Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Деньги на здоровье: услуги медицины — одни из самых маржинальных в стране

Деньги на здоровье: услуги медицины — одни из самых маржинальных в стране

Рынок медицинских услуг, долгое время существовавший преимущественно за счет госфинансирования, только начинает активно привлекать частный капитал

Емкость рынка медицинских услуг в России исчисляется десятками миллиардов долларов. В общей структуре расходов на здравоохранение сегмент, связанный с оказанием медпомощи, занимает первое место, примерно в два раза опережая объем сегментов фармацевтических препаратов и медицинский изделий вместе взятых. В 2016 году объем рынка в России составил 2,2 трлн руб., и есть все основания полагать, что к 2019 году медицинские услуги станут одним из самых динамично растущих сегментов рынка здравоохранения с совокупным темпом роста порядка 9%. При этом уровень маржи операционной прибыли в сегменте составляет около 13%, уступая только трем крупным отраслям экономики с максимальной маржинальностью 20,3%.

Исторически сложилось, что основным источником инвестиций на рынке медицинских услуг в России выступало государство, в то время как частные инвесторы долгое время не стремились занять эту нишу. Российский рынок частной медицины по-прежнему сложно назвать сформировавшимся. Доля топ 5 ведущих частных клиник – ГК «Мать и дитя», «Медси», Европейского медицинского центра, «Ава-Петер» и «СМ-Клиники» — не превышает 7%. А выручка крупнейшего игрока – ГК «Мать и дитя» — в 2015 году составила 9,5 млрд руб., что в разы меньше средних объемов бизнеса крупных западных медицинских учреждений.

При подготовке статьи были использованы материалы: www.forbes.ru

Похожие новости

Евтушенков обеспокоился о здоровье

Правительство согласилось расширить территорию международного медицинского кластера в Сколково за.

Регулируемый Forex: кому выгодно играть на валютном рынке по правилам

В понедельник, 15 мая, прошли первые сделки на регулируемом российском рынке Forex. Таким образом.

Частная медицина в России: лечение на результат и распределение рисков

Медицина сегодня — это прежде всего бизнес. Когда медицинские учреждения будут бороться за.

На полпути в цифровое будущее: насколько востребованы услуги онлайн-банкинга?

Сейчас переломный момент: с одной стороны, уже многие имеют техническую возможность, попробовали и.

Рецепт решения проблем здравоохранения и образования от ЦСР

24 апреля. В XXI в. перспективы экономики зависят от человеческого капитала: образование.

Иностранцев заманили облигациями

Спрос на российские долговые бумаги продолжает оставаться ажиотажным. Министерство финансов.

Доля семей, у которых есть средства для развития, снизилась до 30%

14 апреля. За кризис 2014–2016 гг., сопровождавшийся падением реальных доходов и зарплат.

Торговые наценки ритейлеров выросли вдвое

7 апреля. Торговые наценки ритейлеров увеличились вдвое по сравнению с прошлым годом.

Деньги на здоровье: услуги медицины — одни из самых маржинальных в стране

Емкость рынка медицинских услуг в России исчисляется десятками миллиардов долларов. В общей структуре расходов на здравоохранение сегмент, связанный с оказанием медпомощи, занимает первое место, примерно в два раза опережая объем сегментов фармацевтических препаратов и медицинский изделий вместе взятых. В 2016 году объем рынка в России составил 2,2 трлн руб., и есть все основания полагать, что к 2019 году медицинские услуги станут одним из самых динамично растущих сегментов рынка здравоохранения с совокупным темпом роста порядка 9%. При этом уровень маржи операционной прибыли в сегменте составляет около 13%, уступая только трем крупным отраслям экономики с максимальной маржинальностью 20,3%.

Исторически сложилось, что основным источником инвестиций на рынке медицинских услуг в России выступало государство, в то время как частные инвесторы долгое время не стремились занять эту нишу. Российский рынок частной медицины по-прежнему сложно назвать сформировавшимся. Доля топ-5 ведущих частных клиник – ГК «Мать и дитя», «Медси», Европейского медицинского центра, «Ава-Петер» и «СМ-Клиники» — не превышает 7%. А выручка крупнейшего игрока – ГК «Мать и дитя» — в 2015 году составила 9,5 млрд руб. (по данным портала Vademecum), что в разы меньше средних объемов бизнеса крупных западных медицинских учреждений.

В то же время, динамика инвестиций позволяет сделать вывод о том, что сегмент медицины становится более привлекательным для частного капитала: объем частных инвестиций в сектор по итогам 2016 года составил порядка 26 млрд руб. – рекордная для рынка цифра. Крупнейшие российские клиники сегодня начинают активную территориальную экспансию и расширяют свои сети в регионах. На рынок медуслуг приходят первые иностранные инвесторы.

Так, в июле 2016 года крупнейшая македонская клиника Acibadem Sistina объявила о планах выступить соинвестором строительства многопрофильного госпиталя в Ростове-на-Дону. В том же году итальянский медицинский холдинг GVM вложил в строительство поликлиники в центре Москвы 10 млн евро и планирует развивать новые медицинские проекты в России.

Пристальный интерес частного капитала к сегменту медицинской помощи в кризисный период закономерен. Рынок медуслуг практически не подвержен циклическим колебаниям, спрос на медицинскую помощь остаётся стабильным даже на фоне макроэкономической турбулентности. Это чрезвычайно привлекательно для инвесторов даже несмотря на то, что вложения в медицину – это «длинные» инвестиции с серьезным сроком окупаемости, который уходит за горизонт 4-5 лет.

