Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Как открыть клуб робототехники и заработать на нём: опыт предпринимателя

Открыть кружок робототехники и не разбиться о «скалы» рынка

На какие вопросы ответить и как снизить вероятность банкротства при открытии кружка робототехники. Екатерина Днепровская, директор Центра программирования и робототехники Эду-Крафт, делится опытом организации бизнеса.

Энтузиазм и «скалы» рынка

Рынок кружков образовательной робототехники растет невероятными темпами, привлекая к себе энтузиастов и тех, кто давно мечтал реализовать мечту. К сожалению, к мечте не прилагается учебник с ответами на вопросы, поэтому новички проходят одни и те же ошибки, раз за разом повторяя судьбу тех, кто уже разбил корабль о «скалы» рынка. Мы делимся своей историей и подготовили чек-лист начинающего предпринимателя.

Зайдите в любой крупный торговый центр и вы найдете десятки ювелирных магазинчиков. Скучающие продавцы борются за единичных клиентов. Рынок кружков, особенно в Москве, сегодня чем-то похож на такой же огромный торговый центр. Одни и те же дети посещают секции, переходя от одной компании к другой в поисках лучших условий. Однако это не пугает тех, кто решил сделать невероятный шаг — открыть свое дело!

Легкий вход в рынок

Легкий вход — вот одна из главных отличительных черт, которая привлекает начинающих предпринимателей на рынке кружков робототехники. Достаточно купить конструкторы и арендовать помещение — и кружок готов к работе. И почему предпринимательство считается таким сложным?! Никого даже не страшит стать № 201 на рынке, ведь каждый уверен, что его проект уникален и неповторим. Такими же были и мы.

Конкуренция

Три года назад мы проводили первые мастер-классы и, как и большинство современных стартапов (прим. бизнес в стадии формирования финансовой и бизнес-моделей), были молоды, уверенны в успехе, мечтали стать большими и, возможно, богатыми, чувствовали себя невероятно умными и подкованными. Мы открыли клуб робототехники и программирования Эду-Крафт. Нам казалось, что все получается. До того момента, пока на рынке не появилась бешеная конкуренция из клубов, которые предлагали то же самое, что и мы. Так мы стали одними из многих.

Вторым звонком, что с проектом что-то не так, стала текучка в группах и низкая маржинальность бизнеса. Мы считали финансы только по первому месяцу и льстили себе, что прибыли могут быть просто невероятными. По факту — недобор в группах и сезонность. Денег — «топлива» любого бизнеса — становилось все меньше. К лету 2015 года мы оказались совершенно не готовы, и пришлось туго. Мы предпринимали неуверенные попытки «потушить пожары», но действовали одними и теми же методами.

Болезни роста

Этого нам казалось мало, и мы решили, что пора расти. Открыли 4 точки спустя полгода после старта клуба. Сегодня кому-то это может показаться незначительным, но для новичков без опыта в бизнесе и руководстве это оказалось почти губительным. Мы не знали, как управлять и контролировать процессы, преподавателей, а клиенты уходили. Мы, как преподаватели, тратили времени больше, чем зарабатывали на этом. Сооснователь проекта Алексей, который вел занятия по робототехнике, каждую субботу увозил из клуба на Таганке 30 кг оборудования домой, а из дома — в корпус на Юго-Западной и обратно, и все это на себе. И так каждую неделю.

Однажды ни денег, ни сил не осталось. Мы решили, что пора учиться. После этого многое поменялось. Не скажу, что мы решили все проблемы, но прошли критичные для стартапа первые 2 года и остались на рынке.

В определенный момент времени нам начали писать, звонить и даже приходить разные ребята, которые хотят открыть клуб. Отвечая на одни и те же вопросы, мы постепенно собрали всю информацию в одном небольшом курсе. На нашем примере вырос один конкурент — мы искренне рады, что помогли им.

На самом деле, каждый, кто начинает новый проект на рынке детской робототехники, — настоящий герой! Лишь единицы переходят от слов к делу. Это мы знаем не понаслышке. Из десятков заявок, которые приходят к нам на онлайн-курс по открытию клубов, в итоге остаются около 20%, из которых только 20% реально смогут запустить свой клуб.

Проблемы, которые парализуют кружок

Мы решили подготовить чек-лист для тех, кто уже стартует или только собирается открывать кружки, в надежде, что он поможет избежать самых серьезных, часто игнорируемых проблем, которые могут если не убить, то приостановить развитие проекта на довольно длительное время. Их совершали мы, и продолжают совершать начинающие проекты.

Ответьте на следующие вопросы:

1. Финансы

Вы просчитали финансовую модель клуба? Вы составили план получения прибыли по месяцам с учетом текучки, недоборов и сезонности? Вы просчитали свою «ватерлинию», то есть точку минимальной окупаемости кружков? Ниже какого показателя по численности групп вы не можете опуститься?

Большое количество стартапов закрывается еще на старте не из-за отсутствия кадров или аренды помещения, а просто потому, что до открытия не хватило денег. Пребывание в «розовых очках» губительно для бизнеса в целом. Кажется очевидным, но выполняется исключительно редко. Как это посчитать и где найти информацию? Эксель и интернет в помощь. Все ответы там есть.

