Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Чему учит нас история или Ещё раз про дефолт 1998-го

Научил ли чему-то дефолт 1998-го?

Ровно 20 лет назад – 17 августа 1998 года – разразился дефолт. Подобного масштаба кризис состоялся и в 2008-м. Сейчас 2018-й – время задуматься?

Владимир Рыжков, историк:

– Я был тогда депутатом Госдумы, и мне предельно ясны причины дефолта. Ситуация была иная. В 90-е годы Дума имела левое большинство, а правительство было ельцинским. Каждый год правительство приходило с бюджетом, а потом начинались хотелки коммунистов и аграриев, которые раздували бюджет и его дефицит. Для того чтобы закрыть дыру, правительство придумало государственные краткосрочные облигации (ГКО), начав наращивать пирамиду долга. Плюс к этому ранее упали цены на нефть до 8–9 долларов за баррель.

Олег Рой, писатель:

– Для моей семьи это был абсолютный крах. Бабушка откладывала себе и дедушке на похороны, в итоге этих денег не хватило, условно, даже на букет цветов. Я тогда работал директором школы-интерната для детей-сирот. Было непонятно будущее не только для себя, но и главным образом будущее дотаций. Сейчас у экономических проблем не тот масштаб.

Николай Сванидзе, журналист:

– Понятие «дефолт» тогда вообще никто не знал. Шок был больше не экономического, а политического рода. Правительство слетело, назначается новое правительство, Ельцин очевидно не в форме. Все понимали, что премьер – это кандидат в президенты. А на этом посту в один год сменились три человека. Ситуация сегодня достаточно критическая, но совершенно другая.

Михаил Грушевский, пародист:

– Помню, в 98-м звонили организаторы концертов и говорили: мы вам готовы заплатить, как раньше, но в рублях и по новому курсу. Даем, допустим, шесть тысяч рублей, но представьте, что это прежняя тысяча долларов. Но ничего, месяц пребывали в состоянии краха, потом адаптировались и начали сочинять анекдоты про обанкротившихся новых русских.

Материал вышел в издании «Собеседник» №32-2018.

Чему учит нас история или Ещё раз про дефолт 1998-го

17 августа 1998 года российское правительство объявило дефолт — приостановило выплаты по всем долгам. Но признаки надвигающейся катастрофы проявились раньше.

Внешний долг к 1998 году составлял 50 процентов ВВП. Росту внутреннего долга поспособствовали государственные краткосрочные облигации (ГКО). За каждый привлеченный с рынка рубль казне пришлось платить свыше 12 рублей.

Еще одной причиной стало падение цен на нефть. Они снизились до 8-10 долларов за баррель при себестоимости добычи и транспортировки 13-15 долларов. Упали цены и на другое отечественное сырье. При этом государство брало высокие социальные обязательства, но денег на них не хватало: бюджет хронически исполнялся с дефицитом от 5 до 8 процентов ВВП.

Окончательно добил нашу экономику финансовый кризис, разразившийся осенью 1997 года в Юго-Восточной Азии. Он привел к массовому оттоку капитала из России.

После объявления дефолта резко упал курс рубля. До кризиса за доллар давали 6 рублей, в сентябре — 15 рублей, а в январе 1999 года — 21 рубль. Российский ВВП сократился втрое — с 450 миллиардов до 150 миллиардов долларов. Капитализация фондового рынка «схлопнулась» с 200 миллиардов до 10-12 миллиардов долларов.

Разорилось большое количество малых предприятий, лопнули многие банки. Платежеспособность населения за год после дефолта сократилась в два раза. Инфляция подскочила до 84 процентов.

Впрочем, в конечном счете кризис привел и к оздоровлению экономики: девальвация рубля снизила давление импорта. А российские предприятия-экспортеры, несущие затраты в рублях, стали конкурентоспособными.

Укрепление реального курса рубля происходило в течение 7 лет — до 2005 года, когда курс достиг показателей 1996-1997 годов.