Еще один мощный драйвер инвестиций в сегмент — это огромной отложенный спрос на качественные медицинские услуги в России, который уже не может быть в полной мере удовлетворен за счет государственного финансирования. Реальный рост рынка ОМС, согласно прогнозам Правительства, в ближайшие годы останется на уровне прошлых лет, в то время как потребность России в медуслугах будет расти как вследствие естественного процесса старения населения и роста сопутствующих заболеваний, так и за счет совершенствования методов диагностики. Это фундаментальные факторы, которые будут способствовать повышению инвестиционного потенциала рынка медуслуг в среднесрочной перспективе.

Вторая группа факторов – субъективные. Инвесторы все больше предпочитают базовым отраслям экономики высокотехнологичные сегменты, в число которых благодаря развитию инноваций и изменению регуляторной среды входит медицина.

В последние годы в России начался настоящий бум инвестиций в цифровую медицину. Растет интерес к телемедицине, позволяющей врачу и пациенту общаться при помощи приложения, появляются устройства, которые позволяют самостоятельно управлять здоровьем и, как следствие, реже посещать медицинские учреждения. С изменением законодательства в сфере дистанционных медуслуг целый ряд профильных и непрофильных игроков из отраслей телекоммуникаций, хайтека и финансовых услуг объявил о запуске телемедицинских проектов. Один из самых ярких отечественных кейсов – сервис вызова врача на дом Doc+, который в 2016 году привлек $5,5 млн инвестиций от Яндекса и фонда Baring Vostok. В марте 2017 года о выходе на рынок телемедицины объявили МТС и «Медси», а в апреле дистанционные медконсультации запустила группа «Ренессанс страхование» совместно с сетью клиник «Доктор рядом». Об амбициях на рынке онлайн-медицины заявил Сбербанк, который сейчас ведет переговоры о покупке сервиса для поиска врачей DocDoc.

Среди традиционных моделей медпомощи можно выделить два сегмента: поликлинический (амбулаторное обслуживание) и госпитальный (стационарное обслуживание). Приоритеты инвесторов по отношению к этим сегментам эволюционировали с течением времени. Исторически частная медицина в России начиналась с фокуса на поликлиническое звено. Это связано с гораздо меньшим «входным» порогом инвестиций и понятными моделями работы, которые можно реализовать в относительно короткие сроки. Достаточно лишь взять здание в аренду, оборудовать кабинеты, нанять врачей и начать оказывать услуги. Сегодняшние лидеры частной медицины начинали с этих простых шагов, впрочем, и сегодня на рынке преобладают поликлинические игроки.

В отличие от поликлинического, госпитальный сегмент требует в разы больше инвестиций и времени. Как правило, для госпиталей необходимо строить специальное здание. По этим причинам компании, которые имеют госпитальный бизнес, сегодня можно пересчитать по пальцам. Однако в последние годы ситуация меняется: на фоне насыщения рынка игроки с поликлиническими моделями начали задумываться о внедрении новых моделей или о дополнении уже существующих. С 2015 года инвестиции на рынке медуслуг стали идти именно в госпитальную часть: стационары активно открывают «Медси», «Семейный доктор» и другие компании. С точки зрения частных коек рынок постепенно становится более наполненным, и в будущем можно прогнозировать дальнейшее развитие этого сегмента.

Третье важное направление связано с уже упомянутой цифровой составляющей медицины. Потребители медуслуг становятся все более образованными с точки зрения доступа к технологиям, поэтому клиники вынуждены быть в тренде. Многие игроки стали задумываться, например, о том, как при помощи современных гаджетов перенести лечение пациента на дом, в более комфортные условия, и сократить количество дней, которые пациент проводит на госпитальной койке. К слову, сегодня в России этот показатель в среднем составляет 12 дней, в то время как на Западе всего 2-3 дня.

Наиболее активно инвестируют в медицинский бизнес частные инвестиционные фонды, которые, впрочем, редко берут контрольный пакет в проектах, и крупные непрофильные инвесторы. Последние используют здравоохранение для диверсификации вложений свободных средств со стабильным уровнем маржинальности. Кроме того, медицина открывает отличные возможности для масштабирования бизнеса: первый построенный объект может в дальнейшем развиваться как сеть медицинских учреждений.

Одна из самых перспективных моделей реализации инвестиционных проектов в сфере медуслуг – частно-государственное партнерство. И хотя в России в силу разных причин пока нет очевидных историй успеха, именно такой формат разделения рисков между частным инвестором и государством может в будущем стать стимулом для системной модернизации сегмента медпомощи. Одним из проектов является Московский международный медицинский кластер, который строится на территории «Сколково». Объем государственных инвестиций в кластер составляет около 10 млрд рублей, которые используются для строительства пилотных объектов – диагностического и терапевтического корпусов, а также сопутствующей инфраструктуры. Всего в кластере планируется построить до 15-20 объектов (преимущественно специализированных клиник) с привлечением в качестве операторов ведущих международных медицинских игроков. Потребность проекта в частных инвестициях оценивается в 90 млрд руб.

