Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Белоруссия и ВТО не дадут подорожать российскому молоку в этом году

Создадут ли Россия и Белоруссия единый молочный рынок?

В начале апреля 2108 года стало известно, что Белоруссия и Россия в очередной раз решили обсудить планы по созданию единого продовольственного рынка. Как высказался начальник главного управления внешнеэкономической деятельности министерства сельского хозяйства и продовольствия Белоруссии Алексей Богданов, «мы предлагаем вместе работать, создавать единый рынок, вместе обеспечивать продовольственную безопасность нашего общего рынка, и потом уже думать о том, что мы будем завозить со стороны». При этом его российский коллега замминистра сельского хозяйства РФ Джамбулат Хатуов был не столь категоричен, заявив, что обе страны намерены приступить к созданию лишь единого рынка молочных продуктов. Как считают в российском ведомстве, на данный момент стоит ограничиться созданием единой компании по импорту белорусского сухого молока, квотированием поставок и регулированием внутренних цен, что поможет соблюсти баланс между интересами российских и белорусских молочных компаний. Позиция российской стороны в данном случае вполне понятна, так как взаимоотношения между двумя странами в торговле продукцией сельского хозяйства по-прежнему далеки от желаемых.

Первые эпизоды «молочной войны» между Белоруссией и Россией относятся еще к 2009 году, когда был введен запрет на импорт белорусского молока. Тогда сторонам удалось довольно быстро решить возникшую проблему, но с того времени в отношениях между Москвой и Минском осталась напряженность, которая после ввода антироссийских санкций стала только нарастать. Напомним, в августе 2014 года правительство России в ответ на санкционную политику Запада ввело запрет на ввоз продуктов из США, ЕС, Канады, Австралии и Норвегии. Позднее продовольственное эмбарго распространилось и на ряд других стран Европы, которым было запрещено поставлять в Россию мясо крупного рогатого скота и домашней птицы, свинину и рыбу, морепродукты, молочную продукцию, сыры, колбасы, овощи и фрукты, корнеплоды и орехи. 30 июня 2017 года Владимир Путин продлил ответные меры на период до 31 декабря 2018 года.

С начала ввода Москвой санкций Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россельхознадзор) стала тщательнее заниматься выявлением ввоза подсанкционной продукции, а так же продовольствия, не соответствующего заявленным в документации характеристикам и российским законодательным нормам. Оказалось, что наибольшие претензии у российского ведомства стали вызывать поставки с территории Белоруссии. За последние четыре года ситуация не раз доходила до серьезных обвинений и зачастую решалась лишь на уровне президентов двух стран. В Москве сначала подозревали, а затем и открыто стали обвинять Минск в том, что белорусские бизнесмены, а также государственные органы пользуются продэмбарго, экспортируя в Россию подсанкционные товары, а Россельхознадзор начал периодически вводить запреты на экспорт самых разных продуктов питания из Белоруссии. За последнее время наибольшую известность получили запреты на поставки говядины и говяжьих субпродуктов, молока и молочных продуктов, а также на ввоз в Россию яблок, томатов и пекинской капусты.