2. Позиционирование

Чем вы отличаетесь от конкурентов? Почему клиент должен пойти именно к вам? Есть ли у вас простой и четкий слоган, который бы дифференцировал вас от других?

На таком высококонкурентном рынке как детские кружки по робототехнике, особенно в Москве, выделиться очень не просто. По факту, только одна компания на рынке, на наш взгляд, сейчас имеет четкое позиционирование в умах клиентов. И, к сожалению, лозунги типа «мы учим детей «великому», «мы лучшие в…» ничего не скажут конечному потребителю услуги. Удачное позиционирование на старте сэкономит десятки тысяч на рекламе. В этом вам поможет изучение маркетинга.

3. Масштабирование проекта

Какой бюджет вам необходим для открытия каждой точки? Подготовлена ли у вас инфраструктура? Как вы будете контролировать каждую точку? При какой убыточности вы закроете клуб? Как вы контролируете рост организации в контрольный период (и какой он у вас)?

Когда у вас много точек, это значит, что … у вас много точек. Среди начинающих и еще неопытных бизнесменов бытует мнение, что, чем больше будет клубов, тем больше денег. К сожалению, вместе с деньгами приходят и большие расходы, а еще проблемы контроля и управляемости. Мы прошли через этот этап, когда спустя полгода после открытия клуба решили открыть 4 точки. Даже крупные компании контролируют свой рост в рамках имеющихся у них ресурсов и компетенций, поскольку очень важно не масштабировать все проблемы одного клуба на сеть.

Выходя на рынок, надо быть готовым к тому, что от вашего открытия реально выиграют только поставщики оборудования и провайдеры различных услуг (типа яндекса, гугл, фейсбука, создатели лендингов, которым мы платим, чтобы они помогли нам занять более высокие позиции).

4. Выживаемость проекта

Как вы контролируете текучку в группах? Какой у вас план на лето? Какой план на праздники, когда занятий нет? Есть ли у вас «подушка безопасности»?

Бизнес кружков — очень сезонный, зависит от настроения клиентов и их планов. Будьте готовы финансировать бизнес в сложные периоды и планировать финансовые разрывы. В этом помогут обычные финансовые расчеты точки безубыточности и формирование «сберегательного» счета клуба на тяжелые дни.

5. План Б — конструктивная смерть

Что вы будете делать, если не наберете группы? Что будете делать, если через 2-3 месяца один из партнеров скажет, что больше не будет продолжать работать с проектом? Как вы будете делить прибыль, если все будет хорошо/плохо? Сможете ли в одиночку развить проект?

В самом начале пути, когда все полны энтузиазма, вы не готовы составить «брачный» договор со своим партнером по проекту. Давайте представим, что спустя 2 месяца после старта ваш «партнер» просто перестанет отвечать на звонки и письма, ссылаясь на занятость. Что вы будете делать? Никто не застрахован от подобной ситуации. Сейчас мы помогаем одному проекту грамотно и аккуратно закрыться после разрыва отношений между партнерами. А ведь простое обсуждение, «что мы будем делать, если…», подготовит к подобным ситуациям.

Обратите внимание также на создаваемую инфраструктуру, а именно закупку конструкторов и ноутбуков. Определяя период тестирования гипотезы проекта, рекомендуем выбирать тип кружков с наиболее ликвидным оборудованием — таким, которое в случае неудачи вы легко продадите. Если вы купили супер дорогие и никому не известные конструкторы, шанс, что вы их реализуете в рамках плана Б, очень не велик.

Мы абсолютно уверены, что почти каждый справится с подготовкой клуба к открытию, но не каждый останется на рынке через год. Останутся только самые выносливые, самые обеспеченные ресурсами или самые несгибаемые. В конце концов вашим главным преимуществом остаются ваши знания и опыт.

Способность учиться быстрее, чем ваши конкуренты, может быть, единственное, заслуживающее поддержки, конкурентное преимущество, —

А. де Геуз.

Если хотите воспользоваться чужим опытом и знаниями, чтобы обойти многие подводные камни на старте, ждем вас на нашем онлайн-курсе. Чужой опыт стоит дешевле, чем собственные ошибки, которых можно было избежать.

Как открыть клуб робототехники и заработать на нём: опыт предпринимателя

«Все началось 12 лет назад, когда главный редактор журнала Linux Format Валентин Синицын написал первую статью про контроллер Arduino. Он был удивлен шквалом обращений: многие читатели просили привезти контроллер в Россию. Его возможности поражали: опытные умельцы приспосабливали его под любые проекты, начиная от умного замка, который открывается при особом стуке и заканчивая лазерной арфой, которая воспроизводит звуки при прерывании сигнала. И мы задумались: как сделать так, чтобы Arduino смог попасть в школу и стать частью образовательного процесса?», — вспоминает Фролов.