Такая модель должна стимулировать приток в российскую медицину иностранных игроков и инвесторов. Прежде всего, за счет особого правового режима. В 2015 году был принят федеральный закон ФЗ-160, который упростил систему регулирования медицинской деятельности для иностранных участников кластера и снизил административные барьеры, которые остаются существенным препятствием для прихода в сегмент крупных международных клиник и госпиталей. Согласно ФЗ-160, клиники из стран ОЭСР смогут применять в кластере протоколы, технологии и препараты без получения разрешительных документов в России. Также будут сняты ограничения для работы иностранных специалистов.

Читайте также:  Как открыть бизнес в Сербии

Дополнительными возможностями для инвесторов на территории кластера могут стать вложения в НИОКР, ориентированные на повышение качества лечения пациентов. Это, например, персонализированная медицина, которая предполагает разработку для каждого пациента индивидуального плана лечения на основе особенностей его организма, в том числе специфических генетических рисков.

В США в 2015 году на развитие «точной медицины» уже было выделено $215 млн, в России персонализированная медицина развивается в рамках «дорожной карты» HealthNet Национальной технологической инициативы. Другое перспективное направление – трансляционная медицина, которая предполагает ускоренное внедрение достижений фундаментальной науки в практику, сокращая путь «от исследовательской лаборатории до пациента».

Интересно, что приход в Россию медицинских учреждений мирового уровня позволит не только удовлетворить растущий спрос на медпомощь, но и может иметь серьезный социальный эффект для всего российского здравоохранения. Трансфер технологий и стандартов качества извне станет органическим процессом и позволит обновить модели оказания медицинских услуг, чего гораздо сложнее добиться внутренними усилиями системы.

«Вам что дороже – деньги или жизнь?»: Как платные клиники превращают в медицинские ОПГ

Пугая липовыми, но очень страшными диагнозами, аферисты в белых халатах заставляют людей отдавать последние сбережения и залезать в долги по кредитам, чтобы «излечиться»

Доводилось ли вам после посещения обычной поликлиники через короткий промежуток времени побывать в частном медицинском центре? Вы помните разницу?

Красивый интерьер, очень вежливый персонал: «Подождите немного, доктор скоро вас примет. А пока – почитайте-ка журнал. Вот, если хотите, кулер с водой, а вот – конфетки».

Единственное, обычно так же корректно добавляют: «Не забудьте оплатить приём в кассе. Принимаются и наличные, и карты».

Но далеко не во всех платных клиниках результат лечения оказывается таким, каким он должен быть. Запросто можно остаться и без здоровья, и без денег.

Варикоз вен лечили подушками

Совсем свежий пример: в декабре на Кубани силовики ликвидировали несколько фальшивых медицинских центров, которые, по сути, были шарлатанскими конторами, занимавшимися чистейшим обманом пациентов.

Работали эти клиники, разумеется, не на периферии, а в наиболее крупных и «денежных» городах – в Краснодаре и в Сочи. Во главе организации стояла компания из четырёх друзей, имевших к медицине очень далёкое отношение. Точнее – вообще никакого.

А схема была крайне банальной.

Медцентры были очень комфортными, резко контрастировали с государственными учреждениями. А клиентов (если всё называть своими именами) находили путём банального обзвона.

Людей приглашали для прохождения бесплатной диагностики сосудов, а также консультации врача-флеболога, – рассказала Царьграду официальный представитель МВД России Ирина Волк. – При этом и сами сотрудники не имели специального медицинского образования, и пациентов они обследовали на аппарате, не являющемся медицинским и не способном диагностировать какое-либо заболевание, в том числе варикозное расширение вен.

Медцентры были очень комфортными, резко контрастировали с государственными учреждениями. Фото: Gorodenkoff / Shutterstock.com

А далее всё просто. «Компьютерное исследование» неизменно выдавало наличие серьезнейших проблем с сосудами и венами.

«Заболевание будет прогрессировать! – сгущали тучи над головами и без того напуганных пациентов аферисты в белых халатах. – Промедление – смерти подобно. Если ещё немного подождать, то всё – конец, пишите завещание!»

Вариант «спасения» был ровно один. Согласиться на лечение в самом медицинском центре, под бдительным надзором «опытных специалистов» и, разумеется, с помощью оборудования, купленного там же. Изделия, которые предлагались для надёжного исцеления, преподносились как бренды известных зарубежных производителей, «давно зарекомендовавших себя на профессиональном рынке своим качеством».

В реальности это были матрасы, повязки и подушки с наполнителем из микросфер.

Уже позже сердечно-сосудистые хирурги (флебологи и ангиохирурги), которых привлекли правоохранители в качестве экспертов, чтобы они дали свою оценку способам «лечения» и использованным при этом «изделиям», чуть животы не надорвали от смеха. «Ну конечно, этой ерундой варикоз не лечат! Это же явный бред!» – хохотали они.

А вот людям было не до смеха. Убеждённые, что тянуть дальше нельзя и что каждый последующий день без помощи «медиков» может стать для них последним, они там же, в «центре», дрожащими руками заполняли ловко подсунутые им договоры на приобретение товаров и услуг в кредит.

Убеждённые, что тянуть дальше нельзя и что каждый последующий день без помощи «медиков» может стать для них последним, они там же, в «центре», дрожащими руками заполняли ловко подсунутые им договоры на приобретение товаров и услуг в кредит. Фото: Aleksandr Schemlyaev / Globallookpress

В сети ловкачей попались более двух тысяч (!) человек, а общая сумма причинённого им ущерба составила, по данным МВД, более 50 млн рублей. Нетрудно подсчитать, что с каждого потерпевшего брали в среднем по 25 тысяч рублей.