Параллельно с этим российская сторона озаботилась и проверкой качества белорусских продуктов питания, считая, что в Белоруссии как минимум не уделяют этому должного внимания, а как максимум попросту занимаются контрабандой, поставляя в Россию по поддельным документам запрещенное к ввозу продовольствие. Этот факт неоднократно озвучивался главой Россельхознадзора Сергеем Данквертом, который еще в декабре 2016 года заявил, что ввоз санкционных продуктов питания в Россию с белорусской территории не мог происходить «без участия властей». Например, за прошедшие несколько лет из Белоруссии поставлялась мясомолочная и овощная продукция якобы из «Бразилии» (первый инцидент был зафиксирован в 2014 году, когда в Россию пришло «бразильское» мясо, оказавшееся на самом деле европейским), «Черногории», «Сьерра-Леоне» и других стран, которые на самом деле не имели к этим поставкам никакого отношения. И до тех пор, пока поставки не превышали нормы приличия, в Москве закрывали глаза на действия своего союзника, давая, с одной стороны, заработать Белоруссии, а с другой — закрыть образовавшиеся на первом этапе санкционного противостояния с Западом дыры на российском рынке. Однако, как показали дальнейшие события, Минск решил не останавливаться на достигнутом, а после жестких действий со стороны Россельхознадзора и вовсе обвинил российских чиновников в преднамеренной попытке закрыть допуск белорусской продукции на рынок РФ в угоду «олигархам» и тем, кто, по словам Алексея Богданова, лоббирует «определённые интересы, в том числе и импортёров аналогичных товаров из третьих стран». Более того, в феврале 2017 года МВД Белоруссии по указанию Александра Лукашенко и вовсе было начало уголовное производство в отношении Сергея Данкверта и ряда сотрудников Россельхознадзора по подозрению в «распространении недостоверной информации для дискредитации белорусских производителей». Правда, необходимо констатировать, что начатая проверка на сегодняшний день так и осталась на бумаге.

2018 год не только не принес улучшений в белорусско-российские отношения в области поставок сельхозпродукции, но и наоборот — ситуация с начала года стала только ухудшаться. Россельхознадзор, начиная с 22 февраля, неоднократно намеривался ввести запрет на ввоз в РФ белорусского молока, сливок и молочной наливной продукции, которую используют в производстве российские предприятия, объяснив это её небезопасным содержанием. Если бы это произошло, то Белоруссия могла бы потерять солидную долю своей выручки. Если исходить из того, что в 2017 году республика поставила в Россию 299 тыс т несгущенного молока и сливок на сумму $ 227,85 млн, сухого и сгущенного молока и сливок на 183 тыс т на сумму $ 371,4 млн и сыворотки — 97 тыс т на $ 55,7 млн, то каждый день санкций обходился бы белорусским компаниям в примерно $ 1 795 тыс недополученной экспортной выручки в сутки. Действия Россельхознадзора Александр Лукашенко назвал «политическим инструментом», а затем и вовсе потребовал от своих подчиненных найти новые рынки сбыта. «Если Россия нас не понимает и понимать не хочет… Если они решили нас наклонять постоянно непонятно за что, тогда будем искать свое счастье в другом месте, поэтому ищите другие рынки. Нельзя на одном рынке все время сидеть», — сказал президент Белоруссии.

В конечном счете, Россельхознадзор после нескольких раундов переговоров с белорусской стороной решил не запрещать ввоз белорусской молочки в Россию, но потребовал провести проверку ряда предприятий республики. В результате последних выяснилось, что опасения Федеральной службы были не напрасны, а ведомство обвинило ветеринарную службу Белоруссии в мошенничестве. Последним ударом для белорусской стороны стал запрет от 10 апреля 2018 года на поставки живых свиней и свиноводческой продукции «в связи с обнаружением 8 случаев выявления генетического материала вируса африканской чумы свиней (АЧС) в готовой мясной белорусской продукции» ряда предприятий республики. При этом в Белоруссии, не смотря косвенные признаки наличия проблемы (массовый забой скота в некоторых хозяйствах страны) настойчиво заявляют о том, что эпизоотическая ситуация в стране находится под контролем.