Тогда команда принялась за разработку концепции проекта по обеспечению образовательных учреждений специализированным оборудованием. Дело довольно быстро пошло в гору, поскольку, к счастью, у Павла и его команды уже был опыт работы с системой образования. Однако во время реализации проекта Павел Фролов столкнулся с двумя важными проблемами – малый срок работоспособности платы Arduino в процессе обучения и отсутствие разработанной программной части для обучения детей. Однако и тут довольно быстро нашлось решение: плату упаковали в прочные пластиковые корпуса, а в качестве основного языка программирования для детей был выбран Scratch, который впоследствии локализовали для применения в российских школах.

Читайте также:  Как открыть чебуречную

Несмотря на успех внедрения нового оборудования и программы обучения, в скором времени стало ясно, что полный переход образовательных учреждений займёт не меньше 10-15 лет. «Родители были не готовы столько ждать и постоянно просили нас открыть роботокружок» — рассказывает Павел.

Именно тогда пришла идея создать свой собственный клуб робототехники. В 2014 году прямо в офисе компании открылся самый первый РОББО Клуб.

В скором времени проект заручился поддержкой Сколково и Агентства стратегических инициатив, а еще позднее Минобрнауки России включило оборудование в перечень необходимого оборудования для оснащения школ.

«Я поставил цель создать такую систему, которая позволила бы значительно повысить планку инженерных навыков у современных детей, чтобы расширить их возможности в будущем, когда они станут взрослыми инженерами-инноваторами и либо пойдут налаживать роботизированные производства, либо откроют свои технологические стартапы», — продолжает Фролов.

Тогда РОББО Клуб стал расширяться, открывая все новые кружки и школы повсеместно в городах России и мира. Сейчас сеть насчитывает свыше 52 клубов и 155 школ в 8 странах.

Благодаря всесезонной бизнес-модели и многолетнему опыту становления теперь РОББО Клуб легко адаптировать в любом городе: для всех своих партнёров компания предоставляет продуманную программу обучения, полноценное прогрессивное оборудование, а также поддержку на всех этапах развития, начиная с зарождения и обсуждения самой идеи. За 28 дней с нуля специалисты помогают создавать окупаемое и прогрессивное дело. На протяжении всей работы клуба компания сопровождает партнёров и готова помочь с возникающими заминками или подсказать методику улучшения бизнес-процессов.

Кружок робототехники можно открыть за 70-80 тысяч рублей – гендиректор «Робокор»

Год назад в городе Кореновск с населением 40 тысяч человек открылся первый кружок робототехники. Он оказался успешным и прибыльным, поэтому новые кружки от компании «Робокор» начали появляться в других малых городах. Следующей покоренной ступенькой стал запуск франшизы и выход в города-миллионники.

Как работают кружки робототехники в маленьких городах и как выдержать конкуренцию в больших, Robohunter выяснил у генерального директора «Робокор» Максима Иванкова.

Интервьюер – Анна Ангелова

Респондент – Максим Иванков

Расскажите, где и как вы открывали первый кружок.

Первый кружок мы открыли в городе Кореновске Краснодарского края. Это был август 2017 года. Я тогда закончил университет, и передо мной встал вопрос – чем заниматься дальше. Меня давно тянуло в сторону бизнеса, и в сфере детской робототехники у меня были определенные компетенции. Мы посмотрели варианты франшиз, но они были дорогими и не были рассчитаны на открытие в маленьких городах. А в Кореновске население всего 40 тысяч человек. Поэтому мы решили сделать все сами.

Чтобы начать преподавать, мы с командой за две недели написали учебную программу на 2 месяца вперед (дальнейшую программу потом составляли по ходу) плюс начали закупать первичное оборудование. Много списанного оборудования брали в школах – чинили его, перекрашивали и ставили у себя в помещении. Параллельно запускали рекламу с минимумом средств: сами выходили на улицы, раздавали листовки, ходили в молодежный совет и просили содействия. В общей сложности на подготовку ушел месяц. Я занимался бизнес-процессами, плюс я по образованию инженер, поэтому также взял на себя методические программы, подборку комплектующих и электроники. Еще в команде были дизайнер и методист – всего три человека.

В каких городах сегодня есть кружки «Робокор»?

В Кореновске, станице Динской (Краснодарский край), два кружка в Новочеркасске (Ростовская область) и в Ростове-на-Дону.

Фото предоставлены «Робокор»

В чем особенности функционирования кружков робототехники в маленьких городах?

Самая главная особенность – там крайне сложно найти преподавателей. В средних и крупных городах преподаватели хоть немного компетентны изначально: это инженеры, которые работали с какой-либо техникой, электроникой, и их нужно обучить работать с детьми по нашей образовательной программе. В маленьких городах на наши вакансии, размещенные на Avito и HeadHunter, откликались бывшие продавцы, учителя физической культуры, математики – если повезет. Иными словами, у людей абсолютно нет первичных знаний, и вначале их приходится интенсивно обучать.

Как именно проходит обучение преподавателей?