С 2000 года Россия избавилась от дефицита бюджета. Уровень госдолга снизился до 7 процентов ВВП. И это самый низкий уровень в Европе. За последние восемь лет экономика страны растет в среднем по 6,8 процента в год. Сегодня по размеру ВВП Россия вышла на десятое место в мире.

ТРИ ВОПРОСА ЭСКПЕРТАМ

1. Можно ли было избежать дефолта в 1998 году?

2. Возможно ли сейчас его повторение?

3. Какой урок мы извлекли из этого кризиса?

Александр Хандруев, первый вице-президент Ассоциации региональных банков России, в 1998 году — заместитель председателя Банка России:

1 Даже в той исключительно сложной экономической и финансовой ситуации, принимая во внимание огромный дефицит бюджета, высокую инфляцию и низкие цены на нефть, дефолта в 1998 году можно было избежать.

Неизбежной была только девальвация рубля и связанное с этим банкротство отдельных олигархических групп. А сам по себе дефолт — это чисто рукотворная процедура. Для его предотвращения нужно было принять решение о прекращении выпуска государственных кратко срочных облигаций (ГКО), ввести ограничения для бюджетных расходов и выпускать государственные ценные бумаги с доходностью не более 1-2 процентов сверх инфляции.

2 Сегодня повторение дефолта, на мой взгляд, невозможно. Но возможно другое: нестабильность на мировых финансовых рынках может вызвать «эффект заражения» у российской финансовой системы. Хотя внешний государственный долг заметно снизился, но зарубежная задолженность предприятий и банков растет, поэтому зависимость России от мировой финансовой системы довольно высока.

3 Основной урок дефолта 1998 года: избегать популизма в социальной политике государства и безмерного увеличения бюджетных расходов. Потому что доходы бюджета могут резко сократиться и расходную часть будет нечем обеспечивать. И второй урок — не становиться заложниками каких-то безусловных политических установок, например, победить инфляцию любой ценой. Потому что дефолт 1998 года — во многом результат рыночного авантюризма и догматизма. Нужно более гибко подходить к осуществлению политических решений в экономике.

Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы:

1 Здесь надо различать две ситуации: можно ли было дефолт предотвратить до кризиса в Юго-Восточной Азии и после этих событий.

Мне кажется, в первом случае его можно было бы избежать. У правительства еще было время активно заняться оздоровлением экономики. Но, после того как начался кризис в Юго-Восточной Азии и упали цены на нефть, дефолт стал совершенно неизбежен.

Для населения потери были тяжелые — за два года реальная зар плата снизилась почти на треть, реальные доходы — больше чем на четверть. Но именно снижение зар плат стало одним из основных факторов, который повысил конкурентоспособность российской экономики. После кризиса она начала быстро расти, и в конечном итоге в выигрыше оказались и работники. Хотя в 1998 году предвидеть это было трудно.

2 Сейчас повторение кризиса 1998 года невозможно. Основные риски, которые обычно создают кризисную ситуацию, это дефицит бюджета и счета текущих операций, низкая величина государственных резервов. Этих опасностей сегодня нет. К тому же рекордно высоки цены на нефть.

Однако и сегодня у нашей экономики есть слабые места, которые могут негативно проявиться в среднесрочной перспективе. Российская экономика перегрета и во многом ее рост зависит от цен на нефть. Как только они перестанут расти, торговый баланс и счет текущих операций довольно быстро станут отрицательными. Это создаст серьезные риски для устойчивости обменного курса рубля. Одновременно быстро растет негосударственный внешний долг, и в особенности — компаний с госучастием. Через несколько лет это тоже может стать серьезным очагом риска. Наконец, сохраняются проблемы в банковской системе. Крупнейшие банки вполне устойчивы. Но в то же время у нас достаточно много небольших слабых банков, не имеющих возможности пополнять свою ликвидность. Если ситуация не изменится, то в дальнейшем они и могут создать опасность для всей банковской системы.