Сложившаяся в настоящее время ситуация, по мнению ряда аналитиков, свидетельствует о том, что говорить о возможности создания каких-либо единых рынков продовольствия Белоруссии и России пока рано. Более того, согласно последним заявлениям российских чиновников, которые неоднократно просили руководство РФ закрыть местный рынок от белорусской молочной продукции, в России нет единого мнения о том, насколько подобный шаг поможет производителям двух стран перестать быть конкурентами. Тем более, что сегодня для этого нет серьезных экономических оснований. Так, известно, что в 2017 году 70% всего сухого молока, поставленного в Россию, пришлось на долю Белоруссии, а в целом 86% российского импорта молочной продукции шло из союзной республики (13,6% от всего белорусского экспорта в РФ). По мнению российских производителей и представителей министерства сельского хозяйства РФ, такие объемы и постоянный демпинг цен белорусскими производителями уже привели к серьезным проблемам у российских компаний, а потому запрет белоруской молочки мог бы простимулировать внутреннее развитие сельского хозяйства и переработки. Однако известно, что с 2014 по 2017 гг. производство молочного сырья в России выросло на 10,6%, но при этом объем потребления с 2015 г. сократился на 10−12%. Вместе с тем, на складах резко увеличились запасы сухого молока, что стало результатом не только внутреннего перепроизводства, но и излишнего импорта, спровоцированного, в том числе, слухами о предстоящем запрете импорта молочной продукции из Белоруссии. Нынешнее положение усугубляется и наплывом дешевого фальсификата. Однако попытки бороться с ним информационными методами, как отмечают эксперты, за последние годы приводили лишь к дальнейшему росту цен и еще более ухудшали ситуацию. Если же ввести полный запрет на белорусскую молочку, то недостающие объемы молочной продукции, несмотря на планы российских чиновников полностью закрыть рынок своей продукцией, скорее всего, просто будут завезены из других стран, где также наблюдается перепроизводство.

Читайте также:  Что покупают российские миллиардеры?

Стоит также иметь в виду, что в Минске с особой щепетильностью относятся к сельскому хозяйству, которое курирует сам Лукашенко. И любые негативные тенденции в этой области, куда белорусское руководство на протяжении десятилетий вливает многомиллиардные инвестиции и субсидии, расцениваются с точки зрения не экономики, а политики. К тому же необходимо помнить, что Белоруссия, в отличие от России, выступает в торговле сельхозпродукцией как своеобразное «государство-корпорация», так как большинство из 125 предприятий, поставляющих сельхозпродукцию на внешние рынки, являются государственными или включают участие государства (в белорусской реальности это одно и тоже). В РФ ситуация совершенно иная, что не позволяет на сегодняшний момент урегулировать возникающие трудности во взаимной торговле как по мясомолочной, так и по иной сельхозпродукции.

Исходя из вышесказанного, в настоящее время сложно говорить о перспективах единого продовольственного рынка двух стран. По мнению ряда аналитиков, его создание требует не только полного снятия всех внутренних ограничений, но и совместного контроля над экспортно-импортными потоками, а также проведения единой внешнеторговой политики. Учитывая сложность данных вопросов, длительность переговорного процесса и неуступчивость сторон, единственным выходом из данной ситуации является политическая воля высшего руководства двух стран. Вероятно, озвученные белорусскими и российскими чиновниками инициативы найдут свое продолжение в ходе предстоящих переговоров, как в рамках ЕАЭС, так и Союзного государства. Однако на сегодняшний день информации о том, что вопросы урегулирования взаимоотношений в области поставок сельхозпродукции из Белоруссии в Россию вышли на высший уровень, по-прежнему нет.

Западная редакция EADaily

Мясо и молоко в России подорожают

Только бедность граждан тормозит рост цен

Россиянам угрожает рост цен на мясо-молочные продукты из-за их подорожания во всем мире. Рост внутренних цен возможен, но мировые рынки здесь играют не первую скрипку, говорят эксперты. Гораздо важнее внутренние причины – в виде роста издержек производителей. Но сильного скачка цен скорее всего не будет. Многолетний кризис доходов населения РФ не позволит ему покупать подорожавшее продовольствие.

Продовольственная инфляция в 2019 году замедлилась до 2,6% в годовом выражении после 4,7% в 2018 году, об этом говорится в обзоре Минэкономразвития «Картина инфляции. Январь 2020 года». Отмечается, что начиная с августа 2019 года инфляция составляла менее 0,2% в месячном выражении с исключением сезонности. В декабре темп роста потребительских цен замедлился до 0,1% после 0,18% месяцем ранее.

Однако в мире наблюдается стремительный рост цен на продукты питания, и некоторые эксперты не исключают, что этот «пожар» может перекинуться и на Россию.