После успешного прохождения собеседования кандидат допускается к подготовке. Будущему преподавателю направляется множество структурированных документов по педагогике, алгоритмам проведения занятий, электронике и т.д. Также прилагается подробный план проведения первых двух занятий в кружке. После изучения материала и получения ответов на все возникшие по ходу вопросы, после множественных консультаций с методическим отделом кандидат допускается к занятиям в роли слушателя. Он внимательно следит за проведением занятий опытными педагогами, отмечает для себя вопросы. После дополнительных консультаций кандидат допускается к проведению занятий вместе с действующим педагогом, периодически вовлекаясь в процесс преподавания. В процессе занятий педагог предоставляет кандидату все большую свободу действий и в конечном счете позволяет полностью самому провести занятие под присмотром. После получения достаточного количества опыта и корректировки методов преподавания кандидат может приступить к самостоятельной работе. Весь указанный процесс по времени сильно зависит от первоначального уровня кандидата и занимает от двух недель до двух месяцев.

Расскажите об оборудовании для занятий.

Оборудование включает две составляющих. Первая – электроника на основе Arduino: датчики, модули, которые мы закупаем либо у местных поставщиков, либо в Китае. Вторая составляющая – это различные конструкторы, которые мы делаем самостоятельно на своем производстве в Краснодарском крае.

Какие возрастные группы есть в ваших кружках?

У нас три возрастные группы: дети от 7 до 9 лет, от 9 до 14 и старшая группа. В самом начале мы делали эксперименты и пытались помещать в одну группу детей из начальной школы и старшеклассников. В этом были свои плюсы, потому что старшие помогали младшим, а младшие тянулись к старшим, но по большей части эта система показала себя с негативной стороны, поэтому мы начали делить детей по возрасту. В ближайшее время мы будем запускать еще одну группу – для детей от 5 до 7 лет. Сейчас готовим учебные программы.

Когда вам пришла идея об открытии франшизы?

Нам в этом сильно помог «Хабр». Я начал писать статьи о нашем развитии, инсайтах, и мне стали писать люди, говорить, что они тоже живут в небольшом городе и было бы здорово открыть кружок у них – они готовы в этом посодействовать. Большую роль сыграл завод «Промсвязь» в городе Юрьев-Польский во Владимирской области. Всего через пару встреч с представителями завода они предложили подписать документы на открытие у них кружка. Это был март 2018 года. На тот момент никакой франшизы у нас не было, и открывать кружок по франшизе в конце учебного года, особенно если прибавить время на подготовку, неэффективно. Поэтому мы предложили к лету запаковать франшизу и открыть кружок с сентября, что и было сделано. Несколько занятий в кружке от завода «Промсвязь» уже прошло.

Зачем заводу кружок робототехники?

Юрьев-Польский – небольшой город с населением 18 тысяч человек, и с кадрами там все достаточно печально. Руководство завода хочет готовить себе сотрудников на работу практически со школьной скамьи.

Помимо этого, есть ли уже заключенные контракты с франчайзи?

По нашей франшизе открыл кружок индивидуальный предприниматель в Питере – он уже неделю ведет занятия. Буквально сегодня-завтра мы заключаем договор на открытие кружка в Шахтах (Ростовская область) и второго кружка в Ростове-на-Дону.

То есть вы не планируете оставаться исключительно в малых городах – решение успешно масштабируется и для больших городов?

Конечно. Вдобавок мы нащупали для себя новую бизнес-модель. Стандартная модель франшизы предусматривает оплату паушального взноса и предоставление инструкций к открытию кружка робототехники. Мы подумали: что, если у человека есть деньги, но он не хочет сам открывать кружок и заниматься его операционным управлением? Тогда этот человек может заплатить нам определенную сумму денег, и за это мы сами открываем кружок робототехники в выбранном городе, занимаемся его операционным управлением, обучаем преподавателей, а инвестор получает долю прибыли от этого кружка. Сейчас на этот пакет у нас есть порядка десяти заявок с России и одна с Украины (Киев).

Вы чувствуете конкуренцию в больших городах?

По франшизе мы открыли кружки в Питере и Ростове-на-Дону, городах-миллионниках. Там мы работаем исключительно в спальных районах – на группу примерно из пяти домов в 15-20 этажей. Дети с этого спального района ходят к нам в кружок. Им это удобно: не надо далеко ходить. Благодаря этому конкуренции мы не чувствуем. Основной параметр, по которому клиенты выбирают кружок в больших городах – близость к их месту жительства.

Какие нужны стартовые вложения и за какое время реально выйти на прибыль?

Если открываться по франшизе, базовый пакет предусматривает паушальный взнос 200 тысяч рублей. Кроме этого, нужны минимум 150 тысяч первоначальных вложений. Но половина из этих 150 тысяч уйдут на покупку компьютеров и ноутбуков, а они нужны только через три месяца. Соответственно, вначале кружок можно открыть где-то за 70-80 тысяч. А ноутбуки оплатить с первой прибыли.

Обычно кружок выходит на ощутимую прибыль со второго месяца. В первый месяц мы начинаем работу с двух групп по 8 человек, к концу месяца их становится четыре, через три месяца мы выходим на 8-10 групп.

Как привлекать клиентов в маленьких городах?