3 Два главных урока, которые были извлечены из кризиса: нужно жить по средствам и быть готовыми к плохим сценариям. Россия сразу после кризиса радикально изменила свою макроэкономическую политику. И в новом поведении чувствовалось, что уроки не просто извлечены, но и хорошо усвоены. Для того чтобы быть готовыми к плохим сценариям и падению цен на нефть, был создан Стабфонд, сдержанно использовались нефтяные доходы.

Читайте также:  Сколько стоит входной билет на привлекательный рынок копченостей.

Правда, как часто бывает в подобных ситуациях, со временем уроки кризиса воспринимаются не так живо и уходят на второй план. По этому сейчас нам нужно учиться на чужих ошибках: смотреть, какие страны больше всего пострадали от нынешнего финансового мирового кризиса и не повторять их ошибок.

Валерий Миронов, ведущий эксперт Центра развития:

1 Да, если бы дефолт не объявили. Технически это было возможно. При этом можно было осуществить имеющийся на тот момент у правительства пакет мер и реструктурировать задолженность перед внешними кредиторами.

Но этого не сделали под давлением крупных компаний, которым девальвация была выгодна. И их точка зрения оказалась превалирующей.

2 Сейчас, когда мировые цены на нефть в десять раз выше, чем 10 лет назад, а золотовалютные резервы составляют более 0,6 триллиона рублей, это невозможно. Есть Резервный фонд, объем которого достигнет в этом году 3,5 триллиона рублей. А он, напомню, создавался именно как подушка безопасности на случай падения цен на нефть. Вот если накопленные резервы упадут ниже 100 миллиардов долларов (по нынешнему курсу — 2,4 триллиона рублей), то можно ожидать целенаправленных спекулятивных атак на рубль со стороны транснациональных финансовых компаний, чтобы его обрушить.

3 Урок в том, что сегодня финансовые власти страны проводят взвешенную политику. А это и сохранение золотовалютных резервов, и борьба с инфляцией и регулирование экономики с помощью антимонопольного законодательства.

«За три года курс доллара вырос в 20 раз». Вспоминаем дефолт 1998 года: почему он произошел и кто в нем виноват

И в Беларуси принято связывать этот период с большими экономическими потрясениями. Сегодня в рубрике «Неформат» мы попробуем вспомнить, каково нам жилось в нелегкое время, когда финансовую систему нашего стратегического партнера штормило так, что многих выбросило за борт. Так ли жестко прошелся торнадо российского дефолта по нашей экономике? И действительно ли был виноват в наших бедах на то время только «российский фактор»? Давайте разбираться вместе с непосредственным участником происходивших событий и, можно сказать, ликвидатором их последствий.

Кто это?

Николай Сергеевич Левенков стал свидетелем всех последних экономических кризисов современной Беларуси. С 1980 по 1994 год работал на различных должностях в Министерстве экономики. С 1994 года — в Национальном банке начальником отдела экономических исследований, после — начальником управления экономических исследований и монетарной политики и, наконец, заместителем начальника главного управления монетарной политики и экономического анализа. К 2012 году вышел на пенсию.

— Что же произошло 17 августа 1998 года?

— Если говорить простым языком, в этот день Россия пережила первый в своей новейшей истории дефолт. В то время, говоря о масштабах катастрофы, часто любили подчеркивать, что ВВП этой огромной страны в результате потрясений оказался меньше, чем у крошечных Нидерландов. Курс российского рубля обвалился сразу практически в шесть раз, и многие россияне из состоятельных людей превратились в бедняков. Понятно, что те, кто жили небогато, вообще оказались за чертой бедности.

Мое твердое убеждение заключается в том, что этот дефолт стал прямым следствием неправильной макроэкономической политики, которую вело правительство и Центробанк Российской Федерации на протяжении нескольких лет. В России долгое время искусственно сдерживался курс национальной валюты, дефицит бюджета закрывался продажей государственных ценных бумаг иностранным инвесторам. И вот, когда пришел срок возврата, начались проблемы.

Дефолт — это когда страна не может платить по своим долгам.

— А какие события на этом фоне происходили в Беларуси?

