-2500, сорочки — $250-300. Но в результате клиент получает прекрасный костюм и уникальную гарантию. Дело в том, что костюм из Италии придется ждать около двух месяцев. За это время заказчик может похудеть или поправиться. В этом случае костюм отправляются обратно в Италию исправлять — бесплатно для клиента. Кроме того, заказчик может попросить вернуть деньги. Такую просьбу удовлетворят сразу и без скандала. Наконец, каждые полгода Zegna и Brioni за счет фирмы проводят мелкий ремонт одежды.

Впрочем, даже если вы не можете себе позволить костюм от Brioni или платье от Юдашкина, об индивидуальном пошиве задуматься стоит. Хотя бы для того, чтобы отличаться от других. И чем больше денег вы на это потратите, тем разительнее будет отличие.

МНОГИЕ АТЕЛЬЕ ОБЪЯВИЛИ СЕБЯ САЛОНАМИ ИЛИ ДОМАМИ МОДЕЛЕЙ, НО ЭТО СКАЗАЛОСЬ СКОРЕЕ НА ЦЕНАХ, ЧЕМ НА КАЧЕСТВЕ ИХ РАБОТЫ
УСЛУГИ ХУДОЖНИКА-МОДЕЛЬЕРА ВКЛЮЧАТ В СЧЕТ, ДАЖЕ ЕСЛИ ВЫ ИМИ НЕ ВОСПОЛЬЗУЕТЕСЬ
ПОКА ШЬЕТСЯ КОСТЮМ, ЗАКАЗЧИК МОЖЕТ ПОХУДЕТЬ ИЛИ ПОПРАВИТЬСЯ. ОДНАКО БУТИКИ БЕСПЛАТНО ПОДПРАВЛЯЮТ УЖЕ ГОТОВУЮ ВЕЩЬ

Красиво шить не запретишь

В мире, где поcле показов haute couture зрители задаются вопросом «А жив ли жанр?», дизайнер из Челябинска выпускает коллекции в лучших традициях высокого портновского искусства. Мы познакомились с основательницей бренда Klevier – Ириной Афанасьевой, чтобы выяснить, как в век постмодерна и погоней за экономической эффективностью, ей удается вкладывать в одежду гораздо больше, чем зафиксировано на ценнике, и продолжать развиваться. Спойлер – это по любви.

модный дом KLEV’ER CLUB
ул. Косарева, 63Б
maisonklevier

Ирина Афанасьева

член союза дизайнеров Москвы

Сколько себя помню, всегда любила вязать, отсюда выбор первой профессии – техник-технолог трикотажного производства. Мне нравилось учиться, а вот работа по специальности показалась неинтересной, да и на жизнь ей было не заработать. Решила учиться дальше и поступила в гуманитарный институт, где невероятно повезло с педагогами. Руководила курсом Элина Михайловна Андросова (член Союза дизайнеров России, президент Межрегионального объединения домов мод – Прим.ред.). Это ее трудами вложено в нас столько знаний и желания развиваться. Еще к нам приходили специалисты с трикотажной фабрики – настоящие мастера своего дела, практики. Талантливые художники учили нас рисунку, живописи, культуре искусств, анатомии. Мы не пропускали ни один профильный конкурс в стране. На память остался целый архив дипломов тех лет. Благодаря этим знаниям было принято решение создать свое ателье. Так и началось.

Ателье

Спустя четыре года после открытия в ателье пришел работать талантливый скорняк Григорий Афанасьев. В профессии он с пятнадцати лет – после восьмого класса учился в учебно-производственном комбинате, затем в институте, и все это время параллельно занимался практикой. Спустя еще несколько лет творческий тандем Ирины и Григория стал семейным.

Про вдохновение. В жизни все само собой складывается. Я просто не протестую тому, что дает мир. Принимаю и радуюсь. Уверена, нас окружает только то, что мы хотим видеть. Я вот постоянно что-то сочиняю, этот процесс внутри невозможно остановить: вдохновение, оно повсюду – в природе, городе, людях, погоде, искусстве. Мне близка классическая и этническая музыка, важны духовные практики – занимаюсь цигун, йогой. Пробую что-то новое –встала на сноуборд, а раньше каталась только на лыжах. У меня не бывает плохого настроения. Нет, я не сумасшедшая. (Смеется.) Разумеется, как и любой человек, я сталкиваюсь с трудностями, просто стараюсь находить позитив во всем. Вот недавний пример: приехали на отдых в Сочи, а дочь заболела. Начни я переживать – лучше не стало бы никому. Четко знала: через три часа надо дать таблетки,
наблюдать ребенка, вовремя поить, а не сидеть и страдать. Мы отдыхаем. Просто не так, как планировали, а иначе.