Буквально на днях оперативники задержали ещё троих участников преступного сообщества.

Жулики не щадят никого, их цель – просто заработать много денег

Впрочем, эта краснодарская медицинская ОПГ – далеко не первая в списке нейтрализованных правоохранительными органами только в нынешнем году. Бывали и более впечатляющие суммы и размах действий.

Вот, скажем, весной была раскрыта сеть клиник, действовавшая почти в десятке регионов страны: Москве, Санкт-Петербурге, Чувашии, Владимирской, Калужской, Рязанской и Ярославской областях. У руля стоял бывший уголовник. Но, в отличие от кубанцев, «специализировались» они не только на сердечно-сосудистых проблемах, а едва ли не на всём списке заболеваний из медицинской энциклопедии. И то же самое: круто обставленные офисы и, само собой, колл-центры с операторами, одолевавшими потенциальных клиентов предложениями пройти «бесплатное обследование». В желающих, понятно, недостатка не было – кому же не хочется, не потратив ни гроша, получить информацию о состоянии своего здоровья, да еще и на ультрасовременном оборудовании.

Словом, процесс шел активно. Липовые врачи ставили направо и налево несуществующие диагнозы и, соответственно, тут же предлагали избавиться от той или иной болячки. Причём не брезговали никем – ни пенсионерами, ни прочими льготными категориями. Например, одному чернобыльцу, зная прекрасно характер опасностей, которые поджидали ликвидаторов аварии на ЧАЭС в 1986-м, внаглую поставили подозрение на онкозаболевание.

Средний чек в конторах у проходимцев составлял порядка 60-70 тысяч рублей, но если они видели, что человек в состоянии внести больше, то и «диагнозы», соответственно, становились жёстче, а суммы – выше, достигая и 250, и 300, и 500 тысяч рублей. Действовали так же, как и их «коллеги» из Краснодара: пугали «приговором», делали заманчивое предложение о перспективном лечении и вынуждали оформлять кредиты. Пострадавших набралось более 11 тысяч, оставивших в сети аферистов более полумиллиарда рублей! Правоохранители в целом по стране провели полсотни обысков, сразу задержали 25 подозреваемых, но круг соучастников постепенно расширился.

Или вот группировка жуликов на Дальнем Востоке, имевшая офисы в Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре и Благовещенске: их фишкой стало заманивание, помимо обычных пациентов (в основном пожилых), ещё и людей молодого возраста – на косметологию и массажи. В действительности опять-таки это было шарлатанство: «лечили» массажёрами и металлическими пластинами. Сотни пострадавших, многомиллионный ущерб.

А недавно такой центр накрыли в Санкт-Петербурге: врачи без медицинского образования, диагнозы-пустышки, лечение нулевое.

Просто люди не верят государственной медицине. И бесплатное обследование – приманка

Ничего удивительного в том, что это процветает сегодня в стране, нет, – считает юрист Михаил Тумаков, специализирующийся на медицинской тематике. – Слишком высок уровень недоверия к государственной медицине – это раз. Второй момент – зачастую жулики имеют на руках реальные базы данных пациентов (то есть они откуда-то их умудряются получать, и вот на это следовало бы обратить внимание правоохранителям!) и точечно обзванивают своих потенциальных жертв.

Могут обращаться по имени-отчеству и приглашать на то самое «бесплатное обследование». А почему бы и не пойти?

Происходит опрос, выясняются обычные заболевания, свойственные этому клиенту, потом – быстрая сверка, буквально по трафарету, чем грозит развитие этих болячек в дальнейшем, и все: добро пожаловать в ловушку.

Человека ведут в некий кабинет, где стоит кушетка, над которой – чудо-аппарат с проводами, ведущими к монитору компьютера. На экране мелькает контур тела, какие-то красные и зеленые точки, появляются цифры, а в заключение, допустим, строится некая диаграмма, ничего в самом деле не означающая, но выразительно уходящая куда-то вниз. «Всё, дорогой вы мой человек! Неутешительные новости у меня для вас. Начало стремительно развиваться ваше заболевание, а в государственной поликлинике вас просто лечить не хотят, им это невыгодно, да и аппаратуры такой нет. Что делать – ну, если хотите, можно у нас» – так примерно захлопывается капкан.

Человека ведут в некий кабинет, где стоит кушетка, над которой – чудо-аппарат с проводами, ведущими к монитору компьютера. Фото: Nikolay Gyngazov / Globallookpress

Отправляясь в любой коммерческий медицинский центр, надо отдавать себе отчёт – буквально положить, что называется, это себе в голову: его задача – зарабатывать деньги, а не заниматься меценатством. Если клиника реально крутая и там работают высококлассные спецы, то каждая минута их деятельности, не направленная на получение выгоды, – это большие финансовые потери. Так что, даже приглашая на бесплатное обследование, медцентр преследует цель нарастить количество своих клиентов.

И результаты обследования могут быть корректными, просто преподнести их можно по-разному и выписать направление в аптеку.

Только давайте не забывать, что многие клиники имеют взаимовыгодное сотрудничество с фармацевтическими сетями – и направляют «бесплатников» именно туда, где налажены взаимоотношения,

– объясняет Михаил Тумаков.

Но тут уж – дело самого пациента, как быть дальше. Сходить, скажем, в обычную поликлинику и попытаться что-то выяснить либо самому залезть в интернет и по крайней мере ознакомиться с тем, что за диагноз поставлен и какие препараты назначены.