— Чтобы было понятно, давайте отмотаем время чуть назад и вспомним 1995 год, когда произошло ужесточение монетарной политики, в частности — волевым решением была повышена ставка по рублевым депозитам в коммерческих банках в целях стабилизации национальной валюты и цен. Да, курс рубля стал стабилен, за год изменился всего лишь на 8,5%. Благодаря тому, что процентные ставки стали положительные, люди начали сдавать валюту, класть деньги на рублевые депозиты.

При этом инерция инфляции была большой, и получилось, что в среднем за год цены выросли более чем в 6 раз. В следующем, 1996 году проводили жесткую монетарную политику. В результате к декабрю цены выросли всего на 36,2% — это был исторический минимум начиная с 1992 года.

В результате этих событий белорусские экспортеры начали терять большие деньги. К примеру, трактор МТЗ продавали за условные $10 тыc. Пока его производили и доставляли покупателю, цены в стране росли вместе с издержками на производство, и в результате трактор продавали фактически в убыток.

Дефолт 1998 года

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 22 Мая 2013 в 20:33, реферат

Описание работы

Я выбрал эту тему потому, что это событие было одним из важнейших крупных событий-катастроф конца XX века. В своей работе я постараюсь рассмотреть главные причины дефолта и разобраться в том, какие последствия он принес в экономику Российской Федерации и мировую экономику в целом и можно ли было этого избежать.
Весной 1998 года страна вкатилась в финальную стадию кризиса. Ежемесячные доходы федерального бюджета составляли 22 млрд. рублей, ежемесячные расходы 25 млрд. рублей и ещё 30 млрд. рублей ежемесячно должно было направляться на погашение внутреннего долга, не считая процентов по кредитам и внешним займам.

Содержание работы

• Цель работы
• Введение
• Предыстория
• Крах
• Последствия
• Причины
• А можно ли было избежать всего этого?
• Вывод
• Используемая литература

Файлы: 1 файл

Министерство образования и науки РФ1.docx

В частности, было признано неэффективным использование завышенного курса рубля в качестве антиинфляционной меры, и курс рубля стал фактически полностью формироваться рынком. Хотя это привело к краткосрочному всплеску цен, в остальном же данная мера оказала положительное влияние на российскую экономику. Российские предприятия, несущие затраты в рублях, стали более конкурентоспособными как на мировом, так и на внутреннем рынке. Кроме того, свободное формирование курса рубля облегчило накопление валютных резервов ЦБ РФ, что повысило стабильность финансовой системы страны. [9]

Также было смягчено монетарное регулирование. Власти полностью отказались от практики ограничения денежного предложения за счёт невыплат зарплат, пенсий, а также невыполнения обязательств по госзаказу и т. п. Так, с III квартала 1998 года по I квартал 2000 года объём задолженности по зарплатам бюджетникам сократился почти в три раза. Это способствовало нормализации ситуации в финансовой сфере и росту доверия к действиям государства. [9]

В постдефолтные годы значительно повысилась бюджетная дисциплина. Федеральный бюджет на 1999 год был принят с дефицитом в 2,5 % ВВП (для бюджета на 1998 год аналогичный показатель составлял 4,7 % ВВП). Было также решено отказаться от финансирования дефицита госбюджета за счёт крупных заимствований, поскольку данная мера с одной стороны не даёт нужного антиинфляционного эффекта, а с другой стороны подрывает стабильность экономики. Следствием этого стало снижение прибыльности инвестирования в ценные бумаги и соответственно повышение привлекательности вложений в реальный сектор экономики, что способствовало возобновлению роста производства. [9][10]

Действенной антикризисной мерой, осуществлённой российским правительством в первое время после дефолта, стало сдерживание роста цен на продукцию естественных монополий (электроэнергетики, ж/д транспорта и т. д.). В результате темпы повышения этих цен почти в два раза отставали от темпов инфляции по экономике в целом. Это стало дополнительным толчком экономическому росту и способствовало замедлению инфляции [9]