Мировые цены на продовольствие в декабре выросли до максимума с декабря 2014 года на фоне резкого подъема цен на растительные масла, сахар и молочную продукцию, сообщила Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (FAO). Больше всего индекс цен в декабре вырос на растительное масло, превысив показатель ноября на 9,4%. Это самый высокий показатель за последние 25 месяцев. Индекс цен на молочные продукты в декабре составил 198,9 пункта, что на 6,3 пункта (3,3%) выше уровня ноября. На 1,4% выросли зерновые.

Индекс мировых продовольственных цен Продовольственной и сельскохозяйственной
организации ООН (ФАО, в рублях) и цены на продукты питания по данным Росстата.
Расчеты Кирилла Тремасова

Судя по мировой динамике цен на продовольствие, россиянам в ближайшее время может угрожать рост цен на мясо-молочные продукты, удорожание которых носит наиболее устойчивый характер в мире, считает директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов.

При этом он отмечает, что в последние годы рост цен на продовольствие в РФ заметно отставал от роста мировых продовольственных цен (пересчитанных из долларов в рубли). «Это может быть связано со многими факторами – с увеличением производства продуктов питания внутренними производителями, со слабым потребительским спросом, со снижением качества продуктов питания на российском рынке», – пишет Тремасов. Эксперт отмечает, что зависимость внутренней продовольственной инфляции от изменения глобальной конъюнктуры все-таки сохраняется.

В России в 2019 году стоимость сырья для производства молока и молочной продукции уже выросла на 9%, соответственно увеличились цены и на готовую продукцию: питьевое молоко за год подорожало на 7%, кефир, ряженка, творог, йогурт и сметана – от 6 до 8%, мороженое – на 9%, полутвердые сыры – на 10%, сливочное масло – на 11%. В 2020 году эксперты не исключают дальнейшего увеличения цен на молочные продукты, но все же, по их мнению, мировые тренды – не главная причина такого роста.

Цена на молочные изделия в России находится в прямой зависимости от мировых цен, так как наша страна импортирует много молока, однако на рост стоимости конечной продукции у нас в первую очередь влияют внутренние факторы, сказал «НГ» директор Центра изучения молочного рынка Михаил Мищенко.

«Наш ценовой тренд соответствует глобальному, так как РФ является импортером молока. Цены катастрофически упали в 2017–2018 годах, после того как в ЕС отменили квоты на производство молока, а Китай сократил запасы сухого молока. Но в последнее время сошлось немало внутренних факторов, которые приводят к росту цен, – рассказывает Мищенко. – С начала прошлого года вырос НДС, наблюдался значительный рост цен на бензин, горюче-смазочные материалы. На затраты влияет рост цен на газ, электричество, мобильную связь. Введение цифровой маркировки в 2020 году также создаст дополнительную нагрузку: за каждый нанесенный на упаковку QR-код производители должны заплатить частной компании – Центру развития перспективных технологий – 50 коп., но с учетом логистики эта стоимость для потребителя может превратиться уже в лишние 2–3 руб. Такова цена вводимой правительством системы цифровой маркировки и прослеживания товаров».

1 ноября 2019 года стартовал заключительный этап электронной ветеринарной сертификации. На молоко, как и на сыры, масло и творог, будут оформляться сертификаты, позволяющие отследить движение товара. Эксперимент по маркировке молочной продукции продлится до конца февраля 2020 года, а с начала июня 2020 года маркировка станет обязательной.

Эксперт молочного рынка Марина Петрова рассказывала, что затраты переработчиков в связи с введением маркировки значительно вырастут, так как они должны будут за свой счет установить необходимое оборудование и заказать новую упаковку. По ее расчетам, для завода с объемом выпуска 200 т в сутки ежегодные затраты на «молочный акциз» составят 50 млн руб., то есть платежи вырастут на 20–25%. По мнению экспертов, внедрение сертификации и обязательной маркировки приведет к увеличению издержек производителей молочной продукции более чем на 30 млрд руб. в год.