Реклама здесь ведет себя непредсказуемо. Если в больших городах интернет-реклама показывает себя с самой лучшей стороны, то в маленьких городах это не работает от слова «совсем» до слова «совсем немного». Под небольшими я сейчас имею в виду города до 80 тысяч человек. Контекстная реклама здесь не работает вообще, социальные сети работают плохо. Главным источником привлечения клиентов становится сарафанное радио. Много средств, сил и времени уходит на то, чтобы привлечь первые 20 человек, а потом эти 20 человек привлекают остальных 60.

Читайте также:  Золотые правила постановки и достижения целей

В каких-то городах мы напрямую идем в школы, проводим бесплатные мастер-классы и за это просим допуск к родительским собраниям. Достаточно пройтись по всем родительским собраниям в школе, и у нас в течение недели будет 30-40 заявок на обучение.

В некоторых городах в школы категорически не допускают. Требуют разрешения от управления образованием, а с ним по поводу посещений школ договориться практически невозможно. В таком случае приходится проводить малоэффективные акции, выходить промоутерам с листовками, и стоимость привлечения клиентов вначале сильно возрастает. Но потом тоже включается сарафанка, и стоимость привлечения клиента падает практически до нуля.

Сколько в среднем нужно времени, чтобы в городе о вас узнали и заговорили?

Это зависит от того, насколько охотно нас пускают в школы. Лучший вариант развития событий был в Кореновске. Молодежный совет города пошел нам навстречу, мы сразу начали проводить мероприятия, акции. Мы ходили на встречу с главой города, главой района, нам предлагали помощь. В результате о нас узнали уже в первый месяц.

А в станице Динская, поскольку доступа на родительские собрания мы не получили, запускаться было крайне неудобно и крайне дорого, о нас там более-менее узнали и заговорили через 4-5 месяцев.

Как вы планируете развивать «Робокор»?

Мы собираемся заложить фундамент для дальнейшего развития в виде продажи франшиз – доработаем эту систему до максимальной эффективности. Потом мы намерены пойти в онлайн-образование, чтобы дети могли проходить онлайн-курсы с нашими наборами. Планируем выходить на школы: сейчас с ними работает только фонд «Вольное Дело» и только на лего-робототехнике. Мы собираемся внедрить туда электронику и Arduino, которые дают больше технических знаний.

Мода на инженеров: как заработать на обучении робототехнике

«Нужно открывать кружки, секции для детей», — призвал в 2012 году президент Владимир Путин. И с того же года бюджетным и частным организациям, получившим статус Центра молодежного инновационного творчества (ЦМИТ), из федерального бюджета выделяется невозвратная субсидия, которую можно использовать для создания инженерных кружков для детей. Сначала субсидия составляла 10 млн руб., с этого года ее размер снизился до 7 млн руб. По данным сайта Fabnews, в прошлом году из бюджета на это было выделено 419 млн руб., которые разделили между собой 67 организаций.

Услышали призыв президента в основном представители бюджетных организаций. ЦМИТы начали открываться при вузах, школах и музеях. Прибыльными из них стали единицы, говорит президент ассоциации ЦМИТов «ТехноЛаб Москва» Андрей Тесленко. Однако получить субсидию могут и предприниматели. Например, Школа профессий будущего К рашПро журналиста Наргиз Асадовой на операционную прибыль вышла с первых месяцев работы. За первые полгода работы школа получила около 4,5 млн руб. выручки. Прибыль, по оценкам РБК, составила около 1 млн руб.

Хорошие связи

Асадова — журналист со стажем. Она работала в журнале «Коммерсантъ — Власть», была замредактора «Эха Москвы», вела передачи. У Наргиз две дочери, и несколько лет назад она задумалась о том, какое образование они получат в России: «Мы стремительно отстаем от всего мира с точки зрения образовательных технологий». В то же время на образование детей родители сегодня денег не жалеют.

Благодаря рабочим связям и старым знакомствам ей удалось найти первого инвестора в проект — им стал основатель Британской высшей школы дизайна Александр Аврамов, который привлек еще трех соинвесторов: председателя совета выпускников Московской школы управления «Сколково» Гора Нахапетяна, генерального директора «Бала роботов» Игоря Никитина и креативного директора «Бала роботов» Марину Левашову.

Ожидания инвесторов совпали с мыслями Асадовой. «В России сегмент частного образования недоразвит даже по сравнению со странами BRICS, где в этой сфере крутятся сотни миллионов и даже миллиарды долларов», — говорит Аврамов. «Я в принципе планировал инвестировать в образование. Меня позвал в проект Аврамов » , — вспоминает Никитин.

Самая большая доля в уставном капитале КрашПро у Аврамова — 40%, у остальных — по 20%. Как пояснил РБК Никитин, доли распределены пропорционально вложенным средствам. Всего в идею Асадовой партнеры вложили 17 млн руб., говорит она. То есть, по оценкам РБК, Аврамов вложил в проект около 6,8 млн руб., остальные — примерно по 3,5 млн.

На эти деньги было закуплено оборудование для двух компьютерных классов по 15 компьютеров в каждом, один из которых оборудован iMac, второй — PC. Еще здесь 3D-принтеры, конструкторы для робототехники, паяльные станции, наборы для построения простых систем автоматики. Часть средств ушла на ремонт и дизайн помещения, разработку айдентики компании, оплату аренды и зарплаты методистов. «КрашПро» снимает 300 кв. м в центре Москвы — на Воздвиженке.