Читайте также:  Бизнес план агентства по переводу

Кризис в России так же оказал значительное влияние на экономическую ситуацию в ряде стран, прежде всего через сокращение экспорта этих стран в Россию. [9]

Была проведена девальвация национальных валют на Украине и в Казахстане. Замедлились темпы роста экономики в таких странах, как Белоруссия, Молдавия, Грузия, Литва, Латвия, Эстония. Произошёл обвал на фондовом рынке США. [8]

Иностранные держатели ГКО вступили в переговоры с российским правительством, однако выплаты по ГКО составили мизерную сумму (около 1 % от суммы долга). Основные потери понёс швейцарский банк CSFB, контролировавший до 40 % рынка. [8]

Финансово-эконмический кризис тяжело отразился на положении широких масс российского населения. Во многих районах страны стали привычными задержки выплат заработной платы и пенсий. В 1999г. Насчитывалось 8,9 млн. безработных, что составляло 12,4% трудоспособного населения России. Для смягчения обстановки правительство принимало меры по сохранению рабочих мест, вводились общественные работы.

Кризис отрицательно повлиял на демографическую ситуацию страны: уменьшилось население – к середине 1999г. Его численность упала до 145,9 млн, сократившись за десятилетие почти на 2 млн. человек

Таким образом, мы видим, что дефолт отрицательно повлиял на все сферы жизни общества и государства.

Конечно, первостепенной причиной дефолта 1998 года является невозможность осуществления государством выплат по ГКО, я думаю, что это и так понятно. А вот что вызвало именно эту неспособность? По изложенной мной в этом реферате информации я составил следующий список главных причин, скрывающихся за невозможностью государства осуществлять выплаты по ГКО:

  • Распад СССР способствовал усугублению и без того тяжелого экономического (и не только) кризиса и росту инфляции.
  • Тот же распад стал причиной политической борьбы между коммунистической думой с одной стороны и либеральным правительством с президентом с другой.
  • Из пункта «предыстория» ясно видно, что нельзя было вводить систему валютного коридора, так как нарушались все 3 условия, при которых он мог бы дать результат.
  • В том же пункте говорится об Экономическом управлении Президента РФ. Мне не понятно, почему к управлению не прислушались. Некоторые люди считают, что власти просто нравилось получать прибыль с ГКО, система работала, и никто не хотел останавливать процесс. Возможно это так, потому что другого объяснения тому, что президент отказался от принятия политики девальвации рубля, плюсы которой были бы видны почти сразу, я не вижу.
  • Так же одной из причин стал кризис в Юго-Восточной Азии.
  • Еще одна причина кроется в резком падении цен на энергоносители, которые составляли значительную часть российского экспорта.

Все это и привело к тому, что в августе 1998 года власти уже не могли выполнять свои долговые обязательства и держать рубль в узком «валютном коридоре»

А МОЖНО ЛИ БЫЛО ИЗБЕЖАТЬ ВСЕГО ЭТОГО?

Безусловно, можно было бы избежать дефолта, неизбежной была только девальвация рубля и сопутствующего банкротства некоторых предприятий. Я уже несколько раз упоминал Экономическое Управление Президента РФ и упомяну еще: если бы к докладу комиссии прислушались, перестали выпускать краткосрочные облигации и держать рубль в «валютном коридоре», страна обошлась бы без дефолта. Несмотря на то, что дефолт не вызвал долгосрочной депрессии, а наоборот, через небольшой промежуток времени на него смотрели больше как на неприятность, нежели на катастрофу, но и этого могло не быть. И уж если ситуация была такова, что кризиса не избежать, то его можно было бы смягчить, а для этого требовалось ввести лимит на иностранных инвесторов в ГКО.

Вопросы вызывает правомерность использования ГКО: размещение данных обязательств велось с неоправданно высокой доходностью (до 140% годовых), а краткий срок погашения не добавлял устойчивости этому инструменту, который представлял собой классическую пирамиду с известным концом. «Было непонимание руководства финансового блока в правительстве, не было понимания и у руководства Банка России, — говорит А.Хандруев. – Тогда мы пожертвовали страной ради интересов отдельных олигархических группировок».