Читайте также:  Общественные фонды: список, особенности

Директор Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Наталья Шагайда рассказала «НГ» об ограничениях, которые не дадут продовольственному рынку России сильно перегреться. «Я бы не прогнозировала значительного роста цен на мясо-молочные продукты, это связано с тем, что нет прогноза значительного роста доходов населения, – говорит она. – Более дешевые продукты по группам могут дорожать, потому что есть на них спрос из-за вытеснения из рациона более дорогих продуктов. Но без роста доходов поднимать цены – довольно бесперспективно».

Россияне просто будут меньше покупать, считает Шагайда. «Несмотря на то что в Китае огромные потери в свиноводстве, экспорт российской свинины туда очень затруднен. Без экспорта внутреннее производство будет насыщать рынок, а низкий платежеспособный спрос наших сограждан будут сдерживать рост цен», – поясняет Шагайда.

Эксперты не исключают, что тренд цен на продовольствие может меняться, но только как временная попытка пробить потолок. «Например, после августа 2019 года свинина и птица соревновались в росте цен, который мог быть и около 1% в месяц. Однако этот рост уперся в потолок спроса и цены стали снижаться», – напоминает Шагайда.

В понедельник эксперты Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) спрогнозировали сохранение роста производства молока и развитие молочного рынка в 2020 году в России. Эксперты отмечают, что по итогам 2019 года рост производства молока в сельхозорганизациях может составить 4–4,5% (официальные итоги пока не подведены), или 650–700 тыс. т. Это будет выше результатов 2017 года, когда прирост стал рекордным за последние как минимум 10 лет. Они отмечают, что, хотя коров в сельхозорганизациях стало меньше примерно на 60 тыс., их продуктивность повысилась почти на 6%.

Впрочем, несмотря на некоторые успехи производителей, нехватка молока в РФ все еще есть, и она во многом компенсируется импортом. По результатам 10 месяцев 2019 года общий объем импорта молочной продукции в натуральном выражении вырос на 12%, в стоимостном – на 26%, сообщает ИКАР. Правда, там отмечают и «определенные успехи» российской молочной отрасли в экспорте. Эксперты ожидают наибольших темпов роста в экспорте сухого обезжиренного молока (на 20% в натуральном и на 20–25% в стоимостном выражении), а также сыра и творога (на 5 и 20% соответственно). Отгрузки сухого молока растут в Казахстан, сыра и творога – в Украину и Узбекистан, частично – в Китай.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Импорт молочных продуктов достиг максимума за все годы продэмбарго

В январе—апреле 2019 года поставки в Россию молочных продуктов из-за рубежа выросли на 23% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, следует из отчета Национального союза производителей молока (Союзмолоко), с которым ознакомился РБК. За первые четыре месяца было ввезено 2,25 млн т молока и молочных продуктов на $865,6 млн. В денежном выражении рост составил 20%.

Поставки сливочного масла, сыров и творога в 2019 году достигли максимума после введения в 2014 году запрета на импорт молочных и других продуктов из стран, которые ввели против России санкции, констатирует Союзмолоко. Так, сыров и творога в январе—апреле было ввезено 84,5 тыс. т, а сливочного масла — 39,7 тыс. т. Импорт кисломолочных продуктов, сухого цельного молока и мороженого в 2019 году и вовсе находятся на историческом максимуме. Зафиксирован рост и в других категориях, за исключением питьевого молока, сливок, сырных продуктов и молочной сыворотки.

С 2013 года Россия, как свидетельствуют данные Союзмолока, постепенно снижала импорт молочных продуктов. Введение продэмбарго ускорило этот процесс. По итогам всего 2018 года импорт молока и молочной продукции в Россию упал на 20% и составил 5,69 млн т против 7,12 млн т годом ранее.

При этом Россия давно уже не обеспечивает себя полностью молоком: бывший вице-премьер Аркадий Дворкович говорил, что Россия недопроизводит «примерно 25%» от всего объема молока, необходимого для внутреннего потребления. В 2018 году дефицит сырого молока, по данным Союзмолока, составил 15%, а при производстве товарного молока дефицит оценивался уже до 20%.