Читайте также:  Бизнес - план: риски и гарантии

У медцентра должна быть лицензия, а у врачей – профильное образование

Что же касается конкретно жуликов, то их прицел – это, во-первых, люди старшего поколения, поскольку меньше шансов, что они начнут перепроверять, а во-вторых, трендовые фишки – те же косметологические услуги и новые варианты терапии.

Здесь отличным примером можно назвать псевдокосметолога Алену Верди из Краснодара, прозванную «доктором Франкенштейном»: дама с чего-то решила, что она – пластический хирург, открыла клинику и делала операции женщинам. Итог – изуродованные пациентки.

Наш эксперт озвучил для читателей Царьграда несколько советов, как избежать уловок лжеврачей.

«Если поступил такой звонок с предложением «пройти обследование» – в 95% случаев это разводка, – говорит юрист Михаил Тумаков. – Ещё раз повторю: подобные реальные исследования отнимают массу времени и усилий специалистов, и такие маркетинговые ходы могут позволить себе лишь единицы медицинских центров. Поэтому первым делом надо проверить в интернете, кто именно вам звонит».

Для начала стоит просто скопировать номер, с которого поступил вызов, и отправить в поисковую строку любого агрегатора. Затем – название конторы. У неё как минимум должен быть сайт – хотя страницами в Сети, сделанными «на коленке» в интернет-конструкторе, сегодня никого не удивишь. Тем не менее – лучше уточнить. Но там должна быть медицинская лицензия, важнейший атрибут, который определяет, мошенническая контора или нет: в приложении к лицензии указываются виды медицинской помощи, которые разрешены к оказанию этим учреждением. Если там, скажем, указаны «терапия» или «транспортировка тяжелобольных», а предлагается «исследование онкологии», это, пожалуй, должно насторожить.

«И следующий ход – выяснение, какого уровня персонал там работает. Конечно, можно указать невесть что. Но на то и Мировая паутина, что можно всё найти. Вбиваем фамилию, должность, направление деятельности (специализацию), ищем отклики на сторонних (это важно!) профессиональных сайтах. Сегодня такую информацию можно найти практически по всем практикующим медикам», – рекомендует эксперт.

А уж если всё-таки довелось оказаться непосредственно в самой клинике и «консультант» прижимает, чтобы оформить уже платное лечение после бесплатного обследования, первым делом надо потребовать у администраторов лицензию: она непременно должна быть. И – опять же уточнить квалификацию врачей.

Так что на самом деле не попасться на удочку – не так уж и сложно. Но вот пожилых родственников всё-таки стоит предупредить, чтобы они самостоятельно не принимали никаких решений, а сначала посоветовались.

Бизнес в медицине

Объем рынка частной медицины в России в 2017 году составил 567 млрд рублей. За год он вырос на 10%, а еще годом ранее – на 8,4%. По экспертным прогнозам, к 2020 году рынок прибавит еще 31% и достигнет 744 млрд рублей – примерно столько же сейчас составляет объем IT-отрасли в стране.

Вес частной медицины в российской системе здравоохранения неуклонно растет. По последним официальным данным, доля коммерческого сектора составляет 24%, к 2020 году прогнозируется рост доли до 26%.

– Происходить это будет главным образом за счет увеличения стоимости медицинского приема и притока клиентов из бесплатной медицины, где снижается качество обслуживания по ОМС, – считает Юрий Карманов, генеральный директор стоматологической компании «Юнит» (Пермь).

Как отмечают в компании Ernst&Young (EY), частники рассчитывают на снижение доступности медпомощи по ОМС, низкое качество и уровень сервиса в госсекторе, понимая, впрочем, что на платежеспособный спрос аудитория государственных больниц значительно повлиять не сможет.

Кризис не пошатнул частный сектор российской медицины. Выручка клиник стабильно растет. По результатам исследования EY, в сложном 2016 году, несмотря на падение объемов оказанной медпомощи, оборот компаний увеличился на 11,6%, а в бизнес-сегменте на – 12,5%. Продажи услуг эконом-класса выросли не так значительно – на 7,6%. Больше повезло премиальным клиникам, показавшим высокий уровень операционной рентабельности – 37,3%. Как пояснили исследователи, это произошло за счет высокой стоимости услуг, увеличения пациентопотока и преобладания физлиц в его структуре.

«Одним из наиболее значимых негативных макроэкономических факторов, влияющих на рынок частных медицинских услуг, является падение реальных располагаемых доходов населения. Воздействие данного фактора усугубляется тем, что рост цен на медицинские услуги опережал динамику индекса потребительских цен. Инфляция останется ключевым драйвером увеличения объема рынка медицинских услуг», – говорится в исследовании компании КПМГ.

– Сфера медицинского бизнеса достаточно защищена устойчивым спросом населения, люди за здоровье будут готовы платить всегда. От медицинской помощи отказаться сложнее, чем от дорогостоящих покупок, поездок и развлечений, – отмечает медицинский маркетолог, PR-специалист, основатель рекламного агентства Medicalmarketing Анна Гущина. – В связи с недостатком финансирования в кризис и низкого качества обслуживания в государственных поликлиниках для частных клиник наступают времена возможностей.