Как отмечают эксперты Временной комиссия СФ, решения от 17 августа 1998г. готовились Правительством РФ без соответствующих консультаций с российскими экспертами, зато «велись консультации с руководителями иностранных финансовых организаций, имеющих свои интересы на российском финансовом рынке». Заметим, что на заседаниях Временной комиссии СФ по расследованию причин дефолта отказались выступить лица, которым фактически были предъявлены публичные обвинения в национальном предательстве. (Например: С. Кириенко, А. Чубайс)

Исходя из этого видно, что предотвратить дефолт власти могли, но отдельным лицам было выгоднее слушать «иностранцев» и сохранять всю ситуацию, до предсказуемого, но не видимого им конца.

«Дефолт»

Резко обострился экономический кризис — обвальное обесценивание рубля.

Россия шагала к дефолту широкой уверенной поступью не один месяц и даже не один год. Азиатский финансовый кризис, стартовавший в 1997 году, выступил лишь катализатором, а истинной причиной стала катастрофическая бюджетная ситуация на фоне крайне низкой собираемости налогов и стремительного падения цен на нефть.

«В 1997 году инфляция достигла 11%, то есть практически была подавлена. Следующий раз 11-процентная инфляция была достигнута только в 2005-2006 годах. Но в это время у нас был очень острый бюджетный кризис, большой дефицит бюджета и низкие сборы налогов. Огромные неплатежи и бартер в значительной мере были средством жесткой денежной политики, которую проводили власти, чтобы справиться с инфляцией», — вспоминает бывший министр экономики Евгений Ясин.

«Мне кажется, что тот риск, который реализовался в 1998 году, — прежде всего риск несогласованности бюджетной и денежно-кредитной политики. В условиях серьезного бюджетного дефицита поддержание валютного коридора практически обречено на провал», — считает Константин Корищенко, в 1998 году возглавлявший департамент Банка России.

Летом 1998 года российская экономика находилась в откровенно предынфарктном состоянии. Затраты на обслуживание госдолга составляли около 34% общих расходов бюджета и продолжали быстро увеличиваться на фоне фактически бесконтрольного роста доходности государственных краткосрочных облигаций (ГКО). Совокупный госдолг достиг 44% от ВВП (в том числе 26% — внешний). О профицитном или хотя бы бездефицитном бюджете и подумать было смешно. Азиатский кризис, вызвавший масштабный отток капитала с развивающихся рынков, окончательно «добил» российскую финансовую систему.

Судорожные меры, предпринятые новым правительством Сергея Кириенко такие, как обмен ГКО на еврооблигации, ситуацию спасти уже не могли. Не стоит забывать и о том, что исполнительная власть была связана по рукам и ногам сильной и в значительной степени оппозиционной Думой, которая блокировала многие предложения правительства, популярность которого на фоне многомиллиардной задолженности по зарплате стремилась к нулю.

ДЕВАЛЬВАЦИИ РУБЛЯ НЕ БУДЕТ

Девальвации рубля не будет. Это твердо и четко. Мое утверждение — не просто моя фантазия, и не потому, что я не хотел бы девальвации. Мое утверждение базируется на том, что все просчитано. Работа по отслеживанию положения проводится каждые сутки. Положение полностью контролируется.

Президент России Борис Ельцин, ответ на вопрос агентства «Интерфакс» 14 августа 1998 года

17 АВГУСТА

Утро 17 августа 1998 года не предвещало ничего зловещего. Редакционная летучка в агентстве уже подходила к концу, когда руководитель Службы политической информации предупредил нас, что сегодня может быть сделано какое-то важное правительственное заявление. Не успел я заварить чашку чая, как в начале 11-го принесли несколько факсовых страниц. Первые абзацы текста заявления правительства и Центробанка были написаны в лучших бюрократических традициях. Что-то насчет того, что «идя навстречу многочисленным просьбам трудящихся и в стремлении сделать рынок госдолга еще лучше», объявляется новый «валютный коридор», а в связи с этим на 90 дней приостанавливается выполнение обязательств перед нерезидентами по кредитам, сделкам на срочном рынке и по залоговым операциям. Слова «дефолт» не было, но все и так стало ясно»

Читайте также:  Производство мебели: как превратить хобби в бизнес

ХРОНИКА ПИКИРУЮЩЕЙ ЭКОНОМИКИ

7 июля ЦБ РФ прекратил выдачу банкам ломбардных кредитов.