Молочными продуктами Россию традиционно снабжает Белоруссия. По итогам первых четырех месяцев 2019 года на нее пришлось около 70% всего импорта в этой категории. Поставки из Белоруссии выросли на 7%, до 1,5 млн т.

В этом году импорт резко увеличили страны дальнего зарубежья, следует из материалов Союзмолока. Доля в поставках молока стран, не входящих в ЕАЭС, выросла практически в два раза и заняла до 28% объема. Поставки резко увеличила Новая Зеландия: если в январе—апреле 2018-го на долю этой страны приходилось лишь 3% импорта, то в этом году — уже 10%. Прирост обеспечило сливочное масло, основная статья новозеландского экспорта, а также сухое цельное молоко.

Значительно увеличился импорт молочной продукции из Уругвая (доля этой страны выросла с 3 до 7%), а также Аргентины (с 3 до 5%). Эти страны ввозят в Россию сухое молоко, сливочное масло, мороженое. Кроме того, Аргентина — второй после Белоруссии поставщик сыра, на ее долю приходится 4% поставок в этой категории (3,35 тыс. т за четыре месяца).

Одна из главных причин роста импорта, по мнению Союзмолока, — слабая позиция российских производителей готовых молочных продуктов: им сложно конкурировать по цене с импортерами. Из-за высокой цены сырого молока и недостаточно эффективной переработки в России себестоимость готовой продукции увеличивается, в результате «даже при конкурентных ценах на сырье готовая продукция российского производства в отдельных случаях оказывается дороже импортной», говорится в отчете Союзмолока.

В Минсельхозе полагают, что рост импорта молочных продуктов связан в том числе с ростом потребления, которое увеличилось за первый квартал 2019 года на 1,3%. Внутреннее производство молока также растет: за пять месяцев 2019 года сельхозорганизации произвели на 3,1% (или на 211 тыс.) больше молока, чем в это же время год назад.

О том, какие еще страны ввозят в Россию молочные продукты, какие есть преференции для импортеров из развивающихся стран и что думают по этому поводу отечественные производители, — читайте материал в «РБК Pro».

Новости Экономика

24.08.18

Темы дня , Все новости , Новости кратко

Из-за запрета на ввоз молока из Белоруссии могут подорожать кондитерские изделия

Производители кондитерских изделий опасаются, что из-за ограничений в отношении белорусской молочной продукции возникнет дефицит ключевых ингредиентов. В результате кондитеры могут сорвать исполнение контрактов перед торговыми сетями, что приведет к остановке предприятий и росту отпускных цен.

Вопрос об ограничениях импорта молочного сырья из Белоруссии поднимает Ассоциация европейского бизнеса (АЕБ), пишет «Коммерсант». В письме первому вице-премьеру Антону Силуанову, вице-премьеру Алексею Гордееву и главе Минсельхоза Дмитрию Патрушеву предприниматели указывают на важность для отрасли таких продуктов как сухое обезжиренное молоко (в том числе со специальными качественными характеристиками), деминерализованная сыворотка и других.

Российские производители сухого молочного сырья, аттестованные иностранными компаниями, не могут удовлетворить спрос. Отечественные предприятия производят в десять раз меньше сухого молока, чем поставляется с белорусских молзаводов. По данным Национального союза производителей молока, в категориях сухого молока и сливок, а также сыворотки на импорт из Белоруссии приходится до 90% от всего количества, ввезенного в Россию. Отдельные позиции, к примеру деминерализованная сыворотка для заменителей грудного молока, в РФ не производятся и ввозились из Белоруссии и Аргентины.

Читайте также:  Почему в бизнесе важны мелочи?

Для того чтобы заменить запрещенные к ввозу продукты, потребуются существенные денежные вливания, направленные на развитие производства, установка систем контроля и другие инвестиции. В АЕБ просят рассмотреть вопрос возобновления поставок молочного сырья с белорусских предприятий с положительной аккредитацией Россельхознадзора.