Обойтись можно было и куда меньшей суммой — например, еще один частный московский ЦМИТ, «Геккон», был запущен на 3 млн руб., утверждает учредитель «Геккона» Александр Матвеев. На эти деньги были закуплены 3D-принтер, оборудование для компьютерного класса, наборы Lego, оплачена аренда и реклама.

В марте 2016 года Асадова открыла Школу профессий будущего КрашПро, в которой проводит курсы по робототехнике, 3D-моделированию, анимации и другим направлениям. «Я ориентировалась на высокотехнологичную индустрию — инженерное дело, IT, медиа», — поясняет она. Широкой рекламы школа не давала: Асадова провела день открытых дверей, на который приглашала людей через сервис TimePad и социальные сети. Несмотря на высокую стоимость занятий (70 тыс. руб. за три месяца), в группы быстро удалось набрать по 11 человек. Таким образом, за три месяца школа заработала около 3 млн руб.

Летом в школе шли интенсивы (35 тыс. руб. за двухнедельный курс), то есть школе удалось выручить еще около 1,5 млн руб., а осенью количество направлений расширилось до десяти. По каждому направлению сейчас набирается одна группа. К уже существующим добавятся программы «Мастер социальных медиа», «Программирование на С/С++», «Создание умных вещей», «Дизайн и разработка компьютерных игр», «Основы информационных технологий» и «Создание фильмов». Цена курсов при этом выросла до 80 тыс. руб. Наргиз не считает ценник завышенным. «Дети занимаются у нас по семь часов в неделю, так что в пересчете на один час времени это чуть больше 1 тыс. руб.», — говорит Асадова.

Летом Агентство инноваций Москвы завершило отбор проектов, которые должны получить субсидию, и Асадова получила еще более 6 млн руб. (на такую сумму она написала заявку), которые вложила в развитие бизнеса.

«Для старта более скромного, чем КрашПро, проекта субсидии вполне достаточно, — говорит президент «ТехноЛаб Москва» Андрей Тесленко. — На 6–7 млн руб. можно закупить все необходимое оборудование и расходные материалы».

На получение субсидии уходит около полугода. Нужно быть субъектом малого или среднего бизнеса и предоставить пакет документов, в который входят копии учредительных документов, концепция и смета центра, выписка со счета и др. Соискателям субсидии нужно защитить свой проект перед представителями федеральных и региональных властей. В Москве конкурс составляет в среднем две заявки на одну субсидию, говорит Тесленко.

Открыть на эти деньги школу танцев или спортивную секцию не получится — деньги нужно потратить на закупку оборудования. Запустить промышленное производство тоже нельзя — стоимость одного станка не должна превышать 1 млн руб.

Сделай себе робота

« Школа мало развивает навыки коммуникации, умение работать в команде, а это то, что сейчас востребовано в технологических отраслях » , — рассуждает Асадова .

В КрашПро дети разрабатывают свое приложение, снимают фильм, программируют робота. Каждую мастерскую ведет человек, работающий в соответствующей индустрии. «Мы брали людей, которые могут продемонстрировать детям то, что они сделали в своей специальности » , — говорит Асадова .

Самым сложным оказалось найти профессионалов, готовых тратить время на работу с детьми. С некоторыми переговоры длились по 3–4 месяца. Пригодились журналистские знакомства. В ​КрашПро преподает, например, Александр Алексеев, генеральный директор креативного агентства, входящего в Media Arts Group, и инструктор академии Cisco Илья Спивак .

Непростыми для Асадовой оказались переговоры с преподавателями по 3D-моделированию и 3D-анимации. «Это очень востребованная профессия, спрос на специалистов огромный, они завалены работой, и даже если им интересно преподавать, им некогда это делать», — сетует она.

Зарплаты составляют чуть ли не половину в структуре расходов: в июне из 1,7 млн руб. расходов 800 тыс. руб. пришлось на зарплаты. Размер зарплат педагогов Асадова не раскрывает, но Тесленко считает, что они могут составлять около 1,5 тыс. руб. в час при сдельной оплате и 60–80 тыс. руб. в месяц при работе в штате.

Зато старшеклассники, выпускники курсов могут познакомиться с будущими работодателями. На мастерских в КрашПро дети работают над проектами, которые в конце курса презентуют «людям из индустрии», говорит Асадова. Например, по результатам такой презентации одного из учеников школы позвали на стажировку в агентство Redmadrobot.

В общей сложности за время работы КрашПро обучение в ней прошли около 100 детей. Рентабельность продаж, по данным школы, держится на уровне 20%. Хотя Асадова подчеркивает, что прибыль нестабильна. «Норма прибыли зависит от мастерской. Где-то это 15%, где-то 10%, где-то 0%, — говорит она. — На стабильную операционную прибыльность мы планируем выйти весной 2017 года. Окупаемость проекта будет достигнута через 3–5 лет, в зависимости от состояния рынка».