Взрывного роста частной медицины пока не предвидится, но инфляцию он, вероятно, обгонит. По прогнозам компании КПМГ, в 2018 и 2019 годах рынок будет увеличиваться на 5,9% в год, а некоторые эксперты видят предпосылки для 10-процентного роста.

– Доля расходов консолидированного российского бюджета на здравоохранение постоянна и составляет 3,2-3,6% ВВП. Это значительно меньше реальной потребности и несравнимо меньше, чем в развитых странах, где эта цифра превышает 10%. При отсутствии развития государственного сектора бесплатной медицины у потребителя нет другой альтернативы, кроме частных клиник. Даже теневой сектор сегодня находится в некотором упадке. Пациенты не хотят рисковать своим здоровьем, зная о негативном опыте получения подпольных услуг, – комментирует Юрий Карманов.

Где высокая маржа?

В Ульяновской области индустрия платной медицины также развивается, несмотря на кризис. Но взгляды на ситуацию у игроков рынка разные. Наиболее позитивные комментарии звучат из уст представителей стоматологии, которая занимает половину объема всех платных медицинских услуг в стране.

– В Ульяновской области рынок частных медицинских услуг еще не насыщен и находится в стадии роста, а потому привлекателен для инвесторов. Да, платежеспособность населения региона невысока, но это не мешает клиникам получать большую прибыль, закупать дорогое оборудование и предоставлять услуги более высокого уровня, чем в государственных медучреждениях. Вносить изменения в расходы на медицинские услуги население Ульяновской области не стало. На здоровье люди экономят в самый последний момент, предпочитая «урезать» другие пункты своего бюджета, – говорит Вадим Бондаренко, управляющий партнер стоматологического центра «АИСТ+».

– В 2017 году жителей региона беспокоили финансовые трудности, и это не могло не сказаться на работе клиник. Ведь первое, на чем мы привыкли экономить, – к сожалению, наше здоровье. Из-за финансовой нестабильности людям приходилось выбирать более стандартные и экономичные услуги. Но при этом количество посещений по сравнению с 2016 годом росло, объем оказанных услуг значительно увеличился, – рассказывает заместитель директора ООО «Профидент» Ольга Тютюнник.

Стоматология, к слову, считается самым прибыльным видом медицинского бизнеса: рентабельность здесь достигает 50%.

– Это традиционно самая перспективная отрасль для развития бизнеса в сфере медицины. На фоне снижения доходов населения стоматологические клиники сегмента средний плюс и премиального сегмента демонстрируют неизменный рост рентабельности. Стабильный тренд этого направления обеспечивается бурным развитием детской стоматологии, связанным с увеличением рождаемости во всех регионах и социальной ответственностью родителей, которые готовы к высоким ценам при оплате здоровья и психологической безопасности своих детей, – подчеркивает г-н Карманов.

Помимо стоматологии (особенно протезирования и имплантации), высокомаржинальными видами медицинского бизнеса считаются пластическая хирургия и услуги в сфере вспомогательных репродуктивных технологий. В других отраслях платной медицины рентабельность не превышает 15%, и кризисные явления ощущаются сильнее.

– Статистика посещений ульяновских клиник говорит о том, что в последние полтора года практически у всех в той или иной мере идет спад, – отмечает Сергей Шушпанов, главный врач медицинского центра «Медгард-Ульяновск». – Аналогичная картина наблюдается и в Самаре. Причина, вероятно, в экономических условиях, связанных с кризисом и падением доходов населения. Поэтому, к сожалению, выручка у нас не растет, но мы по-прежнему самоокупаемы.

По словам Сергея Шушпанова, самые прибыльные направления «Медгард-Ульяновск» – гинекология, отоларингология, стоматология, педиатрия, диагностический цикл (функциональная диагностика, УЗИ, лаборатория), но в целом доходность направлений распределена равномерно.

Ульяновску недостает узкоспециализированных клиник в сферах гинекологии и отоларингологии. По опыту многопрофильных центров, эти направления весьма востребованы.

Большим спросом в частной медицине пользуются также магнитно-резонансная и компьютерная томография, услуги рефлексотерапии и остеопатии, массаж и косметология.

– Это связано с тем, что не все эти услуги можно получить по полису ОМС. МРТ и КТ доступны по полису, но только по определенным показаниям и в порядке очереди, – поясняет Анна Гущина.

Медицинский маркетолог также отмечает востребованность наркологической помощи на дому или в частных стационарах.

– Отдельные сегменты платной медицины, пользующиеся спросом, – педиатрия и вакцинация, – продолжает эксперт. – Многие клиники предлагают удобные детские программы, куда включены посещение детских специалистов, вызов врачей на дом, анализы на дому и многое другое, без очереди и быстро, что упрощает жизнь молодой мамы.

Ценятся на рынке и клиники, предоставляющие возможность оплаты услуг в рассрочку или кредит.

– Опросы потребителей показывают, что в последнее время при выборе клиники они тщательно анализируют рынок и выбирают более дешевые варианты базовых услуг. Вместе с тем в сегменте выше среднего развивается культура здорового образа жизни, стремление к профилактике и предупреждению заболеваний. Все большее число потребителей медицинских услуг в первую очередь интересуется полезностью процедур для поддержания здоровья, особенно в услугах для своих детей, – отмечает Юрий Карманов.