Перебои в поставках сырья будут иметь крайне негативные последствия, указывают эксперты. Не исключено повышение отпускных цен на кондитерскую продукцию, срыв обязательств, в том числе по экспортным контрактам, и остановка в работе крупнейших предприятий.

Москва, Служба информации РИА «Новый День»

Москва. Другие новости 24.08.18

Стивен Сигал откроет собственный бизнес в России. / Крушение угольной империи «кемеровского короля»: «наследство» Щукина делят его зять и юрист. / Нефтяная компания выпишет властям Югры чек на 80 млн рублей. Читать дальше

Россия и Белоруссия проведут консультации по молоку 26 февраля‍

Сказано: не пускать

Россельхознадзор в четверг официально заявил, что с 26-го февраля ограничит ввоз некоторых видов белорусских молочных продуктов в Россию. Это решение, отмечается в сообщении ведомства, связано «с продолжающимся поступлением небезопасной молочной продукции из Республики Беларусь в Российскую Федерацию».

В ответ белорусские власти высказали недоумение.

«Причины закрытия [возможности экспорта в РФ] неизвестны. Не понимаем, что произошло. Как можно ввести запрет на всю страну, ведь есть [определенные – ред.] международные процедуры», — сказал заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Белоруссии Леонид Маринич в беседе с РИА «Новости».

Позже он уточнил, что по телефону между сторонами была достигнута договоренность «о встрече и проведении консультаций в Москве 26 февраля».

В Россельхознадзоре «Газете.Ru» получить официальное подтверждение намеченных консультаций оперативно не удалось. Представитель ведомства сказал «Интерфаксу», что «пока запрет не введен, консультации не планируются». «После 26 февраля готовы обсуждать эту проблему», — добавил он.

Между тем, как уточняется в официальном сообщении российского ведомства, временное эмбарго коснется «молока и сливок пастеризованных, стерилизованных и ультрапастеризованных наливом; молока и сливок сухих, концентрированных, консервированных и сгущенных; сыворотки молочной наливной, концентрированной, сухой; концентрата сывороточного и молочного белка».

Россельхознадзор подчеркивает, что ограничения сохранятся «до проведения соответствующих переговоров с ветеринарной службой Республики Беларусь и урегулирования ситуации с обеспечением безопасности белорусской продукции».

Защитить своих

Данный шаг Россельхознадзора направлен, в первую очередь, на защиту внутреннего рынка молока,

полагает Вадим Семикин из Института коньюктуры аграрного рынка (ИКАР).

РФ импортирует огромные объемы сухого молока из Белоруссии. За два неполных месяца 2018 года республика дважды снизила экспортные цены на сухое обезжиренное молоко, в результате чего на российском рынке его ценовой уровень снизился до значений 2013 года. Отечественные предприятия не могут выдержать конкуренцию по цене, в итоге на складах скопились критические объемы сухого обезжиренного и цельного молока. Во многом по причине этих факторов рынок столкнулся с тем, что в январе-феврале резко упали цены на молоко-сырье, поясняет Семикин.

На складах отечественных производителей скопился большой объем российского сухого молока и концентратов, цена которого примерно на 7-10% выше белорусского, согласна гендиректор Petrova Five Consulting Марина Петрова .

Ограничение поставок позволит реализовать скопившиеся запасы и удержать цены на сырье от дальнейшего обвала, который для данного времени года не характерен, добавляет она.

В течение последних трех лет объем производства молока в России остается на уровне 30,8 млн т. Ранее глава Минсельхоза Александр Ткачев говорил о том, что дефицит составляет около 7 млн т. При этом большая часть импорта молочной продукции приходится на белорусских производителей. По оценке Ткачева, это позволяет белорусам зарабатывать ежегодно более $3 млрд.