46 Центров молодежного инновационного творчества открыто на данный момент в Москве

7 млн руб. в этом году составляет государственная субсидия на открытие ЦМИТа. Ее можно не возвращать

80 тыс. руб. за три месяца в среднем стоят курсы для детей в школе КрашПро

0 руб. в месяц стоят курсы по робототехнике в бюджетных образовательных учреждениях для москвичей

20% составляет рентабельность продаж КрашПро​

Дополнительное техническое образование для детей в Москве — конкурентная сфера. В ней работают и частные компании, как, например, «Лига роботов», которая насчитывает около 100 секций робототехники в Москве и Московской области, и бюджетные учреждения.

Читайте также:  Бизнес - план. Маркетинг и сбыт продукции (услуг)

В бюджетных учреждениях дети, прописанные в Москве, при записи через портал госуслуг могут учиться бесплатно. Например, в Доме научно-технического творчества молодежи «На Донской» есть места на курсах по робототехнике и 3D-моделированию. Для тех, у кого прописки нет, обучение обойдется в 3,2 тыс. руб. за четыре занятия по два часа.

Сейчас в Москве субсидию на открытие и статус ЦМИТ получили 46 организаций. «Робототехника и 3D-моделирование — это самые популярные и конкурентные направления, — говорит Тесленко. — Асадова же сделала вещи, связанные в основном с digital, с маркетингом, даже частично с big data. Ее школа учит тому, что реально востребовано крупными компаниями».

Бюджетные ЦМИТы, как правило, не приносят прибыль, утверждает Тесленко. «С одной стороны, Минэкономразвития, которое выдает часть денег на субсидию, не ставит перед ними задачи зарабатывать, — говорит он. — КрашПро — один из немногих центров, который выстроил понятную бизнес-модель».

Еще один пример прибыльного ЦМИТа — «Геккон» Александра Матвеева. Правда, он работает в более демократичной ценовой категории и в целом по другой бизнес-модели. Месяц инженерных занятий раз в неделю по 1,5 часа в «Гекконе» стоит 3,4 тыс. руб. (то есть около 850 руб. в час). Но основную долю выручки приносит не это. «Сделать так, чтобы инженерные занятия приносили деньги, довольно сложно, — признает Матвеев. — Деньги мы зарабатываем на том, что близко и понятно людям: на английском, математике, шахматах. Это всегда пользуется спросом».

Сейчас в «Гекконе» функционируют 115 учебных групп по разным предметам. Заработанные на занятиях по английскому деньги Матвеев вкладывает в инженерные курсы, но надеется, что в будущем на курсах по робототехнике ему тоже удастся заработать. Месячная выручка «Геккона» — на уровне выручки КрашПро, то есть порядка 2 млн руб. в месяц, говорит Матвеев.

«Ниша инженерных кружков в Москве — колоссальна и только начинает развиваться, — уверен Тесленко. — Но есть проблема с тем, что делать дальше с этими детьми, куда им расти. Асадова нашла решение — она взаимодействует с компаниями из digital-среды. Если у других центров тоже будут построены связи с потенциальными работодателями, эта ниша будет расти быстрее».

Пока и Асадова, и Матвеев планируют развиваться только в московском регионе. КрашПро собирается открыть в следующем году 4–5 филиалов в столице, а этой осенью откроются ее представительства в двух частных школах Москвы и Подмосковья. Матвеев до конца этого года собирается открыть еще три филиала.

В регионах ситуация с ЦМИТами осложняется тем, что 70% услуг центры должны предоставлять бесплатно. В Москве это ограничение не действует из-за высокой аренды и зарплат.

Как мы открывали детский центр робототехники в небольшом городке

Привет Хабр! Сегодня я бы хотел рассказать о нашем опыте открытия кружка детской робототехники и о тех нюансах, которые возникли в процессе.

На данный момент наша команда развивает небольшую сеть детских центров робототехники на Юге России. Первый центр мы открыли в сентябре 2017 года. Так как команда достаточно умелая, от франшизы мы решили отказаться сразу. Нам казалось: что может быть проще, чем написать свою небольшую образовательную программу? Наборы лего робототехники стоили каких-то заоблачных денег, которых на момент старта ни у кого из нас не было. Поэтому вполне логичным шагом стала разработка учебной программы по электронике и роботам на основе arduino.

Население города, в котором планировалось открыть первый центр насчитывало всего 40 000 человек. На занятия мы принимали детей от 7-ми лет. Путем сложных математических вычислений было выяснено, что в городе с данной численностью потенциально на робототехнику может ходить 200 человек. Посчитав все цифры, нам показалось, что данный вид деятельности может приносить хороший заработок. Если учесть еще то, что мы очень любили робототехнику и готовы были ее преподавать, то мы были в полном восторге.

Открытие намечалось на начало сентября, закупать все необходимое и писать образовательную программу мы начали в середине июля. Первым делом наиболее ответственный член команды открыл на себя ИП для официального оформления трудовой деятельности. Основным видом деятельности выбрали содержание досугового центра для детей. (уже точно не помню, какой ОКВЭД)

Дело в том, что для того, чтобы официально преподавать, нужна образовательная лицензия. Получить ее крайне сложно, долго и дорого. Если выбрать путь досугового центра, то возникает всего два ограничения: мы не можем писать в рекламе и публично говорить о том, что занимаемся образованием детей, и мы не можем выдавать официальные сертификаты о том, что ребенок прошел образовательный курс. Во всем остальном досуговый центр практически ничем на момент старта не отличается от образовательного учреждения.