Жесткая конкуренция на рынке медицинских услуг, с одной стороны, является плюсом для клиентов: стремясь завоевать расположение аудитории, медцентры стараются предложить лучшее соотношение цены и качества. Обратная сторона этого процесса – стремление клиник сократить расходы, экономя на квалификации сотрудников, качестве расходных материалов и уровне оборудования. Что в свою очередь снижает поток пациентов, увеличивает долю нецелевых клиентов, приводит к нестабильной рентабельности.
Источник большинства проблем – в самой компании, а потому лучше всего приобретать готовый бизнес либо
постоянно изучать рынок, повышая уровень сотрудников и качество услуг, в один голос заявляют эксперты.

Читайте также:  Патриотизм согласно прейскуранту

– Восприятие общества к качеству медицины меняется. На первый план выходит правовая составляющая: пациенты все более настойчиво требуют соблюдения своих прав, и в большинстве случаев это обосновано, – считает Сергей Шушпанов. – Но иногда они неверно интерпретируют законодательные акты либо где-то услышанную информацию о том, что их права якобы нарушены. Чтобы избежать конфликтных ситуаций, клиникам стоит в первую очередь делать акцент на качестве оказания медицинских услуг.

Нередко крупные клиники с большими оборотами работают в ноль или даже в минус. Основная причина – неэффективная работа руководителей компании. Как отмечает г-жа Гущина, многие директора с медицинским образованием просто не умеют строить бизнес, потому что их призвание – быть врачами, а не предпринимателями.

– У частных клиник зачастую возникают сложности с приемом звонков: спрос на услуги подчас не соответствует их доступности, снижается возможность своевременно дозвониться. Это одна из самых распространенных жалоб в интернет-отзывах, – говорит Сергей Шушпанов. – И здесь многое зависит от возможностей клиники, от того, насколько правильно организован сервис, начиная с call-центра и регистратуры. Должен быть найден оптимальный баланс между количеством сотрудников и возможностью максимального удовлетворения спроса на услуги. В «Медгард-Ульяновск» много телефонных номеров, но эта проблема и нас не обошла стороной, поэтому мы задумываемся о выборе оптимального варианта использования телефонии и подключении виртуальной АТС. Другим шагом к повышению качества обслуживания пациентов по нашим планам станет совмещение обязанностей регистратора и кассира, что должно уменьшить очередь на кассе и устранить нервозность в «часы пик».

Конкурентная борьба на рынке частной медицины повышает роль маркетинга и менеджмента, когда клиники всеми способами стараются сохранить репутацию, развить бренд и продвинуть своих докторов. Регулярное обучение специалистов – обязательный пункт стратегии развития в этом бизнесе.

– Сейчас пациент стал другим, уже недостаточно иметь просто хорошую команду врачей и предоставлять полный спектр услуг. Пациент сам выбирает, куда ему обращаться, и на первом месте при выборе клиники стоят репутация, уровень сервиса, бренд клиники и врача. Развиваться в кризис будут только те компании, которые имеют грамотных управленцев, понимающих все тонкости ведения медицинского бизнеса. Благодаря высокой степени коммуникации такие клиники лучше других знают и понимают свою целевую аудиторию. В условиях кризиса они развивают программы лояльности, за счет чего сохраняют и постоянно приумножают количество своих пациентов, – рассказывает Анна Гущина.

– Открывая стоматологическую клинику в Ульяновске, мы учли платежеспособность жителей нашего города. За оказанием стоматологической помощи обращается каждый житель города, а значит, цены в стоматологии должны быть по карману людям от малого до высокого уровня достатка, – подчеркивает Ольга Тютюнник.

Большой проблемой российских коммерческих медучреждений считают работу по программам обязательного медицинского страхования. Тарифы, предлагаемые страховыми компаниями, намного ниже тех, по которым работают частные клиники, и не учитывают затрат на оборудование, обучение врачей и т.д. Поэтому иногда участие медицинской компании в программах ОМС убыточно и совсем непривлекательно вкупе с проверками и строгой отчетностью.

По мнению Анны Гущиной, эту проблему можно решить двумя способами. Первый – увеличить тарифы страховых компаний. Второй – предложить пациентам доплачивать стоимость услуги (если страховая компания не полностью ее покрывает) или обратиться в государственное медучреждение.

Несмотря на кажущуюся радикальность, эти меры вынужденные. Современные российские клиники подчас тратят семизначные суммы денег на покупку одной единицы оборудования, при том, что проработанной системы финансовой господдержки клиник, по мнению ряда экспертов, в стране нет.

– У молодых медицинских центров в России нет хороших условий для получения кредитов, нет средств для развития – закупки хорошего оборудования, рекламы, аренды или выкупа помещений. И они не могут конкурировать с клиниками, которые вошли в российский рынок с привлечением средств иностранных банков и инвесторов, – поясняет г-жа Гущина.

Очевидно, что проблему необходимо решать на государственном уровне, с задействием институтов развития бизнеса. Тем более что повышение качества медицины и увеличение продолжительности жизни населения декларируется как важнейшая национальная задача.

По правилам и без: сколько россияне тратят на медицину

По данным НИУ ВШЭ, деньги на медицину россияне тратят всё чаще. Сегмент платной медицины выходит из тени, из нелегального сектора — в официальный, и объём платежей становится всё более прозрачным. Сколько же денег россияне тратят на медицинские услуги?

Сегодня самые востребованные среди россиян платные медицинские услуги — стоматологические. К такому выводу пришли Полина Козырева из Института социальной политики НИУ ВШЭ и Александр Смирнов из Института социологии ФНИСЦ РАН, изучив данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ за 2009-2017 годы (в рамках него проводятся ежегодные опросы населения).