Молоко будет дорожать

Эксперты неоднократно отмечали, что в ближайшие годы российские производители самостоятельно закрыть потребности россиян в молоке не смогут. Чтобы наладить производство необходимых 7 млн т сырого молока, необходимо нарастить дойное поголовье, создать инфраструктуру, закупить оборудование. Ранее объем инвестиций в этот сектор руководитель проектов практики АПК АО «НЭО Центр» Екатерина Михалева оценивала от 220 до 500 млрд рублей.

Такой объем капвложений и темп наращивания поголовья и надоев молока невозможно наладить за короткие сроки, поэтому еще какое-то время Россия точно будет зависеть от молочного импорта, в первую очередь от Белоруссии.

Ситуация с нынешним эмбарго никак не скажется на потребительском рынке, поскольку у нас неплохая ситуация с сырьем по ограниченным позициям,

отмечает исполнительный директор «Союзмолоко» Артем Белов.

Если запрет продлится месяц-полтора, то ничего особенного не произойдет, соглашается Петрова. Тем более что многие производители говорят, что рынок сегодня не выдержит даже минимального роста потребительских цен, добавляет она.

если запрет продлится дольше. В этой ситуации последствия будут тяжелыми — рынок ждет как минимум 40%-й рост цен на молочные продукты и новая волна фальсификата,

Однако эксперты сходятся во мнении, что до этого не дойдет и запрет продлится недолго. Либо Россельхознадзор в уже ближайшее время ограничит запретительные меры списком конкретных заводов, оставив импорт на том уровне, чтобы и спрос на российское сухое молоко вырос, и потребители не страдали.

Представители розничной торговли полагают, что данный запрет затронет их минимально, так как в сетях в основном реализуется российская молочная продукция. Так, в компании «ДИКСИ» уточнили, что доля белорусского молока в категории пастеризованное в сети менее 1%.

Яблоки раздора

Между тем, молоко и молочная продукция не единственный проблемный пункт в структуре российского импорта из Белоруссии. В частности, 13 февраля эмбарго было введено и на ввоз белорусских яблок — ограничения коснулись продукции более 30 предприятий республики.

Но в случае с яблоками решающим моментом стало не качество, а происхождение продукции.

Ограничения были введены, когда выяснилось, что на указанных белорусских предприятиях яблок попросту нет — то есть фрукты попадали на российские прилавки с территории третьих стран, в том числе тех, в отношении которых может действовать продэмбарго. По той же причине был запрещен ввоз на территорию России груш из Сербии.

Россия сливает молоко

Как правило, белорусские власти и предприятия придерживаются точки зрения, что Россия просто придирается, отмечает белорусский политолог Валерий Карбалевич, однако главная причина возникающих проблем в том, что подписанные в рамках ЕАЭС и Таможенного союза документы работают плохо.

Есть давнее нежелание белоруской стороны идти навстречу Россельсхознадзору в вопросах контроля качества продукции, а также невыполнение его предписаний, говорит Петрова.

«Ощущается, что у России и Белоруссии разные стандарты и правила — это не нормально», — подчеркивает эксперт. Так, в частности, Белоруссия, как и другие члены ЕАЭС, не подключилась к продэмбарго, введенному Россией, а через ее границу в РФ проникает контрабандная продукция. «Самим этим фактом запрограммирован конфликт, отвечающий за поставки продовольствия между странами», — уверена политолог

9 февраля Россельхознадзор также ввел ограничения на поставки колбасных изделий, произведенных рядом белорусских компаний.

Ввоз продукции был временно прекращен, поскольку в ней были выявлены остатки доксициклина. Также была обнаружена незаявленная ДНК крупного рогатого скота в готовой продукции из мяса птицы.

Ограничения распространились на ООО ИП «Инко-Фуд», усиленный лабораторный контроль был введен в отношении еще нескольких белорусских мясокомбинатов и компаний, поставляющих продукты питания на российский рынок.

На сегодняшний день Россельхознадзор применил ограничения на поставки либо установил режим усиленного лабораторного контроля в отношении более 50 белорусских продуктовых компаний.

Ссылка на основную публикацию