Про правильный настрой. Мы занимаемся созиданием – создаем одежду, и я верю, что наша энергетика, настроение, частичка тепла передается через эти вещи тому человеку, кто ее наденет. Мне близка философия, что одежда – это оберег.

Когда я начинаю новую работу, первым делом навожу идеальный порядок. Это мой ритуал, нулевая точка. Рисую сразу несколько эскизов, чтобы потом обсудить их с заказчиком в деталях и определиться с вариантом. Обычно требуется три примерки, где последняя – уже в готовом изделии. Если модель сложная или ткань дорогая, то сначала делается макет. Работаем чаще с эксклюзивными тканями из Италии и Франции, трикотажное полотно вяжем сами или закупаем в Европе. Российских материалов, увы, нет – загубили нашу легкую промышленность.

Мастера у меня лучшие в мире! Белошвейки мои, красавицы. Самые профессиональные, самые отзывчивые и улыбчивые. Точно знаю, что могу на них положиться, всякое ведь бывает – и тяжело, и допоздна работа. Но и я не монстр: если кому-то нужен отдых или помощь, – всегда пойду навстречу. Девчонки работают со мной долгие годы, они такие же, как мы с Гришей, фанаты своего дела.

Наше ателье вполне можно назвать традиционной швейной мануфактурой, даже ткани свои создаем – берем полотно и выстрачиваем на нем орнамент, расшиваем бисером и стеклярусом. Однажды сшили ажурное полотно для платья из нескольких десятков метров тесьмы. Это очень красиво, хотя и трудоемко. Мало кто станет таким заниматься. В основном, ателье работают ради прибыли, но мы ведь увлеченные, можем себе позволить уйти в творчество. Да, это не принесет денег, заберет много сил и времени. Но если, что называется, горит под руками, как отказаться? Зато какой опыт, какие новые возможности открываешь в себе! Приятно, что и люди на это откликаются, замечают, появляются новые интересные заказы.

В ателье вяжут трикотаж из лучшей итальянской пряжи, занимаются кожей, мехом, всеми видами тканей. Мех закупают на ведущих аукционах, окрашивание поручают ведущей российской компании, которая сотрудничает с дизайнером Ульяной Сергиенко, Модными Домами Fendi и Chanel. Мастера ателье вяжут крючком, вышивают, расшивают бисером, выполняют много тонкой ручной работы. Здесь шьют любую одежду для мужчин и женщин – от нижнего белья и купальников до шуб, пальто и вечерних нарядов. Делают украшения – сотуары, браслеты, чокеры и броши. Шьют сумки и головные уборы, муфты, варежки и митенки, палантины и бактусы.

Riccioli: как открыть модное ателье в Москве

Анна Цветкова и Мария Савицкая около года назад открыли модное ателье в Москве. Сначала они хотели продавать готовую одежду, но поняли, что индивидуальный пошив более востребован. «Контур.Журнал» расспросил хозяек ателье о том, для кого они создают свои модели, как привлекают и удерживают клиентов и почему нужно дружить со своими конкурентами.

Ателье Riccioli – участник конкурса «Я — бизнесмен 2014». Видео можно посмотреть по ссылке.

Как все начиналось

Мария: Мне 26 лет. Я окончила Институт иностранных языков имени Мориса Тореза. Никакого отношения к пошиву одежды я не имею, хотя раньше у меня был свой интернет-магазин, который специализировался на индийской одежде. Я долго продавала готовую одежду, но при этом всегда хотела заняться продажами вещей, сделанных своими руками. Сама я не могла воплотить это в жизнь, но я была знакома с Аней. В какой-то момент мы встретились и решили запустить этот проект.