9 июля в Москве завершились переговоры с МВФ, в результате чего Россия имела реальные шансы в течение 2 лет получить новые кредиты на сумму 22,6 млрд. долларов.

10 июля, комиссия ООН для Европы: «Девальвация рубля почти неизбежна и даже желательна. Она может предоставить российской экономике временное облегчение».

20 июля МВФ принял решение выделить России первый транш экстренных внешних займов в размере 14 млрдю долларов. Угроза девальвации рубля отступила.

24 июля ЦБ РФ понизил ставку рефинансирования до 60%.

29 июля директор Института экономического анализа Андрей Илларионов выступил с резкой критикой политики ЦБ РФ и призвал к скорейшему проведению девальвации рубля.

5 августа правительство приняло решение о резком — с 6 до 14 млрд. долларов — увеличении лимита внешних заимствований России в текущем году. Фактически такое решение говорит о невозможности финансирования бюджета из внутренних источников.

6 августа МБРР принял решение выделить России третий займ на структурную перестройку экономики в размере 1,5 млрд. долларов. На мировом рынке российские валютные обязательства достигли минимальных значений.

11 августа обрушились котировки российских ценных бумаг на биржах. Падение цен на акции в РТС превысило 7,5%, после чего торги были остановлены. Весь день банки активно скупали валюту, а к вечеру стало известно о приостановке операций целым рядом крупнейших банков.

12 августа резкий рост спроса на валюту привел к остановке межбанковского кредитного рынка и кризису ликвидности. У банков, которым были нужны большие суммы для выполнения форвардных контрактов, начались перебои с возвратом ссуд. ЦБ РФ снизил лимиты на продажу валюты крупнейшим коммерческим банкам, сократив свои затраты на поддержание курса рубля.

13 августа рейтинговые агентства Moody`s и Standard & Poor`s понизили долгосрочный кредитный рейтинг России. Состоялась экстренная встреча министра финансов Михаила Задорнова и зампреда ЦБ Сергея Алексашенко с представителями крупнейших российских банков. Правительство заявило, что поддержание валютного рынка и рынка государственных краткосрочных облигаций (ГКО) — дело самих банкиров.

14 августа у банков стали появляться первые очереди вкладчиков, желающих вернуть депозиты.

15 августа президент Борис Ельцин, отдыхавший на Валдае, прервал отпуск и вернулся в Москву. Премьер-министр Сергей Кириенко провел совещание с главами Центробанка, Минфина и спецпредставителем Кремля в международных финансовых организациях. Глава правительства дал поручение разработать меры по стабилизации ситуации.

17 августа 1998 года глава правительства Сергей Кириенко объявил о введении «комплекса мер, направленных на нормализацию финансовой и бюджетной политики», которые фактически означали дефолт и девальвацию рубля. На 90 дней приостановилось выполнение обязательств перед нерезидентами по кредитам, по сделкам на срочном рынке и по залоговым операциям. Купля-продажа ГКО прекратилась.

Одновременно с приостановкой выплат по ГКО ЦБ РФ переходит на плавающий курс рубля в рамках границ валютного коридора от 6 до 9,5 рублей за доллар. Курс рубля упал по отношению к доллару сразу в полтора раза.

В этот же день банки перестали выдавать вклады. На улицах выстроились очереди вкладчиков. ЦБ РФ сделал заявление, в котором объяснил: «проблема российской банковской системы состоит в том, что у большинства банков, особенно крупных, обязательства выражены в валюте, а активы — в рублях. В случае девальвации их ожидают очень большие дыры в балансе, не сравнимые с объемом форвардных обязательств».