Причём в 2017 году доля тех, кто предпочитает лечить зубы за деньги (как в государственных, так и коммерческих клиниках), составила 44,8%. Cредний платёж за стоматологическое лечение в 2017 году — 9479 ₽. В коммерческом секторе платёж почти втрое выше, чем в государственном, а в сельской местности почти вдвое ниже, чем в региональных центрах.

Амбулаторно-поликлиническую помощь большая часть населения получает бесплатно. В коммерческие клиники и к частным врачам приходят только 13% тех, кто нуждается в лечении. Средний платёж за услуги поликлиник в 2017 году составил 3512 ₽.

Частными стационарами пользуется ещё меньший процент наших граждан. В 2017 году 95% тех, кто лечился в больнице, обращались в государственные и муниципальные медучреждения, в ведомственные — 2,8%, в частные — 2%. В последние несколько лет ситуация с обеспечением лечебного процесса в стационарах заметно улучшилась, говорится в исследовании. Сократились расходы пациентов на оплату пребывания и оказанную помощь, приобретение лекарств, шприцев, перевязочных и других медицинских материалов. Если в начале 2000-х годов менее 50% пациентов получали в стационарах всё необходимое для лечения бесплатно, то к 2017 году эта цифра почти достигла 80%.

При этом авторы исследования отмечают, что выбор между частной и государственной медициной напрямую связан с доходом пациентов, а в текущих условиях, заметно отличающихся от подъёма 2000-х годов, у последних нет возможности тратить на себя больше, чем раньше. И спрос на медицинскую помощь по прейскуранту тогда оказывается в первую очередь следствием сокращения масштаба и качества бюджетного сегмента: частных клиник становится больше, государственных — меньше, как и доверия к ним пациентов.

Для профилактики врачу в прошлом году показывалось около 17% россиян. Платить за него пришлось в 14,6% случаев. Средний платёж за такой осмотр составил 2595 ₽.

По данным исследования, россияне не пренебрегают домашним лечением. Эти расходы относятся к обязательным, на которых не принято экономить. Их размер практически не зависит от места жительства, уровня благосостояния, занятости или наличия семьи. Средняя сумма, потраченная на лекарства и материалы для лечения дома, в 2017 году составила 1 674 ₽.

Теневой сектор

Важный вывод, сделанный в исследовании, касается постепенного сокращения теневой оплаты медицинских услуг в государственных, муниципальных и ведомственных учреждениях. Теневая оплата медицинских услуг — это то, что проходит неофициально, а не через кассу согласно правилам или прейскуранту медицинского учреждения (при этом неофициально произвести оплату пациент может как деньгами, так и подарками).

Например, за период с 2009 по 2017 год доля тех, кто официально заплатил стоматологам за услуги, увеличилась с 52,6% до 61,3% (около 30% лечатся бесплатно), а в секторе нестоматологического амбулаторного лечения официальные платежи увеличились с 11,8% до 13,7% (порядка 85% пациентов такие услуги получают бесплатно).

Отталкиваясь от этих данных, можно сделать вывод, что изменилось очень многое, комментирует автор исследования, заведующая центром лонгитюдных обследований института социальной политики НИУ ВШЭ Полина Козырева. Улучшилась ситуация в здравоохранении, и отпала необходимость платить за самое необходимое.

« Люди же чаще платили не потому, что им хотелось, а потому, что у врачей тоже не было другого выхода (не было лекарств, материалов, средств гигиены и т. п.). Но официально всё это оформить было невозможно, — рассказывает Козырева. — Сегодня ситуация во многом иная: где-то лучше, где-то хуже, но везде сдвиги в положительную сторону. Строже стал и контроль за деятельностью работников медучреждений, поскольку стало больше порядка. Главное состоит в том, что раз люди стали платить неофициально меньше, значит, у них нет необходимости платить больше и чаще. За то, за что они вынужденно платили раньше, теперь платит государство. Как и должно быть » .

Однако в коммерческих клиниках теневой сектор по-прежнему остаётся значительным. Помимо официальной оплаты, 12% пациентов «благодарят» докторов неофициально деньгами или подарками.

Директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович отмечает, что далеко не каждый пациент рассказывает о своих теневых платежах и уж тем более не каждый врач, поэтому сделанные выводы требуют более глубокого изучения .

«Возможно, в коммерческих клиниках более откровенные пациенты, а в государственных — менее, — говорит Попович. — Судя по объёму жалоб, которые поступают в Росстрахнадзор, количество платных услуг не уменьшается, но и количество вымогательств тоже на высоком уровне. Просто пациенты об этом не всегда говорят».

Вероятность того, что в ходе опроса часть людей решили не афишировать факт неофициальной оплаты медуслуг, безусловно, есть, соглашается Полина Козырева: кто-то боится всего на свете, кто-то хочет выглядеть лучше. Но других методов получения достоверной информации в мире пока не придумано, говорит она. « Что касается того, что человек что-то не принял в расчёт, то и это возможно, — добавляет Козырева . — Вполне вероятны ситуации, когда человек отдаёт стоматологу деньги в качестве оплаты, но при этом не интересуется, провели эту оплату через кассу или нет. А может, у частного доктора вообще двойная бухгалтерия. Этого пациент знать не может » .

Чтобы не платить врачам, можно купить полис ДМС

Ссылка на основную публикацию