Анна: Я окончила текстильный университет имени Косыгина, со своими коллекциями участвовала во многих конкурсах. Например, в конкурсе «Русский Силуэт» при поддержке Татьяны Михалковой. Восемь финалистов устраивали общий показ на Mercedes-Benz Fashion Week Россия, в том числе и я. Это был мой первый опыт на большой сцене. После окончания университета год я проработала в компании «Модный Континент» как дизайнер бренда Incity.

Мария: Мы встретились, когда Аня еще училась, а я уже закончила обучение. Тогда у меня уже был магазин, я послушала ее рассказы о жизни и спросила, почему она участвует в стольких конкурсах и не делает ничего своего.

Анна: Да, Маша спросила, почему я ничего не продаю, а я тогда даже не понимала, как можно продать коллекцию. У меня не было никаких коммерческих идей. И мы совместили умение продавать и умение что-то придумывать. Когда я уволилась из Incity, изначально мы не хотели делать ателье, планировали шить коллекции и продавать их. Но люди хотели более индивидуальную работу, просили добавить какие-то детали к готовым изделиям. Мы поняли, что ателье — достаточно востребованное направление и что нам по силам его открыть.

Мария: Мы развивали направление индивидуального пошива: постепенно стали работать с мужскими и детскими моделями. Делали образы «мама и дочка», одежду для пар. Аня сама вышла замуж в прошлом месяце, и мы постарались не выходить за рамки основной цветовой гаммы — коричневых и молочных тонов.

Анна: Хотелось по-максимуму сочетать образы, чтобы они перекликались и смотрелись органично. Нашли оригинальное решение: из достаточно плотной ткани платья сделали бабочку жениха. Было очень интересно. Такие же идеи мы предлагаем клиентам. Например, сейчас мы шьем коллекцию для свадьбы в шотландском стиле.

Нужно дружить с другими ателье

Мария: На старте мы вложили по 20 000 руб., чтобы отшить первую коллекцию. Нас предупреждали, что в январе будет очень мало клиентов. Но все клиенты пришли к нам именно в этом месяце. Тогда же мы арендовали помещение на Тульской.

Сейчас часто говорят, что наступил кризис, поэтому клиентов очень мало, но у нас все хорошо. Сложнее найти сотрудников. Тогда все силы мы тратили на то, чтобы найти и собрать клиентскую базу. Когда у нас появилась эта база, мы поняли, что хороших мастеров не так много, их очень сложно найти, а удержать еще сложнее. Мы идем на различные компромиссы в отношениях с собственными работниками, они обычно совмещают работу у нас с другой работой.

Сейчас у нас в команде 13 человек. Есть две девочки-помощницы, которые учатся в том же университете, который заканчивала Аня. Это неплохая практика для них, они делают какую-то мелкую работу, набивают руку. Еще с нами работают три конструктора, все остальные — портные. У всех ателье общие проблемы с нехваткой портных, поэтому мы не конкурируем, а скорее сотрудничаем с другими ателье и дизайнерами, обмениваемся клиентами, сотрудниками, опытом.

Важно сохранить лояльность клиентов

Анна: В среднем наши платья стоят 8 000 — 10 000 руб. Поначалу, когда цены были ниже, к нам приходило много студенток. Сейчас приходят женщины постарше — от 25 до 50 лет. К нам часто обращаются клиентки с нестандартной фигурой: в обычном магазине они не могут себе ничего подобрать, но хотят выглядеть красиво. Они обращаются к нам и как к стилистам.

Мария: Есть женщины, которые приходят отшивать себе целый гардероб, потому что они так привыкли. Есть фанатики, которые сами ищут брендовые ткани с интересными расцветками, орнаментом, фактурой, и потом мы вместе с ними создаем гардероб на лето или осень. Чаще приходят клиенты, которым нужно отшить платье на какое-то мероприятие: юбилей, свадьбу. Многие шьют платья типа «мама-дочка» или заказывают для племянниц. Мне очень нравится, когда к нам приходят маленькие модницы.