18 августа Александр Лившиц подал в отставку с поста заместителя главы администрации президента, сказав, что «не смог уберечь президента». Международная система Visa блокировала прием карт банка «Империал», а остальным российским банкам рекомендовала приостановить выдачу наличных по картам. ЦБ заявил о намерении запретить банкам устанавливать разницу между курсом покупки и продажи валюты свыше 15%.

19 августа правительство без указания причин объявило о переносе принятия решения о порядке реструктуризации ГКО. Тем самым был продлен срок работы банков в условиях неопределенности (использована идея Франклина Рузвельта — недельные «банковские каникулы»; когда она закончится, можно будет легко отличить погибшие банки от выживших).

20 августа зампред ЦБ Сергей Алексашенко заявил об отказе от практики введения в банках временных администраций. Новая мера предполагала предоставление банкам кредитов под залог контролируемых ими блокирующих пакетов акций. Сергей Дубинин объявил, что Центробанк отныне гарантирует вклады населения во всех банках.

21 августа все фракции Госдумы выступили с официальными заявлениями о необходимости отставки кабинета министров. Visa разослала всем иностранным банкам письмо, в котором рекомендовала не выдавать наличные по картам ряда российских банков.

23 августа Борис Ельцин подписал указ об отставке Сергея Кириенко и возложил исполнение обязанностей председателя правительства на Виктора Черномырдина.

НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ

По расчетам, сделанным Московским банковским союзом в 1998 году, общие потери российской экономики от августовского кризиса составили 96 млрд. долларов. Из них корпоративный сектор утратил 33 млрд. долларов, население — 19 млрд. долларов, прямые убытки коммерческих банков (КБ) достигли 45 млрд. долларов. Некоторые эксперты считают эти цифры заниженными.

В результате девальвации, падения производства и сбора налогов в 1998 году валовой внутренний продукт сократился втрое — до 150 млрд. долларов — и стал меньше, чем ВВП Бельгии. Россия превратилась в одного из крупнейших должников в мире. Ее внешняя задолженность увеличилась до 220 млрд. долларов (165 млрд. долларов составили долги государства, 30 млрд. долларов — банков, 25 млрд. долларов — компаний). Данная сумма в пять раз превышала все годовые доходы казны и составляла почти 147 % ВВП. С учетом внутреннего долга различных органов власти перед бюджетниками и предприятиями по зарплате и госзаказу общие обязательства превышали 300 млрд. долларов или 200% ВВП. В то же время, по неофициальным американским оценкам, на Западе осело 1,2 трлн долларов российского происхождения, что было эквивалентно восьми тогдашним валовым внутренним продуктам РФ.

В августе 1998 года одномоментно рухнули все несущие конструкции бюджетной и кредитно-денежной системы России. До самых низких показателей упал сбор налогов. Темпы инфляции ускорились в три раза, что вместе с четырехкратной девальвацией еще больше обесценило доходы казны, граждан и предприятий.

Ряд российских банков не смог пережить дефолт. Так, Банк России отозвал лицензию у Инкомбанка, который входил в пятерку крупнейших банков России, однако во время дефолта 1998 года его признали банкротом и в банке ввели временное арбитражное управление.

По мнению экспертов, позитивным последствием кризиса 1998 года стало повышение конкурентоспособности российской экономики. Вследствие девальвации рубля цены на импортные товары внутри страны подскочили, а цены отечественных товаров заграницей упали, что позволило им занять рынки, которые они не могли занять раньше. Кризис 1998 года дал шанс отечественной промышленности набрать силу, отгородил ее от импорта и увеличил экспортные возможности. Оздоровилась и государственная политика, финансовый кризис заставил чиновников более ответственно относиться к бюджетному планированию. Малый бизнес осознал свою силу и стал развиваться в крупные предприятия. Главным результатом кризиса 1998 года эксперты называют отход экономики от сырьевой модели и развитие других отраслей экономики, которые до финансового кризиса замещались импортом.

Ссылка на основную публикацию