Аренда помещения в 15 кв. м в центре города нам обошлась по 450 рублей за кв. м. На поиск помещения ушла неделя времени. Парты и стулья мы попросили в ближайшей школе. Списанная мебель, десятилетиями хранившаяся в подвале, внушала мало доверия. Мы ее перекрасили и поменяли столешницы. Стеллажи купили в Леруа Мерлен. Стоят они не так дорого, но что важнее – идеально подходят для центра робототехники. Доску и оставшуюся мелочь приобрели у местных поставщиков. Оборудование, необходимое для занятий, а именно множество различных электронных компонентов, провода и батарейки были заказаны в Китае.

Спустя пол месяца работы у нас было оборудованное помещение, наборы электроники путешествовали где-то по миру в поисках адресата. Дело осталось за малым: найти первых клиентов. Мы начали посещать всевозможные мероприятия, таскали с собой небольших роботов и раздавали листовки. За весь август таким образом к нам записалось 8 человек, что как раз составляет одну группу. Дети набирались как-то вяло, и мы не могли понять: почему? Сейчас, спустя продолжительное время и набитые шишки, я понимаю, что мы делали не так практически все, что можно было делать не так. Самая грубая ошибка, которую мы допустили, – мы думали, что наши клиенты – дети. На самом деле наши клиенты – это родители, ведь именно за ними последнее слово и они платят за ребенка деньги. Поэтому всю рекламу нужно ориентировать в первую очередь на родителей школьников. Расклейка объявлений в местах скопления родителей и посещение школьных собраний дало взрывной характер: каждый день записывалось минимум 3 человека.

Вторая ошибка, которую мы допустили, – слишком полагались на соцсети. В таком маленьком городе интернет реклама не работает вообще. То есть совсем. О каком – то SMM продвижении говорить даже не приходится. Пожалуй, единственный источник рекламы – «сарафанка». Главная проблема сарафанки – это проблема курицы и яйца. О вас не заговорят, пока о вас не будет знать много людей, но о вас не узнает много людей, пока о вас не заговорят. Исходя из этого, нужно продвигать рекламу всеми возможными методами, пока не наберется наименьшее количество людей, которое о вас узнает и сможет запустить сарафанку. Этот момент вы определите без труда: в один из дней вам просто начнут звонить через каждые пол часа и узнавать подробности детской робототехники.

Конкурентов в городе у нас не было совсем. Ни прямых, ни потенциальных. Техническим развитием детей не занимался никто, поэтому с этой стороны мы могли дышать свободно.

В сентябре мы начали занятия с первой группой в 8 человек. Вначале изучали основы электроники и электричества, учились собирать различные схемы. Основная запись у нас началась в сентябре – октябре. В среднем, набирали новую группу каждые две недели.

Политика ценообразования с нашей стороны была проведена достаточно банально: мы посмотрели, сколько берут за подобные занятия в ближайшем крупном городе. Оказалось – 500 рублей. При 8 – ми занятиях в месяц выходит 4000 рублей. Нам это показалось неимоверно много, да и в маленьком городе такие деньги никто бы не заплатил. Мы просто прикинули, что в наших условиях проводить занятия по 150 рублей будет достаточно, с этого и начали. Через 2 месяца поняли, насколько мы ошиблись, и пришлось повышать цену, что прошло со скрипом среди родителей. Мы совершенно не учли, что посещаемость детей на занятиях колеблется на уровне 80 %, что уже убирает часть потенциальной прибыли. Так же нам постоянно приходилось докупать новые электрические компоненты, так как дети часто их теряли или сжигали.

Образовательную программу, интересную детям сходу написать так же не получилось. То, что нам казалось банальным и понятным, дети не понимали, обратное так же справедливо. На данный момент у нас написано множество учебных программ: по основам электроники и электричества, основам программирования игр в Scratch, программированию Arduino, 3D моделированию и других. Нам приходится постоянно подстраивать программы под детей, иначе они теряют интерес к занятиям и уходят. Главное в занятиях робототехники – это максимально заинтересовать ребенка. Создать условия, чтобы сложное техническое обучение проходило в понятной для него форме. Создать такую обстановку сходу у нас не получилось.

Только через полгода нам удалось более-менее отработать большинство процессов обучения и управления, чтобы занятия детской робототехникой с нашей стороны перестали быть каторгой и начали приносить удовольствие и постоянный доход. За это время мы открылись еще в двух небольших городах на тех же условиях и планируем продолжить экспансию провинции. Так же за это время наши дети поучаствовали в нескольких крупных соревнованиях, и во всех заняли первое место. Отдельной темы заслуживает сравнение разработанной нами технической программы со стандартной программой на лего – робототехнике. Наша показала себя на голову выше со всех возможных сторон.

Ссылка на основную публикацию