Мария: На нас работает «сарафанка». Это было нашей целью: изначально мы хотели все сделать качественно, чтобы человек вернулся к нам еще раз, чтобы другие люди увидели на нем изделие и тоже захотели сшить платье у нас. Мы очень дорожим своими клиентами. Когда мы повышали прайс, боялись, что старые клиенты уйдут, но понимали, что, если мы его не повысим, работа нас накроет, мы просто не осилим такой поток. Мы понимаем, что есть портные попроще, и некоторым девушкам-выпускницам просто не нужно такое качество пошива и такие материалы, которые предлагаем мы. На деле оказалось, что многим клиентам дорого наше отношение и понимание того, что они действительно хотят, осознание, что им все сделают действительно качественно и вовремя, не сорвут сроки. Поэтому они пережили повышение цен и остались.

Анна: Любой бизнес так или иначе сталкивается с трудностями. Ничего особенного в этом нет. Нам хочется, чтобы события развивались быстрее. Надо искать какие-то компромиссы в работе, бережно относиться к сотрудникам, потому что на рынке очень мало хороших портных и конструкторов.

Материалы и цены

Мария: Есть оптовые базы, на которых мы закупаем ткани. Они очень разные. Бывает, что ткани выдают за итальянские, а на самом деле они китайские. Ездить в другую страну специально за тканями мы не видим смысла из-за объема — у нас ведь не крупное производство. Почти все российские дизайнеры, как и мы, закупаются в российских точках. После того, как мы стали шить мужскую одежду, мы стали заказывать дорогие английские ткани, которые обладают особыми свойствами — не мнутся и не пропускают воду.

Анна: Все зависит от сложности изделия, типа ткани, количества ручной работы. Цена может сильно варьироваться — сейчас у нас в работе два костюма ценой в 60 000 руб. Обычно мы стараемся уложиться в среднюю цену, но все зависит от запросов. Иногда нам приносят изделия из других модных домов и мы понимаем, что сотрудничаем с очень хорошими портными и конструкторами, поэтому наши изделия в плане качества опережают многие другие.

Мария: Первые два месяца мы выезжали к клиентам домой или звали их к себе. Позже нашли помещение по приемлемой цене — в центре и не очень далеко от дома. Место удобно расположено, нравится клиентам, потому что туда можно добраться на метро и на машине. Мы вложили в аренду все деньги, которые накопили и заработали. Нам было боязно, но отступать было некуда. В ателье ничего не было, даже зеркала. Когда приходили клиенты, мы снимали их на телефон, потом показывали, как изделие на них смотрится. Что-то приносили из дома, собирали по знакомым. Подержанные машинки искали на досках объявлений. Многие ателье сейчас расформировываются, сбывают оборудование по низкой цене, чтобы быстрее его продать. Мы поймали этот момент.

Индивидуальный подход

Анна: Все силы сейчас уходят на то, чтобы обрабатывать индивидуальные заказы. Иногда мы создаем отдельную коллекцию специально для клиентов. Сейчас для женщин нестандартных размеров мы шьем коллекцию, которая подчеркент их достоинства и скроет недостатки. Это тоже творчество.

Когда мы заканчиваем мини-коллекции, мы фотографируем их и показываем в каталогах и на сайте, чтобы заинтересовать клиентов свежей информацией. Многие люди приходят и спрашивают: «То, что я видел на сайте, — ваша работа? Я думал, вы просто берете картинки из интернета».

Анна: Из регионов в основном заказывают детские платья. Уже несколько раз мы отправляли заказы в Израиль и Санкт-Петербург. Мы сразу отказываемся делать сложные свадебные и вечерние платья, которые нужно сажать на фигуру. Если я понимаю, что человек не может приехать на примерку, хотя бы на одну, я не соглашаюсь брать заказ. Летом мы случайно встретили девушку, которая через интернет заказала где-то свадебное платье. Перед самой свадьбой ей прислали совсем не то, что она ожидала получить. Она просила нас помочь. Кроме того, я не уверена, что клиент сможет правильно снять мерки — у всех портных свои методы. Без проблем мы отправляем простые изделия — юбки, отработанные модели, детские модели из стрейчевых тканей.

Мария: У нас уже больше 400 клиентов, мы хотим развиваться дальше. Может быть, откроем свой дом моды. Пока рано об этом говорить. Мы будем больше работать с регионами, когда будем делать больше готовых вещей. А пока мы отсылаем в основном юбки и детские вещи.

Читайте также:  Бизнес по заправке картриджей
Ссылка на основную публикацию